Новости

Шахматная жертва во имя Тоби Магуайра

Вот уже несколько лет как экс-президент Ассоциации учителей и преподавателей Хэнк Робертс пытается  ввести в Британии обязательное обучение шахматам в начальной школе. А все оттого, что однажды он узнал, что в Армении шахматам младшие классы обучают в обязательном порядке. И теперь у армянских детей отлично развита визуализация, а на шахматных олимпиадах представители этой страны часто побеждают шахматные сверхдержавы - Россию, Китай, США. Если бы Тоби Магуайр знал об этом, актер наверняка придумал бы, как использовать данный факт. Пока же он ограничился всего лишь употреблением биографи Бобби Фишера, "по мотивам" которой на этой неделе в прокат вышел фильм "Жертвуя пешкой".

Конечно же "Жертвуя пешкой" начнется с флешбэка, где будет показано несчастливое детство еврейского мальчика Бобби (Тоби Магуайр), мама которого интересовалась только коммунистами и алкоголем. И чем больше ее волновала возможность организации революции в Америке, тем чаще она пила. А поскольку семья Фишер жила в Бруклине (об этом факте как о символе крайнего горя и бедности будет упомянуто несколько раз в разных вариациях), она просто обязана была быть ущербной. Ведь только жизнь в невыносимой тесноте четырех комнат на троих и в лишениях могла сформировать гения шахматного мира. Лишь будучи мальчиком из ниоткуда, он осмелился бросить вызов всем шахматистам СССР.

Дело было в начале 70-х. Советские шахматисты того времени, оказывается, на самом деле играть не умели. Они все больше жульничали, но федерация молчала, и лишь Фишер нашел в себе силы обвинить их в этом. Зато, пока Бобби влачил нищенское существование, враги разъезжали в лимузинах, жили в шикарных отелях, носили шелковое белье. А в том, что они враги, мечтающие его уничтожить как самого гениального шахматиста, американец не сомневался. Он каждый день обыскивал телефон, шкафы, телевизор в поисках прослушки. Правда, ничего не обнаруживал, но был уверен: жучки обязательно найдутся, надо просто искать усерднее. Кто забыл, напомним – бруклинский мальчик один против всего мира.

"Жертвуя пешкой" – вовсе не биографическое кино, а типичный околобайопик. В самом начале жанр будет обозначен самими его производителями. Дескать, снято "на основе" биографии. По мотивам ее, иначе говоря. По мотивам – отличная находка для тех, кому по каким-либо причинам не хочется использовать достоверную информацию, кто мечтает слегка приукрасить действительность или, наоборот, сгустить краски. В данной ситуации решение о том, какими показать Фишера, советских шахматистов, начиная с Бориса Спасского, а также о том, что заложить в символы Америки и остального мира, принимал Тоби Магуайр.

С каких это пор принятие решений зависит от актеров? Да едва он становится продюсером картины. Именно это и произошло с триллером "Жертвуя пешкой": видимо, однажды Магуайр (которому лучше всего удалась роль в маске, то есть Человека-паука) узнал, что Америка – шахматная держава. И что во времена холодной войны американскому шахматисту Бобби Фишеру довелось стать одиннадцатым чемпионом мира. Этих фактов оказалось достаточно для появления сказочного сценария. Хорошо, что Тоби не решился сам снимать фильм. Пока не решился.

На самом деле, непреложных фактов в картине три. Мальчик действительно рос в Бруклине (но не родился там), он был гениальным шахматистом, а в 1972 году выиграл матч на Первенство мира у Бориса Спасского. А ведь биография Фишера настолько богата на события, что даже самому незадачливому продюсеро-актеру было, где развернуться. Начиная с того, что отцом его был не то Ханс-Герхард Фишер, немецкий еврей, биолог, коммунист, эмигрировавший из СССР, не то венгерский еврей, бежавший из нацистской Германии в США, математик, участник Манхэттенского проекта Поль Немени. Кстати, Немени постоянно участвовал в воспитании мальчика, заботился о нем, оплачивал его учебу – что в прах разбивает вымысел о несчастной судьбе. Остальные факты из жизни Бобби не менее интересны. Но лишь тому, кто хотел бы сделать достойное кино, а не изготовить фильм-однодневку с самим собой в главной роли.

В итоге у создателей фильма об отношениях СССР-США времен холодной войны получилась агитка, полностью соответствующая духу того времени. О плюсах и минусах актерской игры в данном контексте говорить не пристало: Тоби Магуайр беснуясь, разламывает мебель в поисках прослушки, Лив Шрайбер, которому доверили роль Спасского, проходя мимо истеричного шкета, горделиво блистает солнцезащитными очками. В англоязычной версии актер, кроме того, произносит несколько фраз на очень плохом русском. Но вопроса, почему на роль советского шахматиста не взяли российского актера (тем более, что Шрайбер даже отдаленно не напоминает Бориса Спасского), задать не хочется.

Некому его задавать.

Мария Свешникова, Russia.tv