Новости

Секрет виктории "Трансформеров"

Что можно сказать о фильме, который, слегка меняя название, выходит на большой экран в четвертый раз? Тем более что все слова, подобающие ему, уже сказаны не единожды? Можно, конечно, не заметить старта франшизы, даже если премьера состоялась в рамках Московского кинофестиваля. В конце концов, в его рамках достаточно фильмов достойных упоминания. А зрители ММКФ заранее понимают: придя сюда, они отдают предпочтение интеллектуальному кинематографу. 

Однако, представив зрителю блокбастер "Трансформеры: Эпоха истребления", режиссер и продюсер Майкл Бэй с легкостью сломал практически все шаблоны. Начав с основного - изжитости сюжета - и закончив отсутствием смысла. Новые приключения роботов-пришельцев на Земле оказались достойными отдельного упоминания о них.

Хотя о приключениях говорить сложно, скорее речь идет о злоключениях, ведь земляне неожиданно решили, что автоботы приносят им вред не меньший, чем Десептиконы, а посему подлежат полному уничтожению. Хотя бы на том основании, что планете мешают "понаехавшие" любого размера, интеллекта и устроения души. Впрочем, поскольку душу они называют иначе, тем более нечего с ними церемониться – чужие, лишние. Даже если когда-то они помогли, спасли, выручили, закон выживания современного человека гласит: постоянно испытывать чувство благодарности неприлично и неполезно. Чтобы не погибнуть, роботы бегут с Земли прочь навсегда.

И пропали бы с нашей планеты трансформеры, как некогда вымерли мамонты, да только чудак-неудачник по имени Кейд (Марк Уолберг), мнящий себя изобретателем, покупает за бесценок развалины грузовика. Неожиданно оказывается, что в развалинах укрылся Оптимус Прайм. Вернув его к жизни, Кейд развернул ход истории. Пусть не сразу, не горя желанием, но люди и автоботы приходят к пониманию выбор невелик - погибнуть вместе или сражаться бок  о бок.

Конечно, новую часть "Трансформеров" можно упрекнуть в огромном количестве ляпов и несоответствий. Однако трудно себе представить, что Майкл Бэй не видел их и не догадывался о том, что оставил для любителей покритиковать немало "косяков". Скорее всего, ему было неинтересно и совершенно неважно, чтобы сюжет логически развивался, люди поступали согласно общепризнанным штампам, а роботы маршировали строем. Бэй увлеченно создавал новый мир трансформеров. Таких, которые потрясли и ужаснули бы современное человечество своей бесчувственностью, равнодушием к его проблемам и целям. И, конечно, возможностями и умением сражаться.

Сменив команду "людей", он оживил картинку. Новая команда оказалась на порядок интереснее и ярче предыдущей, ее юмор оригинальное, девушки моложе, а их шорты - еще короче. Зато данный набор слагаемых, умноженный на неожиданный поворот сюжета, и обнаружение в запасниках роботов нового их подвида привел к нужному результату – заинтересованности зрительской аудитории.

Кроме того, фильм Майкла Бэя далеко не так прост и прямолинеен, каким кажется на первый взгляд. Безусловно, можно смотреть его как трехмерный блокбастер и довольствоваться этим. Но если слегка прислушаться к диалогам, дать себе труд задуматься над ними, внимательный человек может услышать немало. Это и саркастическое отношение к руководству страны их решениям (неслучайно, хотя речь идет о землянах в целом, единственными действующими лицами фильма остаются американцы). И жесткое неприятие и критика политической ситуации в мире. И, конечно, неприятие взаимоотношений между людьми, и  отношения к тем, кто не такой.

Ценителям фестивального кино этого должно хватить, чтобы они оценили фильм "Трансформеры: Эпоха истребления". Либо просто провели два с половиной часа в одном из самых удивительных миров, придуманных человечеством – мире Майкла Бэя.

Мария Свешникова, Russia.tv