Новости

    Пресс-конференция создателей фильма "Золушка" / Автор: Свешников Михаил

    Кеннет Брана: Между Шекспиром и Шарлем Перро много общего

    Сразу после Берлинского кинофестиваля в Россию приехал Кеннет Брана. В Златоглавую он привез свой новый фильм Disney "Золушка", который режиссер представил вместе с исполнителями главных ролей Лили Джеймс (Золушка) и Ричардом Мэдденом (Принц). На премьере гости ответили на вопросы журналистов.

    Если кому-то неизвестен сюжет сказки Шарля Перро, напомним, что, овдовев, отец юной Эллы, женится во второй раз. Вскоре девушка оказывается один на один с новыми родственницами: мачехой и ее жадными и завистливыми дочерями. Из хозяйки дома она превращается в служанку сводных сестриц, давших ей прозвище Золушка. Несмотря на злоключения, выпавшие на ее долю, Золушка верит в добро. А однажды на лесной тропинке она встречается с прекрасным юношей.

    Интересно, что огромная часть вопросов журналистов (обоих полов) касалась взаимоотношений между мужчиной и женщиной и умения выстроить их. Учитывая сказочно прекрасный характер Эллы, неудивительно, что первый вопрос был именно о том, насколько повлияли доброта и терпение Золушки на актеров.

    Лили Джеймс: Конечно, это не могло не отразиться на мне. Но работать с таким уровнем открытости, душевности и доброты, с одной стороны, очень приятно, с другой - непросто. Непросто жить такой доброй, открытой, но можно попытаться сделать это. Доброту и смелость Золушки  я ее пронесу через свою жизнь. Но я не такая хорошая, а только пытаюсь быть доброй. И изо всех сил стараюсь окружать себя хорошими людьми

    Кеннет Брана: По мне, доброта, смелость, отвага возможны. Это трудно, но необходимо. И вполне по силам нам всем проявлять их в малом, например, можно улыбаться людям, которых ты встречаешь на улице. Это может показаться чем-то неважным, поверхностным, но такие поступки сильно влияют на настроение, на то, как ты живешь. Позже это умение можно перенести на более важные вещи. И мы гордимся тем, что показываем в фильме именно такое отношение к жизни.

    - Какой должна быть девушка, чтобы с первого взгляда завладеть сердцем принца? Как должна выглядеть, какими качествами обладать?

    Ричард Мэдден: Она смешная, добрая с чувством юмора и в то же время смелая - она защищает то, что ей важно. По мне, это очень хорошие качества для настоящей девушки.

    Лили Джеймс: Доброй, честной. Когда мы снимали сцену в замке, когда мы влюблялись друг в друга – чистая сказка, но в ней очень много жизненно важных моментов для каждой девушки.

    - Что нужно сделать, чтобы понравившаяся девушка не ускользнула? И, если можно, дайте пару советов по поимке сбежавшей красавицы.

    Ричард Мэдден: В первую очередь нужно быть джентльменом и уважать женщин. Еще одна из хитростей – принимать женщину такой, какая она есть. Многого можно достичь при уважении и правильном отношении к женщине. Возможно, даже, она в результате не захочет убегать от тебя. Но если такое случится, надо найти в себе силы отпустить ее – пусть решит, чего она хочет. В любви нужно внимательно смотреть на то, чего хочет тот, кого ты любишь, чтобы отношения развивались дальше. Незнакомка в лесу говорит Ричарду, что она должна уйти, и он отпускает ее. Он, конечно, пытается ее догнать, но важно, что Принц не считает, что должен ее изменить. Он соглашается с ее решением.

    - Некоторые родители считают, что не стоит их детям читать эту сказку и смотреть фильмы, чтобы потом их дети не ждали всю жизнь прекрасных принцев. Что бы вы посоветовали тем, кто ждет напрасно своего принца?

    Кеннет Брана: Надеюсь, что зритель не станет буквально воспринимать наш фильм. Конечно, в сказке есть компонент ожидания, но мы старались сделать совершенно другой акцент. Мы хотели показать, что Золушка не ждет принца или того, что он ее спасет. Напротив, она старается сама справляться со своими проблемами. У нее есть характер, она готова противостоять миру. Она не ждет, что кто-то ее спасет, что ей преподнесут на блюдечке шикарную жизнь. Из всех перипетий она выходит с большим достоинством и не растрачивает себя в ожидании лучшей участи. Надеюсь, такая "Золушка" вдохновит зрителей на работу над самими собой, на понимание, что счастье кроется в тебе и не зависит от внешних обстоятельств. "Золушка" - пример того, что надо не ждать милостей от природы и принцев, а пытаться достичь счастья самой.

    Лили Джеймс: Моя Золушка не сидит у окна в ожидании "настоящего принца", в фильме нет об этом ни слова. Зато мы видим, как она справляется со своими проблемами, с невероятной потерей. Кроме того, не забывайте, что, встретившись с Принцем, она не знает, кто он – она лишь видит умопомрачительного юношу. Но его миловидность в тот момент для нее мало что значит, ей куда важнее отстоять жизнь оленя - поэтому Элла осмеливается закричать на Принца. Она сильная, у нее есть сила духа. Думаю, что Принца она поражает как раз своим сильным характером.

    - В фильме очень мало трюков. Тем не менее, было ли что-то неожиданное для вас?

    Лили Джеймс: На лестнице, ведущей из замка, платье чуть не лишило меня жизни – оно было невероятно тяжелым. Мне казалось, что на мне тонна ткани. Бегать в нем, особенно на высоких каблуках, было невероятным испытанием. Зато теперь я отлично себя чувствую на шпильках и в любом вечернем наряде. Еще был довольно сложный момент, когда мне пришлось выпрыгивать из кареты, прекращающейся на ходу в тыкву…

    Кеннет Брана: На мой взгляд, сложной оказалась ключевая сцена знакомства Принца с Золушкой. Мы запланировали ее на второй или третий день после запуска. На экране она выглядит совсем просто: они скачут на конях по лесу. Я не волновался, потому что знал, что Ричард и Лили занимались с преподавателями верховой ездой. Чего я не мог предположить, так это что они рванут в галоп. И я страшно переживал, что они выпадут из седла или кто-то из них ударится о ветку дерева. К счастью, они отлично справились с задачей.

    - Какие из черт ваших героев вы бы хотели обнаружить у ваших партнеров в жизни? Или планка "Золушки" слишком высока?

    Ричард Мэдден: Не слишком уж высокая планка, чтобы твоим партнером был добрый, отзывчивый, способный постоять за себя человек, который к тому же верит в тебя и раскрывает в тебе все самое лучшее. Это вполне логичные ожидания от человека, с которым ты планируешь провести свою жизнь. И на меньшее я бы не согласился.

    Лили Джеймс: Я согласна с Ричардом. У каждого человека своя собственная сказка в голове, но главное, что есть у вас обоих – это любовь.

    - Кеннет, известно, что вы "на ты" с Шекспиром. Не хотелось сделать из "Золушки" его произведение?

    Кеннет Брана: На самом деле, сказки Шарля Перро имеют много общего с пьесами Шекспира. Потому что и для того и для другого очень интересно раскрыть сущность и мотивацию человека, оказавшегося в экстраординарной ситуации. В сюжете "Золушки" есть драматизм шекспировского уровня: смерть отца девочки, оставшейся в итоге сиротой при жестокой мачехе, борьба за наследство. Шекспиру нравилось анализировать многое: отношения в семье, зависть, скупость, женские характеры, кланы, противостояние разных социальных слоев. Эти вопросы вечны, и очень хочется найти на них ответ. Кроме того, Шекспир на пике своего творчества перешел на сказочный режим и подарил нам немало волшебных сюжетов.

    - Какой оказалась Кейт Бланшетт в роли Мачехи?

    Лили Джеймс: Она выдающаяся актриса, ее Мачеха – лучший персонаж в фильме. И сниматься с ней вместе стало невероятным опытом. В ее Мачехе мне очень нравится нечто, что Золушка может простить в конце фильма. Я увидела боль, накопленную ею за всю жизнь. В Кейт есть эта особенность – она может сыграть своего персонажа не плоским, а многогранным. И можно понять, что сделало его таким.

    - Туфли Золушки действительно хрустальные?

    Лили Джеймс: О да! Когда я впервые увидела их, я замерла в восхищении. Они были из хрусталя, украшенные кристаллами Сваровски. Когда я держала их в руках, они переливались на свету. К счастью (а не к несчастью), они оказались мне не по размеру. Бегать в хрустальных туфельках – не представляю себе этого.

    Ричард Мэдден: Я странно себя чувствовал, когда примерял туфельку девушкам моего королевства. У тебя в руках что-то сказочно дорогое и, вместе с тем, совершенно недорогое – с точки зрения жизненных ценностей. Однажды в перерыве между съемками я разговаривал с кем-то, держа в руке туфельку. Я размахивал ею, жестикулируя, и вдруг ко мне с двух сторон побегают люди с гримасами ужаса на лицах: пожалуйста, отдай нам эту туфельку, вдруг ты ее разобьешь – это же произведение искусства.

    - Понятно, что в сказке не могло быть постельных сцен. Между тем, Принц и Золушка бросают друг на друга весьма провокационные, пламенные взгляды. Вы консультировались с детскими психологами – насколько допустим "предел взгляда"?

    - Как мне казалось, у каждого из персонажей был очень интересный выбор. Например, когда сцена в лесу: они почти одного роста, на похожих лошадях, и то, что каждому надо управлять своей лошадью, сохраняет тонкий баланс сил – будто между ними скрытый огонь, которым они оба управляют, чтобы не выпустить его наружу. И мне очень нравится, как Лили и Ричард ее сыграли: они отлично чувствуют полутона друг друга. Так что зародившаяся внезапно связь передается лишь вспыхивающими искорками в глазах, это бывает, когда человек слушает другого с чистым сердцем. Не знаю, подтвердят ли мое видение детские психологи, и не будет ли по их мнению излишне эротично выглядеть сказка, но я вижу, что Лили и Ричарду удалось сыграть сильную душевную связь между их героями. 

    - Вы считаете, что сейчас удачное время для появления такого фильма, как "Золушка"?

    Кеннет Брана: В сегодняшнем кинематографе наблюдается огромный дисбаланс в представлении роли мужчины, так что мы хотели рассказать историю, дающую силу женщине. Она кажется совершенно парадоксальной в случае с Золушкой, но мы попытались показать, какой мы видим женщину: сильной, самостоятельной, способной принимать решения, способной задать Мачехе вопросы – отчего та жестокая. Мы раскрыли сказку в другом ключе. Такой персонаж способен оказать ненасильственное сопротивление темным силам, подавляющим женскую энергию. Мы старались избежать и наивности и усложненности. Нам было важно не сделать Золушку излишне сентиментальной. Наша Элла – сильная женщина, но одновременно нежная, чувственная.

    Мария Свешникова, Russia.tv