Новости

"Московская жара" - стрелять или снимать?

В английском языке глаголом “to shoot” обозначаются два разных действия: "стрелять" и "снимать". На съемочной площадке любого боевика и то, и другое приходится делать одновременно. Естественно, стрельба во время съемок чревата тяжелыми последствиями. Поэтому совместная российско-американская группа, создающая в столице боевик "Московская жара", предпочитает не будить лиха, и настоящее оружие использует лишь в случаях крайней необходимости.

Игорь Панин (постановщик трюков): "Пуля – дура, она может и в глаз попасть, и в ухо, и в рот, и даже в нос – были случаи…Потом, если это оружие не специальное, не киношное, а настоящие автоматы, из армии привезенные – то на близком расстоянии может вылететь часть пыжа. И были прецеденты, что пыжом глаз выбивает, порох под кожу влезает. Поэтому весь процесс надо обезопасить".

Готовясь к стрельбе, операторы и их помощники надевают очки, а на камеру ставят специальную защиту. При этом, расстояние между объективом и источником смертоносной очереди должно быть не меньше двух метров, иначе никакая защита не спасет. Но даже когда все возможные меры безопасности приняты, случаются мелкие осечки.

Александр Невский (актер): "У меня по сюжету в какой-то момент должны были закончиться пули в автомате. Я должен был увидеть, что у меня кончились патроны, выбросить автомат, достать два пистолета и идти дальше уже с пистолетами. А наш оружейник просто забыл про это дело. И у меня был полный магазин патронов. И вот первый паренек выскочил, я в него стреляю, он падает, а у меня пули не заканчиваются, я иду и продолжаю в него стрелять. Он потом ко мне подходит и говорит – у меня гильзы падали прямо на лицо, горячие. А режиссер сказал – какой-то ты жестокий в этом эпизоде получился, этакий Терминатор".

Только в одном эпизоде пули хорошего героя, Александра Невского, сразили целую дюжину плохих героев. Далеко не все падали и умирали так, как хотелось режиссеру. Поэтому временами он прибегал к весьма агрессивным методам внушения.

Джефф Селентано (режиссер): "Да, я кричал. Хотел заставить их реагировать, потому что каскадеры здесь, в России, не привыкли к актерской игре. В Америке все каскадеры умеют играть. А здешних ребят нужно "подталкивать".

Но тех, кто замертво вываливался за борт, подталкивать оказалось некому: режиссер не мог находиться в кадре, а у Александра Невского руки были заняты автоматом. Так что каскадеры прыгали сами – для них это дело привычное. Нырнул по команде, вылез, снял гидрокостюм, и через пять минут уже готов к следующему трюку. Ведь число каскадеров, в отличие от количества умерщвленных в "Московской жаре" злодеев, ограниченно. Поэтому многих пришлось "убивать" многоразово.

По материалам программы "Синемания"