Новости

Николай Лебедев: Продюсер "Экипажа" иногда просто проклинал меня

"Экипаж" выйдет в прокат 21 апреля, но публику уже волнуют вопросы: "Зачем снимать ремейк такого хорошего советского фильма?"; "А не слишком ли много стало Данилы Козловского на наших экранах?"; "Неужели у нас в стране умеют делать нормальные спецэффекты?". Обо всем этом режиссер масштабного фильма, Николай Лебедев, рассказал автору и ведущему программы "Индустрия кино" Ивану Кудрявцеву в эксклюзивном интервью.

- В 90-е годы вышла отвязная американская комедия "Не грози Южному Централу, попивая сок у себя в квартале". Там есть такая шутка: герои решают, что подарить одному из друганов на день рождения. Один говорит: "Подари книгу!" "Зачем ему книга? У него уже есть одна!" Так вот, зачем еще один "Экипаж"?

- Я понимаю, что вы намекаете на связь с картиной Александра Наумовича Митты. Снять такой фильм я мечтал с самого детства и совершенно не рассчитывал, что что-то подобное может случиться, однако его невозможно повторить. Я совсем недавно пересматривал некоторые эпизоды - ну он гениальный! И он остался нетронутым. Я предостерег бы зрителей, которые рассчитывают сравнивать, потому что это совершенно бессмысленно: все равно, что сравнивать белое и толстое. У нас другая история, другие люди, другие персонажи, другие проблемы, все другое! Только намеки на катастрофу немножко отсылают к фильму Митты.

- Если ваш "Экипаж" так сильно оторван от создания Александра Наумовича, то зачем вам тогда понадобилось его благословение? Иначе как благословением от него нельзя назвать то, что он - приоткроем небольшой секрет - снялся в одной из сцен.

- Это было камео. Когда возникла идея как-то прикоснуться к фильму Митты, я очень боялся, но соблазн был велик, особенно когда Леонид Верещагин и Никита Михалков стали говорить: "Ну чего ты, давай, снимай!" Я пошел к Митте, которого я очень люблю, у которого я все время учусь и который знает, что "Экипаж" - моя любимая картина. И он увидел меня такого растерянного на пороге и говорит: "Ты что, собираешься отказываться? Даже не вздумай! Я тебе помогу, берись!" Он относится очень здраво и разумно к кинопроцессу. И, зная, что здесь не вопрос спекуляции, он понимал, что я не буду повторять его фильм, а буду искать что-то свое. И он действительно снялся в камео. Он приехал на съемки и очень интересно реагировал: "Как это у вас все! У нас все не так было! Как вы быстро работаете! Как это здорово!" Тогда я и сказал: "Александр Наумович, давайте присоединяйтесь к нам!"

- Я лично считаю, что ремейки - а вашу картину на горячую голову так многие будут называть - это то, что делает истории бессмертными. Что делает сюжет когда-то придуманный и воплощенный Александром Миттой бессмертным и заслуживающим повторных воплощений?

- "Экипаж" Александра Наумовича уникален тем, что впервые зрители узнали о том, что кино может быть настоящим захватывающим зрелищем. При этом зрелищем эмоциональным, зрелищем умным, зрелищем, которое делает тебя лучше. Митта считает, что он совершил ошибку, смешав жанры, а я вот думаю, что это его гениальное озарение. В детстве я, конечно, еле дожидался конца первой части: "Ну скорее бы взрывы, пусть взрывы, пусть горит!" Но сейчас я понимаю, что без этого кино бы не состоялось, потому что я влюблялся в этих героев именно во время первой части. И когда они оказывались в этой страшной, непонятной ситуации, я сопереживал им, как своим близким родственникам.

- А вы в кинотеатре смотрели фильм в первый раз?

- Конечно! И не один раз! Слава богу, тогда невозможно было взять потертый диск и смотреть что-то такое на маленьком экране. "Экипаж" был создан для гигантского зрелища, я помню это невероятное ощущение: единое дыхание зала, единую эмоцию, которая рождалась во время просмотра. Это то, что запоминаешь на всю жизнь.

- 2016-й год стал годом, когда я сбился со счета, в скольких фильмах занят Данила Козловский. Невероятно востребованный артист! И уже вторая картина, в которой он у вас снимается. Вы не боялись, что получаете на главную роль заезженного актера? 

- У меня было опасение, что мы можем повторяться. И у Данилы было такое опасение. Месяцев семь, наверное, мы решали, стоит или не стоит работать вместе. Мы репетировали, мы выстраивали роль. Нам было очень важно, чтобы Алексей Гущин, при том что внешне он вроде бы и похож на Валерия Харламова, был совершенно другой человек, с другими ценностями, другими поступками. Это самое сложное - когда герои вроде бы похожи, но при этом такие разные. Даня, по-моему, грандиозно справился с ролью. И я думаю, что он просто не может повторяться, потому что он растет и растет. Он ищет, он пытается раскрыть все свои грани, чтобы по-новому предстать перед зрителем. Мне тревожно, что у него нет выходных. Вообще. Мне тревожно, что когда он снимался в "Экипаже", допустим, он действительно выкладывался на разрыв аорты, ровно как и на "Легенде". Но при этом после "Экипажа" он еще и мчался на какие-то переговоры, на репетиции - он готовил концертную программу. Он спит по четыре часа в сутки, у него нет вообще выходных. Вот за это мне тревожно, потому что силы человеческие не безразмерны.

- Вы создатель одного из самых кассовых фильмов последней пятилетки - "Легенды №17". Дай бог, чтобы "Экипаж" обеспечил вам еще одно место в топе. Вам, как режиссеру больших, сложнопостановочных, очень дорогих проектов, должна как никому другому остро чувствоваться теснота нашей кинематографии. Мы - кинематография с великим прошлым, но сейчас мы - карликовая кинематография. У нас мало молодых суперзвезд, у нас снимается очень мало фильмов. Даже IMAX, который взял под крыло ваш проект, взял его не как мировую сенсацию, а так же, как берет большие зрелищные проекты в разных других национальных кинематографиях.

- Что касается молодых актеров-звезд, то когда Данила пришел на "Легенду №17", он не был звездой, и его очень долго не утверждали на главную роль. Так совпало, что он стал звездой после нашего фильма. У нас очень много хороших артистов, но не всегда у них есть возможность себя реализовать, потому что не всегда им это доверяют. На это есть объективные причины: гигантские деньги - большой риск. К сожалению, сейчас наша индустрия не на том уровне: она выстраивается как-то, выравнивается, но она еще не работает в полную мощь. На Западе, а особенно в Америке, это был процесс, который развивался годами, десятилетиями - у нас в 90-е годы все рухнуло. Поэтому делать вид, что мы вровень с остальными, или мы не вровень потому, что мы такие убогие - неправильно. Это наша непростая судьба. Американский кинематограф - сильнейшая индустрия. Они работали над этим очень долго и тщательно, они собирали таланты со всего мира. Они сублимируют все и не стесняются. Сейчас они пытаются использовать таким образом национальные кинематографии, и правильно делают. Я надеюсь, что "Экипаж" выйдет не только у нас, я даже знаю, что он выйдет не только у нас на экранах IMAX, а уж как он будет воспринят, я не знаю, потому что когда снимаешь картину, не думаешь, чтобы кому-то угодить, а думаешь о том, чтобы рассказать историю, которая волновала бы по-настоящему людей. 

- Леонид Ильич Верещагин - ваш продюсер - помог многим большим режиссерам реализовать их проекты. Есть, как мне кажется, такое чудо продюсирования: ты можешь нагромоздить уйму планов, но далеко на них все равно не уедешь, а продюсер - это тот человек, который помогает их реализовать. Сколько раз на этом проекте вы наблюдали это чудо продюсирования?

- "Экипаж" до такой степени сложнопостановочный, что подчас бывало сродни героизму идти на какие-то решения. Потому что, Бог его знает, - режиссер капризничает или нет? Может быть, что-то он просит на всякий случай? Вот он говорит про огромное количество съемочных дней, а вдруг на самом деле это можно сделать быстрее? А вот он хочет огромный самолет, но зачем ему взрывать огромный самолет? Дадим ему самолет поменьше… Верещагин иногда просто проклинал меня! А потом вдруг раз - и шел навстречу, и доставал гигантский самолет, с которым я мог делать что угодно. А это же сумасшедшие деньги, огромная ответственность, это тяжелейший груз! Он вообще человек очень сильный, жесткий, но он невероятно любит кино, как ребенок. Если ему что-то нравится по-настоящему, у него загораются глаза, на лице появляется счастливая улыбка, и в такие моменты я забываю про все наши споры и понимаю, что работаю рядом с удивительным совершенно человеком, который действительно делает чудо возможным.

- У вас вторая часть фильма разворачивается на тихоокеанском острове Канва. Почему там все в пуховиках?

- Да, северном острове, в районе Алеутских островов. Мы и не собирались делать летние платьица, но когда вышли на съемочную площадку, а был октябрь месяц, разумеется, как мне всегда везет, случилась зима настоящая, лютая: было минус пятнадцать и продуваемый всеми ветрами аэродром. Так что в кадре актеры еще более или менее легко одеты. Но если бы вы видели их на репетициях, когда они были замотаны с ног до головы! Это было испытание для всей группы, я уж не говорю о том, что это полтора, а то и два месяца ночных съемок - а это значит, что никто практически не спит. Это непросто. Так что на нашем веселом тихоокеанском острове нам пришлось несладко.

- Расскажите о команде, которая делала для вас спецэффекты и визуальные эффекты.

- Компания CG Factory под руководством Александра Горохова - это одна из самых сильных наших компаний на сегодняшний день. Они просто творят чудеса! Всем почему-то кажется, что компьютерная графика - это так, нажать кнопку и все. Но для меня это второй съемочный период. Мы сейчас как раз заканчиваем работу - сидим на студии без выходных уже два месяца и расходимся каждый день после двух часов ночи! Ребятам пришлось столкнуться с массой проблем, они до сих пор усиленно их решают. У них есть и лава, и извержения вулкана, и землетрясение, и проваливание взлетных полос, и пролет самолета сквозь вулканический пепел, кульбиты в воздухе сумасшедшие - каждый кадр нужно решать, и всегда создается что-то заново, они пишут новые программы. Но самое главное, что даже если они пользуются чем-то уже знакомым, соединяя какие-то неожиданные ингредиенты, они создают новый эффект. Так что это настоящие художники, творцы.

- Хочется спросить о Владимире Машкове. Мне посчастливилось видеть его как-то раз на съемках, я был под большим впечатлением от того, что он с собой делает, чтобы влиться в роль и правдоподобно передать все, что вписано в образ сценарием. Это актер, который к себе беспощаден. Честно признайтесь - вы писали сценарий под него или выбрали его в результате проб?

- Я не могу сказать, что на него писалась роль, нет это было не так. Я ему позвонил и сказал: "Есть сценарий, почитай". Он прочел, ему понравилось. Он сказал: "Давай проведем пробы, а?" И я поразился этой просьбе, потому что я-то понимаю, насколько это важный процесс, но наши актеры зачастую нервно относятся к пробам, ибо для них этот момент как бы унизительный: вроде как их испытывают на актерскую прочность, проверяют их уровень. На самом деле значение-то проб не в этом. Они помогают понять, найдем ли мы общий язык, чувствуем ли мы друг друга, складывается ли тот контакт, который необходим для работы. И Машков пришел на пробы, и я видел, как он волнуется! Это было так интересно! Я и сам волновался очень, потому что я с ним первый раз был на площадке, но мы сразу почувствовали друг друга, и сразу стало понятно, что все будет отлично. Он, конечно, грандиозный артист, но помимо этого он потрясающий человек. Он никогда не испытывал меня на прочность - всегда сам подставлял плечо. И он никогда не капризничал. А были реально тяжелые съемки: минусовая температура, и Машков в кителе под ледяным дождем. И, как вы понимаете, - это не три минуты, это смена! Хоть бы он что-то сказал! Или когда его подвешивали, чтобы он по тросам передвигался - это очень тяжело физически, и это 12 часов - караул! Хоть бы раз он пожаловался или показал свое неудовольствие! Никогда. Всегда в форме, всегда готов к работе. Я еще раз убедился, что звезды, вопреки представлению о них - это вовсе не капризные надутые персонажи. Все большие звезды, которых я снимал в кино, в работе самые легкие и комфортные люди.

- Мы обязательно с вами еще пообщаемся, когда фильм уже выйдет на экраны. А сейчас я просто пожелаю вам, чтобы с "Экипажем" случилось то, что я однажды наблюдал в Сочи на "Кинотавре". Там есть программа "Кино на площади": темная южная ночь, полная площадь смотрит "Легенду №17". Я стоял за забором, потому что внутри нельзя было место найти, и рядом со мной на дерево залез мальчик, чтоб смотреть кино. А внизу стояла его мама. И он говорит: "Мам, смотри, сейчас 5:1 будет!" Я желаю, чтобы ваш новый фильм так же смотрели. 

- Спасибо, но пусть не залезают на деревья, пусть приходят в кинотеатры!

Фильм Про