Новости

Матрица: Революция не удалась

Прежде чем поделиться впечатлениями после просмотра последней части трилогии, столь ожидаемой поклонниками "Матрицы", позвольте привести парочку классических определений слова, заявленного в названии, и, по замыслу создателей фильма, определяющего его стержень. Итак, посмотрим.

Революция (франц.) – переворот, внезапная перемена состояния, порядка, отношений; государственные смуты, восстание, возмущение, мятеж, крамолы и насильственный переворот гражданского быта (выдержка из словаря Даля).

Революция – резкое изменение в жизни общества, которое приводит к уничтожению старого общественного и политического строя (из Толкового словаря русского языка).

Поищем революционную ситуацию в творении братьев Ларри и Энди Вачовски.

Накануне похода в кинотеатр была просмотрена первая часть трилогии, дабы оживить в памяти философскую подоплеку существования самой Матрицы, а также припомнить, как главный герой Нео дошел до жизни такой, то есть стал Избранным. Впечатление осталось приятное. И даже смысл речей был ясен. Немного омрачала ситуацию память, в которой осталось ощущение некоторой неудовлетворенности после просмотра "Перезагрузки". Но отсутствие смысла во второй части фильма с лихвой компенсировалось потрясающими до основания спецэффектами. В общем, предчувствия были тревожные.

Гаснет свет, зеленые буквы и… Попробую обойтись без пересказа сюжета, поделюсь только отдельными мыслями, промелькнувшими в течение более чем двух часов демонстрации фильма.

Завязка сюжета (первые полчаса) вызвала легкое недоумение. Многозначительность Пифии, смачно вдыхавшей сигаретный дым, как-то не впечатляла. Затем пришлось "снять шляпу" перед братьями Вачовски, которые наверняка настоящие интернационалисты с большой буквы "И". Поскольку они в "Революции" представили буквально все нации и народности населения Земли. Разве что не было граждан с северных окраин. К этническому многообразию предыдущих фильмов добавилась индийская семья. Замечательно, но как я не ломала голову, догадаться, зачем они здесь, так и не смогла.

Кстати, ощущение полного отсутствия какой-либо логики, а уж тем паче привязки к действительно революционной в свое время идее матрицы, не покидало практически весь киносеанс.

Сцену, вызвавшую первое "хи-хи" в зале, долго ждать не пришлось. Кабина корабля повстанцев. Интернациональный экипаж в драных свитерах обсуждает свои дальнейшие бесперспективные действия. И тут в дверях Он – практически полубог – Спаситель – Нео! На глазах изумленных зрителей происходит обмен репликами.

Точно не воспроизведу, но выглядело примерно так. Нео (многозначительно): "Я знаю, что нам делать!" Тринити (послушно): "Что?" Нео (еще более многозначительно): "Нам надо сделать ЭТО!" Морфиус (послушно): "А что это за "это"?" И далее в таком духе. Вспомнилась школа для детей с заторможенным развитием. Вытирая слезы, я все же успела заметить, что Нео выпросил корабль (один из двух имевшихся в наличии) для какой-то там своей Миссии, забрал Тринити и был таков.

Что началось потом! Машины ворвались в Зион. Может быть, именно эту не в меру затянутую сцену, и принято называть революцией? Хотя по определению (см. выше), известному во всем мире, то, что происходило на экране, даже отдаленно не напоминало глобальную смену власти. Единственное, что доставило удовольствие в плане спецэффектов – роящиеся под куполом хвостатые охотники. Они были очень хороши, а люди почему-то жалости не вызывали.

Кстати о людях. Пока Зион агонизировал, второй корабль с экипажем мчался на подмогу. Управляла им барышня афроамериканского происхождения – Ниобе, кажется. Лихо рулила, надо сказать. Мужики падали в обморок, и их тошнило от скорости. В это же время в Зионе тоже две леди – светло- и темнокожая – ракетами разносили в пух и прах огромную буровую установку. В общем-то, героические женщины. Может, потому для подвигов выбрали представительниц слабого пола, что слово "революция" - женского рода?

В общем, сцена так называемой обороны наскучила довольно быстро. Речи Морфиуса душевного трепета и былого почтения не вызывали. И возник внутренний вопрос: "А где, собственно, Нео?" Ведь он выпал из повествования почти на час! Только подумала, а он тут как тут. Минуя подробности, о главном.

Наш Спаситель добрался до Самой главной машины. И предложил сделку. А может это и есть такая своеобразная революция? Он пообещал разделаться со Смитом, который стал неуправляем и, по словам Нео, угрожает самой сущности Матрицы. После некоторых раздумий я решила, что Смит – это что-то вроде компьютерного вируса. Самая главная машина тоже, видимо, так решила, поскольку они с Нео ударили по рукам. И Спаситель отправился в Матрицу, а охотники в Зионе угомонились и принялись тихо порхать вокруг обезумевших от страха граждан.

И вот появился Смит. Как же он был великолепен! Особенно, если помнить, что он - не человек, а компьютерная программа. Но ему не было равных в этом фильме. Вообще, его кратковременные появления на экране были настоящим праздником. Может, только для того, чтобы насладиться его пылкими речами, и стоило смотреть всю эту тягомотину.

Дальше все предсказуемо. Как исторически сложилось, Нео и Смит вступили в рукопашный бой. Бывший агент качественно отделал Спасителя и на земле, и в воздухе, под сильным ливнем. Но слегка ошибся в конце, недооценил, так сказать, противника. Его было жалко, потому что Смита совершенно очевидно подставили и сделали крайним во всей этой "Революции".

И все. Ни философии, ни спецэффектов, от которых замирает дух и кружится голова. Немного жалко Тринити, но она как-то сдала за период создания трилогии, бледная стала и совсем худая. Надеюсь, наконец-то отмучалась навсегда. Как и братья Вачовски, и все мы. Прощай, мир Матрицы. Такой захватывающий сначала и такой пресный в конце.

Собкор RUTV.ru