Новости

    Кадр из фильма "Чудо на Гудзоне" / Автор: filmpro.ru

    Клинт Иствуд снял "Чудо"

    Река Гудзон берет начало в Адирондакских горах, в нижнем течении она образует широкое, воронкой расходящееся в сторону океана устье, по которому пролегает граница между Нью-Йорком и Нью-Джерси. На Гудзоне стоят города Трой, Олбани, Гудон, Кингстон, в устье - Нью-Йорк. Первый европеец - итальянец Джованни да Верраццано - оказался в устье Гудзона в 1524 году, а спустя 85 лет реку, исследовал англичанин Генри Хадсон, в честь которого она и была названа. В 2016-м году реке суждено было стать одним из действующих лиц фильма "Чудо на Гудзоне", выходящего в прокат на этой неделе.

    Впрочем, героем Гудзон стал несколькими годами раньше. Если точнее, 15 января 2009 года. Тогда командир воздушного судна Челси Б. "Салли" Салленбергер (Том Хэнкс) и второй пилот Джеффри Б. Скайлз (Аарон Экхарт) посадили на реку Airbus A320-214: после столкновения самолета со стаей птиц, из строя вышли оба двигателя. Не просто посадили, а так, что все находившиеся на его борту 155 человек выжили. Не просто посадили - были обвинены комиссией в том, что сделали это безосновательно, поскольку самолет мог дотянуть до аэропорта. Все это пилоты описали в автобиографии "Самая высокая пошлина", по мотивам которой снималась картина "Чудо на Гудзоне".

    Кроме самой посадки, весь остальной фильм - это расследование с несколькими вкраплениями телефонных разговоров Салли с женой, пары флешбэков о его самолетной юности. Неспешный, немногословный ритм задан с самых первых кадров. Салли немолод, пожалуй, не слишком обаятелен и не всегда честен в мелочах, но, безусловно, сосредоточен на важном. Это умение не замечать быстротечного и концентрироваться на главном - такая немодная, но обязательная для мужчины способность. Всем своим обликом, манерой поведения, этими чертами Салли постоянно напоминает... Клинта Иствуда. Что, безусловно, не слишком удивляет, поскольку Иствуд был продюсером и режиссером картины.

    Поражает другое: в своем почтенном возрасте Иствуд не растерял глазомера, ему не изменили чувство меры и вкус, не предала выверенность действий. Твердой рукой он отсекает лишние кадры, вовремя добавляет драматические спецэффекты, пересыпая их незначительной порцией терминов (не слишком мало, чтобы не создавалось ощущения сказочной ирреальности, не слишком много из опасения переутомить зрителя). И, конечно, щедро отсыпает переживания и эмоции всех причастных к драме. Что немаловажно, режиссеру удалось не навязать собственного отношения, своего взгляда на произошедшее на Гудзоне - он максимально отстранился от тех дней, от происходящего. И, встав над ситуацией, принялся сухо излагать факты, добившись тем самым удивительного эффекта: зрительный зал оказался сопричастным людям, героям, событиям.

    Словом, Клинт Иствуд всего лишь снял настоящее кино. Обыкновенное чудо.

    Мария Свешникова, Russia.tv