Новости

У Умута, которого 10 лет выхаживала турчанка, нашлась родная мать?

Умут – парень, который стал известен всему миру благодаря самоотверженной турчанке из Анталии Гульсум. Десять лет она и ее родственники заботились о русском туристе, который попал в ДТП. Неделю назад Гульсум сообщила, что Умут в тяжелом состоянии в реанимации, и съемочная группа "Прямого эфира" была последней, кто увидел Умута живым: несколько дней назад его не стало. В студии программы – те, кому история безымянного русского парня перевернула жизнь: женщина, которая так и не успела назвать его своим сыном, и те, кого турчанка Гульсум вдохновила на материнский подвиг.

По официальной версии, 30 августа 2008 года Умут перебегал трассу Алания – Анталия, и его сбили сразу три машины, в том числе грузовик. Страшное ДТП лишило паренька не только здоровья, но и памяти. Гульсум, навещавшая в больнице сестру, увидела там изувеченного мальчика, пожалела его, забрала к себе, оформила опеку. Приемная семья дала ему имя Умут, что значит "надежда". Минздрав Турции оказал помощь Гульсум: материальную (уход и лечение стоили денег, которых у той не было) и правовую (помогли быстро оформить для Умута турецкое гражданство). Об этом лично распорядился президент страны. Социальные службы Турции искали подвох: они проверяли Гульсум днем и ночью, подозревая, что она в этой ситуации преследует свои цели, получает какую-то выгоду. Приходили с внезапными проверками. Но к уходу за Умутом нельзя было придраться.

В студию к Андрею Малахову пришла жительница Брянской области Лариса Анатольевна Глушкова, которая считает Умута своим сыном, хотя ей так и не удалось увидеть его в больнице и обнять его там. По ее словам, за день до смерти Игоря, как звали ее сына, у нее заболело сердце. Она говорит о нем только хорошее: не пил, не курил, занимался спортом, помогал ей, не грубил. 8 февраля 2000 года был гололед. Он не вернулся домой. Два с половиной года женщина была в тяжелейшей депрессии: в любом похожем мальчике ей виделся сын...

Когда Игорь пропал, милиция даже не стала вести расследование, говорит Глушкова. Она искала сына сама, все записывала в тетрадь, которой уже 17 лет. Четыре года назад ее дочь, которая все время пыталась найти следы брата в Интернете, увидела фото Умута в больнице, когда он был еще совсем юным и очень худеньким: именно таким он ушел из дома. После этого Лариса написала Гульсум, попросила выслать фотографии тела Умута. Гульсум сказала: "Зачем он тебе нужен, он все равно тебя не помнит, у тебя не хватит денег на памперсы". Тем не менее фотографии прислала – через неделю. На месте, где у Игоря было родимое пятно, Лариса обнаружила следы его удаления. Семья Гульсум отказалась показать ей Умута по скайпу. Они сказали: приезжайте в Турцию, подавайте в суд, и если будет ордер, мы его вам покажем.

Глушкова не знает, как ее сын попал в Анталию, но у нее есть показания свидетеля о том, что его готовят к поездке за рубеж для трансплантации органов. Однако позже свидетель от своих слов отказался и сделал вид, что Ларису не знает. Другие люди на ее расспросы отвечали: "Мы жить хотим, ты ничего не докажешь, не сможешь нас защитить". У нее записаны фамилии всех сотрудников МВД, которые знали, что произошло, но молчали.

Дочь Ларисы Александра Трошина тоже сразу узнала в Умуте брата Игоря. Она недоумевает, почему нет ни одного фото с места ДТП, и считает, что никакого ДТП не было – в больнице мальчик оказался именно как донор органов.

За прошедшие годы не только Лариса Глушкова узнала в Умуте своего сына: еще несколько женщин, даже из Америки, были уверены, что это их ребенок, и приезжали в Анталию. Среди них – жительница деревни Копылово Томской области Татьяна Куклина. Ее сын Паша женился, у него родилась дочка. А потом захотел свое жилье. Нашел работу – вахтовым методом... На запястье Умута она увидела швы – Павел резал себя. Татьяна надела на парня православный крестик – надеялась, что он вернет сыну память. Даже Гульсум тогда поверила, что Татьяна – родная мать ее Умута. И когда перед смертью Умут снова попал в реанимацию, Гульсум пошла в православный храм – поставить свечку за его здравие. О том же просили в тот день и мусульмане в местной мечети.  

В студии неоднократно звучали слова благодарности Гульсум и восхищения ею, ее материнским подвигом. А журналист Александр Гурнов выразил соболезнование всем женщинам, которые считали Умута своим сыном, и назвал сделанное Гульсум истинной народной дипломатией.

Почему после 13 лет бесплодных поисков и за четыре года после того, как Александра Трошина нашла в сети фото Умута-Игоря, ни она, ни Лариса Глушкова не съездили в Турцию? Намерены ли они добиваться генетической экспертизы останков Умута? Почему Татьяна Куклина, будучи уверена, что Умут – это ее сын Павел, не забрала его домой? Откуда президент Турции Реджеп Эрдоган узнал о ситуации с Умутом? Ответы – в программе "Андрей Малахов. Прямой эфир".

Новости