Новости

Красавицы сейчас не в моде

В народе говорят: в погоне за модой себя не уродуй. Но в кино житейская мудрость действует с точностью до наоборот: тут мода уродовать себя – явление постоянное, а когда дело касается красивых актрис - даже пикантное. Рано или поздно они решительно отдают свои безупречные лица на растерзание гримерам.

Ольга Сидорова (актриса): "Они делают это затем, чтобы почувствовать себя в другом имидже, чтобы показать не только свою внешнюю привлекательность, за которую их любят, и ценят, и воспринимают в кинематографе, но показать также, что у них есть что-то внутри, доказать это еще раз – но с совершенно иным лицом".

Под "иным лицом" можно подразумевать все что угодно. Дженнифер Коннелли, например, в "Играх разума" состарилась лет на 40 с помощью пластического грима. Жуткая прическа и отсутствие видимой косметики сделали Кэмерон Диаз неузнаваемой в фильме "Быть Джоном Малковичем". Но это небольшие жертвы. Другое дело, когда к обезображенному лицу и неуклюжему телу героини добавляется сложная трагическая судьба.

Наталья Петрова (актриса, режиссер): "Нужно иметь смелость играть страшную женщину, с комплексами, да еще и с такой судьбой. Во-первых, всегда роли, которые ты играешь, откладываются на тебе так или иначе. Ты всегда находишься в этом состоянии. Поскольку, бесспорно, у актеров неуравновешенная психика, то играть такие жесткие роли – это серьезный шаг. Мне кажется, что это очень сложно".

Вот такие роли уже требуют серьезной работы над собой. Накладной нос у Николь Кидман в "Часах" и вставная челюсть у Шарлиз Терон в "Монстре" здесь не самое страшное. Нередко в довесок приходится жертвовать самым дорогим - стройностью фигуры. Можно, конечно, и в этом случае обойтись чем-нибудь накладным, как Гвинет Пэлтроу, например, обходилась резиновым костюмом, чтобы сыграть толстушку весом в полтора центнера в ленте "Любовь зла". Но уважающие себя актрисы никогда не пойдут на такой обман – они будут честно отъедаться и толстеть взаправду. Рене Зеллвегер пообещали 15 миллионов долларов, если она для второго "Дневника Бриджит Джонс" потолстеет на три размера, что при ее росте в 160 см – катастрофа. Зеллвегер беспрекословно потолстела.

Рене Зеллвегер (актриса): "Чем больше ты себя меняешь, тем дальше ты отходишь от себя самой, от своего опыта – в пользу твоей героини. И, конечно, потом это вознаграждается".

И то верно – за талантливо и самоотверженно сыгранное уродство нужно и должно награждать актрис! И чем больше будет наград и почета, тем легче потом красавице переносить тяготы строжайшей диеты и изнурительные занятия в тренажерном зале.

По материалам программы "Синемания"