Новости

    Кадр из сериала "Челночницы"

    Создатели сериала о съемках

    Зоя Кудря (автор сценария):

    - Я взялась за этот сценарий с большим удовольствием: серьезная драматичная история, большая социальная тема. Хотелось поставить памятник нашим женщинам, спасшим страну. Да, я сама жила в это время, но никуда за товаром не ездила, потому что меня стопроцентно обобрали бы, был случай в этом убедиться. Но я с восхищением следила за моими друзьями, которые ездили челноками в разные страны – и в Турцию, и в Китай, и в Австрию. Везде было одно и то же: проверки на таможнях, тюки с товаром, дань приходилось платить. Им жгли палатки. А поставить новую стоило полторы тысячи долларов – безумные деньги по тем временам. И разорялись, и снова ездили, чтобы уже заплатить долги… Очень тяжелый бизнес. Я много разговаривала с теми, кто начинал свое дело простым челноком… Женщины вытащили все на себе. Тогда говорили, что челночников, как снайперов, можно узнать по шрамам на плечах. У снайперов – от приклада, а у наших женщин – от невыносимо тяжелых тюков.

    Мужчины замыкались в себе, пили, впадали в депрессию, иногда уходили в религию. А женщины ездили и торговали, бегали от бандитов, отбивались от рэкета. Весь удар на себя приняли… Я своих героинь люблю и жалею – родными стали, веришь в них абсолютно.

    Что касается выбора актрис – я сразу была просто счастлива, что Зою играет Ира Розанова. Мне так и говорили, что роль прямо на нее написана. И Светлана Иванова – просто вылитая балерина Элла!

    Юлия Краснова (режиссер-постановщик):

    - Когда мы начали снимать, то поняли, что это очень тяжело – приходилось постоянно следить за тем, что попадает в кадр, выбирать фоны, чтобы не нарушить историческую достоверность. Я уж не говорю про мобильные телефоны, которых тогда не было. Мы старались максимально воссоздать то время, зацепить какие-то детали, даже кубик Рубика есть в кадре.

    Клетчатые сумки и скотч сопровождали нас на съемках постоянно, это был самый расходуемый материал. Они очень сильно рвутся, кстати, эти челночные сумки. При подготовке к сериалу женщина-консультант рассказала нам, что руки у челночниц были постоянно порезаны скотчем, а мы не понимали – почему. Но когда стали снимать, и нам пришлось самим "скотчевать", заворачивать, утягивать все, утрамбовывать, чтобы вошло больше товара, тут мы и поняли, как скотч режет руки. Нам было необходимо все это делать, чтобы не врать в деталях, мы должны были понять, как это происходило…

    Настоящий герой – тот, чья история цепляет, чья судьба интересна. А здесь безумно интересна история каждого. Наша главная героиня – Ольга, она учительница, она столкнулась с проблемой – заболел ребенок, нужны деньги на лекарства. И ей предлагают поработать челночницей. Конечно, она соглашается. А дальше-то уже – как паутина! Выбраться из этого бизнеса практически невозможно. В сериале есть момент, когда она первый раз приходит на рынок, и ей нужно начать торговать. Как это трудно – произнести первое слово, будто влезть в чужую кожу…

    У нас в сериале – огромное количество пожаров, автомобильных и авиакатастроф, но дело ведь не в этих спецэффектах – дело в людях. Я думаю, каждый, посмотрев нашу историю, что-то вынесет для себя, что-то запомнит – или напомнит себе о том времени, о котором мы снимаем кино. Для одних это будет вспышка ностальгии, для других – страница истории. Мы вспомним тех, кто боролся, выживал, бросался на амбразуру – в войне за существование. А те, кто не знают про то время, пусть посмотрят.

    Ольга Цыба (художник-постановщик):

    - На сериале "Челночницы" в разные периоды работали разные художники-постановщики, но все мы решали одну задачу – воссоздать настроение 90-х. Это было безумное абсурдистское время – сейчас все по сравнению с ним такое аккуратненькое, причесанное… А тогда были не города, а свалки – буйство рекламы, растяжки над улицей, "зазывалки", "комки". И надо было передать этот дух времени! Мы искали или изготавливали сами киоски старого образца, скамейки, газированные автоматы. На самом деле, 90-е ушли настолько, что это трудно даже представить. Кажется, все это было совсем недавно, но не осталось практически ничего. Нет больше таких интерьеров, нет таких улиц. Посмотрите сами: любой дом уже изменил облик – проводка другая, батареи другие, пластиковые окна. И на улицах почти не осталось следов того времени: банкоматы, которых не было, повсюду другие бордюры, другая дорожная разметка, на всех зданиях – кондиционеры. В общем, стоит присмотреться – и понимаешь, что мы уже в совершенно в другой стране. А той, прежней, уже нет. Конечно, особенно это заметно в Москве. Поэтому, натуру для съемок рынка нам пришлось искать в Ростове-на-Дону. Рынок "Темерник" более-менее сохранился, но и там надо было бдительно убирать из кадра все приметы XXI века… Когда нам понадобилось использовать в кадре афиши музыкальных групп того времени, пришлось покупать права у музыкантов. Очень трудоемкой оказалась съемка в аэропорту – самый сохранившийся с тех пор – аэропорт Шереметьево, терминал Б. Но для кадра пришлось откатывать тяжелые бетонные столбики современного ограждения, один за другим. И потом ставить обратно... В общем, воссоздание духа времени – процесс нелегкий. Но оно того стоит.

                                                                                                                                                                                                                                                        

    Светлана Иванова (актриса):

    - Я сама в 90-е годы была маленькой. У страны был переходный период, и у меня был переходный период – я пошла в школу, у меня родилась сестра… Помню один момент, это был, наверное, год 91-й: мама меня забрала из детского сада, мы зашли в магазин – и там не было ничего! Вообще. Помню еще – по телевизору шла реклама женских костюмов "Том Клайм", и это было что-то невероятно яркое и красивое. Женщина об этом могла только мечтать – вот моя героиня одета примерно в такие костюмы. Я поняла, что это было такой мечтой 90-х… Я люблю слушать песни тех лет. Когда мы с Леной Пановой и Машей Порошиной ехали на съемочную площадку, мы просили водителя включать радио с этими песнями – для настроения. На съемочной площадке у нас было очень красиво. Понятно, что время было непростое – чумазое, непонятное, но при этом все равно нам было радостно. Конечно, мы хохотали, потому что, когда тебе красят губы перламутровой помадой с коричневым контуром, это абсолютно не вяжется с твоим нынешним ощущением прекрасного, но ничего не поделаешь! Такой была мода того времени. Мне кажется, наш сериал – гимн женской силе, мудрости, бесстрашию, и – отчаянности. Потому что только в отчаянии можно так рисковать и так много поставить на кон. Именно женщины стали символом этой эпохи перемен. Они не побоялись что-то поменять в своей жизни и жизни страны. Я думаю, наш фильм будет интересен людям, которые ностальгируют по 90-м, и тем, кто ненавидит эти годы, и тем, кто ничего про это время не понимает – как моя сестра, которая как раз тогда и родилась. Он будет интересен и непосредственным участникам событий, и тем, кто просто приходил на рынок купить себе новые ботинки, но не знал, что там происходит...