Новости

    Адель Экзаркопулос / Автор: Михаил Свешников

    Долгий короткий метр

    Доподлинно известно, что первый в истории фильм был короткометражным. Правда-правда, в те "стародавние" времена фильмы не делились на короткие и полнометражные. С тех пор многое изменилось, и сейчас кинематограф расчленен на множество категорий. И одна из них — короткий метр. Обычно, такое определение присваивается картинам, длящимся не больше 20-30 минут.

    В эти рамки (великие и не очень), начинающие и уже состоявшиеся режиссеры порой умещают истории такого масштаба, что режиссеры полнометражного кино могут им позавидовать. Сняв "Жизнь Адель", Абделатиф Кешиш точно может пополнить список завидующих: картина длительностью три часа не может похвастаться ни сюжетом, ни новизной. Да, фильмы на тему нетрадиционной любви не слишком часто встречаются на большом экране, но все же встречаются. Отсюда вопрос на миллион: зачем было "юзать" очевидный сюжет в течение 160 минут, вызывая при этом очевидную закономерную реакцию большинства зрителей?

    Фильм "длиной" в несколько лет рассказывает о тяжелой жизни девочки подростка, переживающей первую и единственную, но - нетрадиционную любовь. Сюжет прост до неприличия: девочка встречает девочку, влюбляется с первого взгляда, находит возможность встретиться. Дальше на протяжении всего фильма у них любовь. В конце – расставание, и главная героиня уходит в даль. Все!

    Три часа Кешиш с упоением рассказывает, как тяжело строить семейную жизнь с человеком своего пола. К тому же с тем, кто старше на несколько лет (видимо, режиссер уверен, что разнополым людям одного возраста выстроить отношения легче легкого, именно поэтому по всему миру столько разводов в любом возрасте). Примечательно, кстати: первоначальная версия фильма умещалась всего в шесть часов, так что остается лишь гадать, что именно вырезано и как тяжело было режиссеру попрощаться со столь значительной частью картины.

    Казалось бы, такой сюжет можно вместить в фильм продолжительностью минут двадцать, и при этом еще вставить в картину и конфликт и кульминацию, но Абделатиф решил пойти другим путем. Он задумал очень долгую завязку и развязку, показав при этом в мельчайших и детальных подробностях личную жизнь двух девушек, но так и не показав при этом ничего интересного. Кроме того, в какой-то момент он настолько увлекся великим чувством, что совершенно забыл о второстепенных персонажах, играющих далеко не последнюю роль. Словом, вышла этакая полная режиссерская версия короткометражного кино с вырезанными из-за возрастного рейтинга сценами.

    Понятно, что в российский прокат "Жизнь Адель" вышла весьма аккуратно и умеренно. Но чтобы привлечь к фильму максимальное внимание, в Москву подвезли самого режиссера Абделатифа Кешиша и исполнительницу одной из главных ролей - Адель Экзаркопулос. Скромно оставили во Франции вторую (по сути, первую) главную героиню Леа Сейду, ведь в ее присутствии вопросы могли бы быть иными. Поскольку она "случайно" оказалась внучкой актера Жерома Сейду, являющегося председателем французской кинокомпании Pathé и большим другом Стивена Спилберга (бывшего главой жюри в Каннах-2013, где главный приз ушел "Жизни Адель"). И вдобавок - внучатой племянницей гендиректора Gaumont Николаса Сейду и президента футбольного клуба LOSC Мишеля Сейду.

    Словом, российские журналисты вынуждены были довольствоваться возможностью задать вопросы Адель и режиссеру.  

    - Адель, вы еще очень молоды. Вы хотите продолжать учиться?

    - На самом деле, я не слишком много училась, и Абделатиф в таком случае - лучшая школа для актера. Я хотела влюбиться в сценарий и влюбиться в режиссера, в актеров, хотела перевоплотиться в мою героиню. Я думаю, то, что произошло с ней, возможно во всех странах - в России, в Румынии в Нью-Йорке, и существует множество историй, которые заставляют меня мечтать. Кроме того, я хочу посмотреть, куда меня приведет жизнь, я не хочу останавливаться, я хочу развиваться, пробовать себя в разных вещах.

    - Как вы работали над внутренним миром вашего персонажа?

    - Мне  нужно было выстроить мир Адель, и я исходила из принципа, что эта девушка совершенно неопытна. Изначально у меня был дневник, как в комиксе, и я много писала о том, что видела. Я думаю, с ее точки зрения это, очевидно, история ее любви. Она и делает ее состоятельной как личность, и разрушает ее. На самом деле, мы много говорили о жизни, о ситуациях, о сценах. Порой было достаточно просто смотреть в глаза актерам, которые находились рядом со мной и проживать этот момент.

    Когда мы работали над персонажем, нужно было одновременно опираться на инстинкты и наполнять героиню маленькими деталями: например, ее неловкость, как она взъерошивает свои волосы, подтягивает штаны. Возможно, она взъерошивает волосы для соблазнения, или это так кажется? У нас была некоторая свобода, но одновременно мы четко знали, кого мы хотим видеть в Адель. И еще мы втроем очень доверяли друг другу, давали друг другу очень много. За время съемок я  повзрослела и многое узнала.

    - Кешиш, в конце фильма Адель остается одна. Вы считаете, что человек не должен замыкаться в другом человеке, но, прежде всего, достичь гармонии с собой? Должна ли любовь выжигать все в человеке, оставляя только объект его страсти?

    - В "Жизни Адель" речь идет об инициации, о первой большой любви девушки со всеми вытекающими из этого последствии, о страсти, об эволюции страсти. Героиня Адель довольно скрытная, она сдерживает свои эмоции, свои чувства, и в этом нет ничего разрушительного. Это лишь часть ее пути, испытание в ее жизни. Эта девушка ищет свой путь, она становиться учителем, она счастлива, расцветает в том, что делает, и как все в жизни, она переживает любовный разрыв. Этот разрыв может быть даже в окружении родителей, друзей, близких, но мы всегда в одиночестве переживаем этот момент. И присутствие друзей не излечит ее, ее спасет та смелость, которая у нее есть, желание жить дальше. Адель сильная, храбрая, героическая, и я желаю ей прожить другие любовные истории и разрывы.

    - Как вы ставите "ЭТИ" сцены?

    - Я не думаю, что можно действительно четко организовать, как оркестр, такой интенсивный, пламенный и интимный момент жизни. И это настолько интимные сцены, что трудно о них говорить. Я постарался сделать так, чтобы актрисы чувствовали себя свободно, выражали себя, желания, плотскую страсть. С технической точки зрения способов снимать подобные сцены не так уж и много. Вы говорите об организации, но это же не акробатика. Мы можем догадаться, что произойдет, когда два тела переплетаются друг с другом, поэтому  мы с оператором старались очень осторожно следовать за движениями и делать движения камер такими же гармоничными, как и движения тел. Но я не просил ничего точного, ничего хореографически построенного.

    - Верите ли вы в судьбу? Должна ли была Адель повстречать Эмму на своем пути, или это мог быть кто угодно – парень, например?

    - Я не знаю, существует ли судьба. Это как раз одна из тех тем, которые мне интересно было бы развить. Случайно ли, что Адель встречает Эмму, переходя улицу на красный свет? Случайно ли она потом видит ее снова? С чем это связано – со случаем или с судьбой? Этот момент меня как раз интересует. И у меня нет ответа на этот вопрос, но возможность поворотов судьбы, то, как некоторые моменты могут полностью изменить судьбу человека, я хотел выразить на экране. Например, если бы парень в конце фильма выбрал верный путь, прожили бы они долгую счастливую жизнь. Но мне кажется, это неплохо, что Адель встретила Эмму, наоборот, это часть ее пути, и речь идет о настоящем испытании, которое ее обогатит, изменит и поможет утвердить ее путь свободы. Я не вижу, в чем ошибка того, что она полюбила, что получила удовольствие и прожила интересное приключение. Если бы она встретила хорошего парня, она могла бы также пережить разрыв с этим парнем.

    - Ваша картина - об истории двух женщин, о женской психологии. Разделяете ли вы женское кино и мужское кино?

    - Я не вижу разницы между произведениями искусства в зависимости от пола или национальности их создателя: мужчина это или женщина, русский или поляк, японец или француз. Мне кажется, произведение искусства рождается из опыта, из чувственности, из видения мира конкретного человека. Произведение искусства отличается у разных художников, как различается и их ведение.

    - В вашей картине любовная история довольно обыденная. Гомосексуальные отношения были выбраны именно потому, что они гомосексуальные?

    - Вы говорите о банальности любовных отношений, и это правда: ведь любить - это банально, все любят. И тело банально, и есть – это банально, все едят. Как же создать произведение? И здесь нужно работать. И сама работа не банальна. И эти две женщины, их история банальны: встреча, отношения и разрыв. И то, что это отношения между двумя женщинами, тоже банально. Интересно то, что проживает Адель, и ее процесс развития. Мне кажется, что за этой историей любви наблюдать интереснее всего, не препарируя: не между двумя женщинами или между мужчиной и женщиной, а как отношения неважно между кем и кем. И это просто история любви, и она действительно банальна. Но она не противоречива.

    - Что вы знаете о законе о пропаганде гомосексуализма, который был недавно принят в России?

    Абделатиф: Я ничего не знаю о законах России, но я считаю, что любой закон, который пытается определить, кого мы должны любить, как мы должны любить, абсурден, он не имеет никакого смысла. Такие законы были очень давно, когда было необходимо как-то управлять обществом, но сегодня люди сами могут управлять своей любовной жизнью, основываясь на своих порывах и импульсах, и фрустрировать эти порывы плохо одновременно и для конкретного человека, и для всего общества. Поэтому, позволю себе сказать: если появляются такие законы, то их делают люди, живущие в другую эпоху, они зашорены и не видят нашего общества. И я начинаю думать, что это диктатура, когда нам запрещают кого-то любить. Это опасно.

    Адель: Мне кажется, нужно быть свободным, а когда людей подавляют, из этого не может вырасти ничего хорошего. Я не очень понимаю этот закон. Для меня подростковый возраст как раз время, когда ты себя ищешь. И открываешь.

    Михаил Свешников, Екатерина Вершинина для Russia.tv