Новости

Каннам понравился Достоевский на турецкий лад

На Лазурном берегу состоялась торжественная церемония награждения лауреатов 67-го Каннского кинофестиваля. Пожалуй, это был самый эмоционально насыщенный финал киносмотра за последние годы. Публика, журналисты – все ждали с нетерпением развязки и "болели" почти так же горячо, как поклонники футбола переживают на финальном матче Чемпионата мира. Нервничали и лауреаты: юный режиссер Ксавье Долан не скрывал слез, актер  Тимоти Сполл нервически искал свою речь и никак не мог найти. Но вот на сцену вызвали Андрея Звягинцева, и по тому, как его вызывали, по его взгляду на жюри, в зал, стало понятно – режиссер знает: несмотря на то что его фильм один из самых сильных в конкурсе, на сей раз главного приза ему не видать. Впрочем, лучше начать с самого начала.

То есть с того момента как на сцену вышел ведущий церемонии закрытия французский актер Ламбер Вильсон и начал отчего-то явно тянуть время, рассказывая о кино и его значении, о приближающемся ЧМ по футболу и – отчего-то про прокатную судьбу фильма "Годзилла". Чем была вызвана эта задержка, узнать не удалось. Зато за это время свои призы раздало жюри конкурсаCinéfondation, отдав главную награду Симону Меса Сото за короткометражку "Леди".

Неожиданно Вильсон вздохнул с облегчением и сообщил о появлении на сцене жюри фестиваля во главе с Джейн Кэмпион, что, собственно и без его объявления было видно, и президента фестиваля Жиля Жакоба. Объявление номинантов началось.

Приз "Золотая камера", присуждаемый за лучшую дебютную работу достался сразу трем французским режиссерам Мари Амашукели, Клэр Бюргер и Самуэлю Теису за фильм "Тусовщица".

Затем настало время узнать, кого из актеров жюри сочло лучшим. Все замерли в ожидании: по всеобщему признанию на эту награду явно претендовал Алексей Серебряков, сыгравший главную роль в фильме Андрея Звягинцева "Левиафан". Так что, когда объявили, что на сцену вызывается британский актер Тимоти Сполл, в первый момент, кажется, в это не поверил никто, включая Сполла, сыгравшего художника в фильме Майка Ли "Уильям Тернер". Если бы не явно шоковое состояние Сполла, можно было бы подумать, что он разыгрывает скетч. Он сообщил, что написал речь. Вернее, не написал, скорее сделал план в телефоне. Сейчас-сейчас, он найдет, куда спрятал мобильник, откроет нужное приложение… Вернее, сначала найдет очки – ведь он уже не молод, зрение ослабло, а буковки такие малюсенькие. Зал терпеливо ждал, лишь иногда аплодисментами напоминая, что Споллу лучше бы ускориться, но тот никак не желал угомониться.

Не меньшей неожиданностью стало объявление о том, что приз за лучшую женскую роль уходит Джулианне Мур, сыгравшей в фильме Дэвида Кроненберга "Звездная карта".  Не ожидала, видимо, в первую очередь сама Мур, которой даже не оказалось в зале.

Настало время объявлять лучшего сценариста – этот момент, казалось, можно и пропустить. Однако, оказалось, что именно этой награды сочли достойным российского режиссера Андрея Звягинцева. Выговорить его фамилию председатель Кэмпион даже не пыталась, просто отдала листок Софии Копполе. Именно в этот момент стало понятно, что "Левиафану" больше не получить ни одного приза. Звягинцев выражал признательность, благодарил, но и ему – отличному режиссеру – расклад был совершенно понятен: его признали хорошим сочинителем, однако и это было своего рода издевкой, ведь над сценарием он работал вместе с Олегом Негиным. Но надо было держать марку, и он смог.

До финала было еще далеко. Для начала жюри решило поделить свой личный приз между Жан-Люком Годаром, представившим в Канны фильм "Прощай, речь" и 25-летним канадским режиссером Ксавье Доланом, снявшим фильм "Мамочка". Так как Годара на церемонии не было, Долан, видимо, решил, произнести речь за двоих. Признался в том, какое влияние на него оказала Кэмпион и ее фильм "Пианино", бросился обнимать смущенного режиссера, а потом расчувствовался и принялся плакать. Наверное, он никогда бы не закончил, но юношу вовремя остановили и увели со сцены.

Зал вздохнул с облегчением и порадовался за Беннета Миллера, снявшего фильм "Охотник на лис", которому присудили награду как лучшему режиссеру. А второй по значимости приз Канн - Гран-при - достался режиссеру из Италии Аличе Рорвахер, специализирующейся на драме. Ее фильм "Чудеса" не стал исключением.

Последняя – главная награда – произвела сильное впечатление, так как ее отдали одному из аутсайдеров фестиваля, турецкому режиссеру Нури Бильге Джейлану, создавшему картину "Зимняя спячка" на основании произведений Достоевского и Чехова. "Я не ожидал ничего подобного", - признался Джейлан Уме Турман и Квентину Тарантино, которые  вручали ему "Золотую пальмовую ветвь".

Что ж, таковы сюрпризы Каннского фестиваля. Для кого-то эти мгновения стали счастливыми, кто-то ушел разочарованным. Либо, как поклонники творчества Звягинцева, в напряженном ожидании. Ведь если бы "Левиафан" был признан лучшим, прокат в России ему был бы гарантирован. Однако с этой наградой интрига остается, ведь доподлинно известно, что министр культуры уже сказал, что работа Звягинцева ему не понравилась. Плюс ко всему в фильме есть ненормативная лексика. Время покажет.

Мария Свешникова, Russia.tv