Новости

    Кадр из фильма "Шпионский мост"

    Мы простимся на мосту

    В 1962 году на Глиникском мосту в Берлине произошел обмен Рудольфа Абеля на Фрэнсиса Гэри. Остальные обмены советских и американских разведчиков в годы холодной войны происходили здесь же, за что мост окрестили шпионским. Отдавая дань памяти, Стивен Спилберг снял последние кадры своего политического детектива "Шпионский мост" на месте этого исторического события.

    Однажды к художнику Рудольфу Абелю (Марк Райлэнс) в его неуютную, почти нищенскую квартирку ворвались представители спецслужб США. Абель абсолютно спокоен: он не понимает, чего от него хотят и в связи с чем арестовали. На допросах Абель отказывается признать улики, свидетельствующие о его шпионаже в пользу СССР. Впрочем, у американцев тоже не все гладко на советской земле: пилота самолета-разведчика U2 Фрэнсиса Гэри взяли с поличным. И отлаженная в эпоху процветающего сталинизма система допросов в любой момент может дать нежелательный для США результат – Гэри признается даже в том, чего не совершал. Обе страны понимают: уничтожить шпионов можно. Но есть шанс вернуть Гэри и Абеля домой.

    Место выбрано подходящее – Берлин эпохи возведения стены, разделяющей город не просто на две части – на два мира. Осталось выбрать того, кто организует обмен. Доверительное лицо. Выбор ЦРУ пал на неприметного бруклинского адвоката Джеймса Донована (Том Хэнкс), специализирующегося на делах о страховании. Тем более что адвокат уже в курсе событий, поскольку именно ему поручено представлять интересы Абеля в суде. С одной стороны, Донован в ужасе от перспективы отправиться в непредсказуемый советский Берлин. С другой – у адвоката там свои интересы.

    События 1962 года не один десяток лет тревожили американский кинематограф. Еще в 1965-м Грегори Пек хотел сняться в роли Донована. На роль Абеля тогда утвердили Алека Гиннесса, а автором сценария был выбран Стирлинг Силифант. Тем не менее компанией MGM было принято решение не лезть в политику в самый разгар холодной войны. Возможно, потому, что стали бы известны детали, замечать которые было невыгодно. Например, тот факт, что мирный уездный страховой адвокат Джеймс Б. Донован в годы Второй мировой войны работал в Управлении стратегических служб (предшественнике ЦРУ), созданном Франклином Рузвельтом и Уильямом Джозефом Донованом. Так что его выбор был отнюдь не случаен: Донован-младший был неплохо подготовлен к решению поставленной перед ним задачи.

    О достоинствах или недостатках фильма с точки зрения его художественной ценности говорить довольно трудно: Спилберг никогда не скупился на эпические формы, не стал ими жертвовать и в данном случае – подготовил безупречную картинку. Ради выбранной цели он изменил немало известных фактов, а некоторые и вовсе опустил. Так, по сюжету не ясно, где, как прокололся Абель. В фильме лишь показано, как он получает из КГБ шифровки, спрятанные в десятицентовые монетки. В кадре мелькают здания, которых не было в 62-м, на крышах домов красуются спутниковые антенны. А вот Донован опускает пару монеток в телефонной будке и с легкостью дозванивается из Берлина в Америку. Впрочем, самая вольная интерпретация произошла с Берлинской стеной: режиссер "забыл", что на самом деле ее построили не зимой, а в августе. Что возвели стену фактически за одну ночь – по сюжету это было долгое и мучительное строительство, во время которого толпы людей ходили в гости или просто прогуляться из одной части города в другую. Правда, их иногда, развлечения ради, гэдээровские солдаты расстреливали.

    Спилберга не смущает "легкое" искажение фактов. В конце концов, и Александр Дюма считал историю вешалкой, на которую писатель вправе набрасывать в произвольной форме разную одежду, приукрашая ее деревянный остов. Так что режиссер упорно двигался вперед.

    Дело в том, что продюсер и режиссер Стивен Спилберг из года в год снимает кино про одно и тоже. Вариации могут быть самые разные, но все его фильмы – это пропаганда (отличного качества, но именно пропаганда) Америки как единственной свободной и демократической страны и американского образа жизни как единственно правильного. Ни у единого зрителя не должно возникнуть сомнений, что американские семейные, культурные, моральные ценности – лучшие в мире: благодаря им в мире появляются настоящие герои. Лишь ради этого им снята сцена расстрела перелезающих через стену мирных немцев, которую видит потрясенный Донован. В финале, уже вернувшись в Америку, адвокат видит мексиканских детей, "демократически и свободно" перелезающих через похожую стену в Бруклине.

    Каждый раз Спилберг тщательно подбирает актеров, которые будут отвечать его замыслу. На сей раз его выбор пал на Тома Хэнкса, создавшего образ милого, но необаятельного, скромного, но с чувством собственного достоинства "своего парня". Хэнкс давно зарекомендовал себя как актер, которому любой отдал бы последнюю рубаху, потому что он буквально излучает надежность и доверие. Душка-адвокат (а не профессиональный сотрудник УСС) будет биться за своих до последнего. В отличие, скажем, от советских конъюнктурщиков. Комически, но точно вылепленных персонажей.

    Как следствие небольшой, но примечательный итог первого показа фильма: российский зритель определенно симпатизирует американской стороне и радостно оживляется при возможности высмеять проколы туповатых советских дипломатов и гэбистов. Как тут не вспомнить о том, что еще Владимир Ленин, отлично осознав значимость кинематографа в деле пропаганды и агитации, написал: "Из всех искусств для нас важнейшим является кино". Если рассматривать фильм "Шпионский мост" с этой позиции – он безупречно отвечает поставленным задачам.

    Оценить возрождение политического триллера можно уже на этой неделе: "Шпионский мост" выходит в российский прокат.

    Мария Свешникова, Russia.tv