Новости

    Кадр из фильма "Кино про Алексеева"

    Мужское кино ММКФ

    Первые дни 36-го Московского международного кинофестиваля промчались в суетливой скорости. Надо было успеть посмотреть выбранные фильмы в разных местах, успеть 21 июня на Тверскую площадь на творческую встречу с народной артисткой РСФСР Натальей Белохвостиковой, сыгравшей в картине Шукшина "У озера". А на следующий день, 22 июня, там же посмотреть открытие кинопрограммы, посвященной всероссийскому Дню памяти и скорби.

    И все же первостепенным было кино. То кино, которое за какие-то особые, выдающиеся заслуги отобрали на эту неделю с тем, чтобы представить поклонникам кинематографа. Посмотреть удалось немало. Но только по прошествии трех дней стало ясно, что по необъяснимому стечению обстоятельств выбор с завидным постоянством неотвратимо падал на те фильмы, где главная роль отводилась мужчинам. Это было заметно даже по названиям. Впрочем, не стоит исключать того, что гендерная преференция – отличительная особенность тридцать шестого.

    Вот, скажем, фильм "Вандал" франко-бельгийского производства из программы "Европа плюс Европа" – первый полный метр режиссера Элье Систерна, чья короткометражка "Двойная жизнь змеи" в 2006 году была показана в программе "Неделя критики" на Каннском кинофестивале. На сей раз Систерну рассказа хватило на полноценную работу о том, как 15-летний парень давно испытывает терпение правозащитных органов. И после угона машины выбор у него невелик – либо под надзор, либо под наблюдение родных тети и дяди. Они хорошие люди, но определенно не понимают тонкостей натуры юноши, рожденного по страстной любви араба и француженки, каждый из которых спустя 15 лет занят другой семьей.

    Сообразительный юноша довольно быстро понимает, что быть учеником каменотеса куда менее захватывающе, чем совершать набеги на ночной город. Дальше все будет развиваться столь же просто и логично, как и в первой части фильма. Когда каждый взгляд, любая реплика угадывается задолго до того, как кто-либо из участников истории ее произнесет. Прямолинейная, односторонняя и плоская студенческая работа, где режиссер еще на стадии сценария занял определенную позицию мужчины-подростка, обиженного на мир за то, что в детстве у него отняли бумажный кораблик, и активно следует ей. Хочется верить, что "Вандал" попал на ММКФ в качестве пособия, как не нужно снимать кино.

    Мужским фильмом для женщин, тоскующих по романтике, можно назвать и фильм-открытие Российской программы "Кино про Алексеева" Михаила Сегала. Режиссера, который после точеной работы "Рассказы" вызывает неподдельный интерес. "Кино про Алекссева" с Александром Збруевым в главной роли – история о том, как одна телеграмма вызвала из небытия некогда великого и незаслуженно забытого барда. Флешбеками он вспоминает свою жизнь и свои поступки, неожиданно давая оценку максимально беспристрастную. И вдруг оказывается, что многое было совсем не так, как видилось когда-то.

    "Кино про Алексеева" поражает обилием неакккуратностей и неточностей в деталях, чрезмерной слащавостью, а также явным перекосом фильма в сторону Збруева. С масштабностью личности Александра Викторовича не справляется ни режиссер, ни сценарист, ни состоящие с ним в одной связке остальные игроки. В какой-то момент от стараний всей команды удержать на своей стороне хотя бы кусочек одеяла, под которым вольготно расположился Збруев, настолько утомляет, что развязки ждешь с редким нетерпением.

    Диспропорция ролей у Сегала становится особенно четко понятна во время конкурсного фильма "Самый опасный человек" Антона Корбайна. Ведь главные роли здесь достались Филипу Сеймуру Хоффману и Григорию Добрыгину, то есть актеру с огромным послужным списком в международных проектах и новичку. Но не было ни единого мгновения, когда бы стало понятно, что Хоффмана в фильме больше, чем остальных героев. В результате политический детектив одноименному роману Джона ле Карре приобрел удивительно тонкое, пронзительно звучание. Неторопливо разворачивающийся сюжет о пробравшемся в Германию мусульманине Исе, мать которого была чеченкой, а отец – российский генерал, изощренно многопланов по многочисленным смыслам, заложенным и сыгранным. А способность Хоффмана парой жестов, глазами, лицом передать палитру эмоций поражает до мурашек. Лучшего претендента на приз "За лучшую мужскую роль" найти будет трудно. Даже если на сей раз награда будет посмертной.

    И, конечно, невозможно оставить без внимания еще один фильм из основного конкурса. На сей раз японского режиссера Кадзуеси Кумакири "Мой мужчина". Кумакири не первый раз участвует в международных конкурсах и получает на них награды. На сей раз он представил историю о мужчине средних лет, удочерившем девочку, пережившую землетрясения и цунами. Очаровательная малышка, став подростком, превратилась в Лолиту. И дальнейшая жизнь странной пары стала настолько же непростой, насколько сложно было понять перевод диалогов на русский язык. Конечно, "Мой мужчина" - наглядное свидетельство того, что в разных частях света живут люди с очень разным менталитетом и что мы никогда не сможем понять японцев. Но искажение до неузнаваемости русских фраз напрочь лишало фильм даже намеков на смысл. Единственное, что можно сказать: "Мой мужчина" - очень японское кино с максимально затянутыми метафорическими планами. Настолько, чтобы даже иностранцы поняли глубинные смыслы.

    Мария Свешникова, Russia.tv