Новости

Влюбленный Шекспир стал мужем Николь Кидман

Раскрывать чужие семейные тайны - самое постоянное развлечение человечества, узаконенное в веках. Кто только не пробавлялся этим - от любопытной Варвары до мисс Марпл. Единственное условие - тайны должны быть настоящими. Такими, чтобы их тщательно оберегали от чужих глаз: тогда каждому добропорядочному соседу захочется узнать, что от него скрывают, и докопаться до самого дна. На этой неделе в прокат выходит психологический триллер "Чужая страна" режиссера Ким Фаррант.

В австралийском Новом Южном Уэльсе появляется ничем не примечательная британская семья Паркер. Стандартный набор - отец, мать и двое детей. Мэтью (Джозеф Файнс) работает в небольшой забегаловке, Кэтрин (Николь Кидман) занимается домом, дети-подростки ходят в школу и стараются гармонично слиться с толпой местных хулиганов. Как и полагается всем детям из непримечательных семей.

Однажды Кэтрин, проснувшись, понимает, что проспала все на свете, начиная с собственных детей. Видимо, они решили ее не будить, сами собрались и ушли в школу. А потом не вернулись. Они не пришли домой и к вечеру, и тогда к поискам подключилась местная полиция в лице Рэя (Хьюго Уивинг). Ищут и добровольцы. Но дети просто исчезли. Растворились без следа.

"Порочные игры", "Кроличья нора" - очевидно, Николь Кидман очень нравится сниматься в драмах, являющихся одновременно психологическими триллерами, построенными на препарировании отношений внутри одной семьи, даже одной женщины. Каждый сконцентрирован на страданиях героинь Кидман - она почетная звезда этого жанра. И "Чужая страна" - не исключение: Кэтрин-Николь будет выяснять отношения с членами своей семьи и с соседями, непоследовательно обвиняя всех их то в равнодушии друг к другу, то в избыточной любви.

Приходится констатировать, что это амплуа дается актрисе с большим трудом. Пытаясь изобразить страдания женщины, убитой горем от исчезновения детей, актриса враз превращается в истеричку, которая интересует только сама себя, площадную хабалку. Так что любой диалог с каждым персонажем превращается в испытание для зрителя: стараясь оттянуть на себя внимание от остальных актеров, актриса переигрывает настолько, что видеть это неприятно.

Рядом с ней постепенно скукоживаются, перестают играть даже старавшиеся поначалу Файнс и Уивинг. Они обреченно понимают, что Кидман надо просто дать возможность делать, что она пожелает, и забыть об этом дурном эксперименте навсегда.

Что еще хуже, героиня рассуждает о проблемах семьи и любимых детей как заправский доморощенный психолог, которому все безразличны и важно лишь отработать полученный гонорар. Будет и полупостельная сцена - секунд на восемь. Вернее, целых три сцены. Каждая следующая хуже предыдущей. Впрочем, убогость этой части фильма - проблема, скорее, не актрисы, а режиссера и сценариста.

Кроме того, они встроили в сюжет непонятные видения, воспоминания, мутные потоки уродливых пейзажей, подростковые стихи. Все это было щедро приправлено налетом мистики, покрытой мглой песчаной бури. Наивное искусство аборигенов, призванное украсить фильм, в сочетании с псевдоискусством стало плоским, картонным, убогим. Исправить их представление о семье, стране и мире не сумели даже лучшие актеры.

Что же семейные тайны? Раскрытие их делает жизнь интереснее и ярче. Но лишь при одном условии: когда их скрывают, а не торопятся расчехлить перед каждым в отдельности и всеми сразу. Когда тайна известна всей деревне, пусть даже самой маленькой, в самом забытом Богом уголке мира, она перестает быть секретом. Нужна ли она? Выбирать зрителю "Чужой тайны".

Мария Свешникова, Russia.tv