Новости

ММКФ: дважды о семье, о жемчуге и супе

Рабочие будни 36-го Московского кинофорума начались красиво: вечером в большом зале фестивального кинотеатра "Октябрь" зазвучала мелодия из фильма "Мужчина и женщина", и на сцену вышел автор этой нестареющей ленты режиссер Клод Лелуш. 76-летний мастер лично представил публике свою последнюю, как он утверждает, картину - "Мы тебя любим, мерзавец".

Когда б мы жили без затей,
Я нарожала бы детей от всех, кого любила…

Строчки знаменитой песни Вероники Долиной вполне могут стать эпиграфом к этой во многом автобиографической семейной драме. Стареющий фотограф всю жизнь отношения с женщинами строил по принципу "лучшее – враг хорошего". У него четыре дочери от четырех матерей (у самого Лелуша - семеро детей от разных женщин). Отойдя от дел, он покидает Париж и покупает живописное шале в швейцарских Альпах. Где встречает свою новую – и, как он надеется, последнюю (потому что "последняя любовь должна быть самой сильной") – женщину. Та все знает и понимает про этого мужчину и после первой ночи говорит: "Я очень постараюсь не влюбиться в тебя". Не вышло.

И все бы хорошо, но вот дочери… У каждой – своя жизнь, успешная карьера, и ни одна не горит желанием видеться с отцом. А он теперь мечтает об общении со своими девочками. И ферма же куплена для них. Близкий друг обманом – иначе никак – заставляет всех четверых в один день примчаться к отцу. Дальше следует череда почти шекспировских страстей а-ля "Король Лир", и, как положено, младшая режет правду-матку. После чего происходит приличествующая жанру трагедия. "Семья – это те, кого мы больше всего любим и кто больше всего нас огорчает", - сказал Лелуш, представляя ленту.
 
Фильм тонкий, изящный, мастерски сделанный. Прекрасные артисты (Джонни Холлидей, Эдди Митчелл, Сандрин Боннэр, Ирэн Жакоб) прекрасно играют. Но если охарактеризовать кино одним словом, то это - "красиво". Красивые люди, одетые с небрежным французским шиком, элегантно живут - и даже страдают - в роскошных интерьерах. Почти все повороты сюжета до боли предсказуемы, а финал… "Я не люблю истории, которые заканчиваются хорошо или слишком плохо, - говорит Маэстро. - Я люблю надежду, которую стараюсь передать в своих фильмах. Я люблю жизнь". Так что на финальные титры так и просится знакомая по "Обыкновенному чуду" (которого здесь так и не случилось) песенка:       
Давайте негромко, давайте в полголоса,
Давайте простимся светло.
Неделя, другая, И мы успокоимся,
Что было, то было, прошло.


Непреходящими – и едва ли не самыми запоминающимися в этой ленте оказываются Альпы – нереальной красоты белоснежные айсберги вершин на фоне ослепительно-голубого "открыточного" неба. А встык за этой красотой в другом – маленьком – зале "Октября" показали картину из программы Anima Latina "Непослушные волосы". И на зрителя с экрана выплыли совсем другие "айсберги" - огромные, сероватые, обшарпанные, кажется, уже на момент постройки длиннющие многоэтажки, больше похожие, впрочем, на обреченный "Титаник" (вертикальные секции этих домов-кварталов местные называют "трубами"). Место действия – Каракас, но предположить это можно лишь по тому, что фильм – венесуэльский: никаких адресных планов с характерными туристическими достопримечательностями, которые определяют тот или иной город в глазах мирового сообщества, не показано. Возможно, потому, что жители этих окраин редко выбираются в "открыточные" центры своих мегаполисов, а подобные дома-корабли можно увидеть по всей Латинской Америке – от Бразилии до Мексики. И проблемы у их обитателей похожие.

Молодая женщина Марта потеряла мужа, убитого, судя по намекам, в каких-то криминальных разборках, и работу охранника – из-за криминальной же тяжбы. Она отчаянно не хочет скатываться по социальной лестнице в уборщицы или прислугу и добивается восстановления. А тут еще дети – младенец, которого не с кем оставить, и 9-летний Джуниор, который доставляет все больше хлопот.

Часами он и соседская девочка смотрят по телевизору конкурсы: она – красоты, он – песни. Оба мечтают сфотографироваться на школьный пропуск "в образе": она – в нарядном платье и диадеме, он – в сценическом костюме и… с гладкими блестящими волосами. Распрямить свои кудри становится для мальчугана навязчивой идеей: на что только он ни идет, чтобы этого добиться! Мать – ко всем своим неприятностям – подозревает, что сын растет геем (эти странные танцы и пение, эти долгие взгляды на смазливого юношу, торгующего в ларьке), а бабушка – мать его погибшего отца – готова потакать и даже "выкупить" внука у невестки в свое личное безраздельное пользование.

Представляя картину, куратор программы рассказала, что актриса Саманта Кастильо и юный Самюэль Самбрано очень много импровизировали перед камерой, и это придает фильму ощущение невероятной подлинности происходящего. При минимальном количестве реплик мальчик с такой недетской глубиной и мудростью рассказывает о непростой жизни и трудном взрослении своего героя, что кажется – он разбирается в людях гораздо лучше взрослых. В память врезаются кадры: Джуниор с подружкой подолгу стоят на балконе, рассматривают и обсуждают людей в доме напротив. Визави - двое ровесников, занятых, похоже, тем же самым.
- Как ты думаешь, их игра интересней нашей?
- Думаю, да.


В прошлом году фильм совершенно заслужено собрал 11 наград на нескольких престижных кинофестивалях. Увиденный сразу после картины Лелуша, он заставляет вспомнить известную пословицу о мелком жемчуге и жидком супе и долго еще не отпускает. Сегодня его можно будет посмотреть на Московском кинофестивале еще раз, и предварять показ будет встреча с режиссером этого маленького шедевра – Марианой Рондон.

Ирина Литвин, Russia.tv