Новости

    Кадр из фильма "Джульетта" / Автор: Взято с сайта FilmPro

    Тест на молодость и Альмодовара

    С момента появления в этом мире женщины по имени Ева принято считать, что в большинстве мужских проблем (да и женских заодно) виноват слабый пол. Об этом пишут в книгах. Страшной участи быть совращенным женщиной посвящаются музыкальные произведения, архитектурные. А уж фильмов, приносящих женщин на алтарь отношений, и вовсе не счесть. Но иногда, очень редко, в жизни происходят чудеса. И режиссеру становится интересно проследить, что же на самом деле произошло с женщиной, прежде, чем она совершила определенные поступки, что стало причиной ее действий. К представителям кинофеминизма можно смело отнести Педро Альмодовара. Не стала исключением и его последняя работа "Джульетта", выходящая в российский прокат на этой неделе.

    Уверенная в себе, состоявшаяся женщина по имени Джульетта собралась уезжать из Мадрида в Португалию. Навсегда. Чемоданы собраны, лишние вещи розданы. Все прошлые связи обрублены, оставлены, на каждой ниточке завязан узелок. На всех, кроме одной. Единственной, имеющей для нее значение. Джульетта ищет дочь, которая ушла из дома, исчезла много лет назад. Пора бы смириться и с этой потерей, но неожиданно на улице ее окликает самая близкая подруга дочери. Одно мгновение - и боль, которую Джульетта старательно изгоняла, вернулась на законное место.

    Впрочем, есть испытанное средство для излечения: надо выговориться. Сделать это трудно - у Джульетты нет друзей, которым она могла бы довериться настолько, чтобы рассказать о своей жизни. Она привыкла к одиночеству, но одиночество не предполагает душевного разговора. Зато историю своей жизни можно поведать дневнику. Джульетта садится за стол и начинает писать. С самого начала. С признания в страшном грехе.

    Не секрет, что существует кино очень национальное. Например, американцам невозможно объяснить, почему россиянам смешны шутки "Бриллиантовой руки". "Любовь" Ханеке в нюансах понятна только европейцам. Бывает "очень" французское, польское кино. И, безусловно, испанское. "Джульетта" буквально изобилует испанским контекстом, с непонятными поступками, темными страстями и недостойными приличного общества предсказаниями. Будут полыхать страсти, потекут слезы радости и горя, любовь и ненависть выйдут на битву за людские сердца.

    Скорее всего, Альмодовар сделал это совершенно сознательно. Режиссер, отлично понимающий нюансы международного кино, отлично знал, что он делает. Определенную часть аудитории непонятность образа жизни героев, безусловно, оттолкнет. Так всегда бывает у настоящих, стоящих фильмов. Их пытаются поймать на нюансах, приписать им вторичность, шаблонность, цитатность.

    Альмодовару безразлично чужое мнение: он скрупулезно воссоздает быт, настроения, эмоциональный и человеческий фон каждого времени и места, куда воспоминания отсылают героиню флешбэками. Два нехитрых приема - рассказ в рассказе и замена актрисы на более юную - срабатывают наотлично. Одно мгновение - и Джульетта снова молоденькая девушка, томящаяся в неясном ожидании перемен. И получает их в избытке, поскольку человек всегда обретает то, чего он хочет на самом деле.

    Никакого фарса, транссексуалов и пышного барокко, присущих режиссеру. Даже пара эротических сцен выглядят непристойно скромными для этого режиссера. Но обязательно будут женщины. Очень много. Самых разных. Но, по сути, одна. Понявшая и принявшая саму себя. Настоящая Джульетта. Выдержавшая испытание молодостью, жизнью, Альмодоваром. И принявшая решение жить.

    Мария Свешникова, Russia.tv