Новости

    Харрисон Форд / Автор: Михаил Свешников

    Харрисон Форд: Я никогда не служу своим героям

    В Москву заехал культовый герой космических и ковбойских саг Харрисон Форд. Вместе с режиссером фильма "Игра Эндера" Гэвином Худом актер приехал представить их новый совместный проект.

    Харрисон Форд выглядел крайне усталым – после долгого перелета и смены часовых поясов у него не было возможности прийти в себя. Тем не менее 71-летний актер нашел в себе силы пообщаться с российскими журналистами. Но – только о фильме "Игра Эндера". Форд отказался отвечать на вопросы о себе, едко пошутив, что он весьма "растроган тем, насколько близко" некоторые из присутствующих в зале "знакомы с его личной жизнью", но попросил "сконцентрироваться на размышлениях о фильме". Правда, позже упомянул, что обожает "путешествовать и играть в теннис".

    После того как с личными тайнами было покончено, Форда попросили рассказать о фильме и одноименном научно-фантастическом романе Орсона Скотта Карда, по которому Гэвин Худ снял картину.

    - Фильм основан на романе, которому уже 28 лет. Главный герой фильма – мальчик по имени Эндер, которому приходится отвечать на многие вызовы судьбы. Меня заинтересовало, как развиваются  взаимоотношения между Эндером и моим героем, полковником Граффом, отбирающим детей для обучения. В частности, он стал ментором мальчика и помогает ему справиться с проблемами, встающими на пути его превращения в лидера.

    А Гэвин Худ добавил:

    - Я прочитал книгу в юности, и она мне страшно понравилась. Но прошло больше 20 лет, прежде чем мы смогли снять фильм по ней. Мы не сразу созрели для экранизации, не сразу осознали, что готовы к сложному путешествию по тем проблемам, которые довольно редко поднимаются в фантастике. Конечно, у нас есть и спецэффекты и зрелищное шоу, но мы хотели, чтобы в фильме остался смысл, над которым можно поразмышлять.

    - Долго ли вам пришлось уговаривать Форда сыграть главную роль, и были ли другие кандидатуры?

    Гэвин Худ: Я готовился полтора года, потому что я никому ничего не мог предложить без идеального сценария. Лишь доведя его до совершенства, я послал сценарий агенту Харрисона. Не знаю, что было после этого, но мы ждали и надеялись. И несказанно обрадовались, когда он согласился.

    Харрисон Форд: Я прочел сценарий и решил, что это потрясающая возможность отразить на экране сложные отношения, высказаться на непростые темы, актуальные в современном мире и для детей, и для их родителей. Это не просто история о том, как мальчик взрослеет, но о том, как непросто взрослеть в сложной жизненной ситуации. Кроме того, фильм позволяет нам задаться разными вопросами – у кого молодой человек может получить совет, кто может стать ему наставником, в чем роль родителей. Это очень зрелищное кино, но и заставляющее думать тоже. С этой точки зрения наш фильм непрост, тем он и привлек меня. Мне также понравилось, что Гэвин написал очень хороший сценарий, ставя тем самым перед собой весьма амбициозную цель – в хорошем смысле амбициозную. Мы уже работали вместе раньше, так что я знаю, что он старается достичь максимального результата в каждом фильме. И он привлек привлекать весьма талантливых людей к работе, начиная с Бена Кингсли. Так что мне всего-то и оставалось, играть так, как я умею.

    - В фильме много детей-актеров. Как вам удалось с ними найти общий язык?

    Гэвин Худ: На самом деле они отлично справлялись с поставленной задачей. Проблема была в том, что съемки шли во время школьных занятий – и нам пришлось это научиться совмещать. У нас в кадре было порядка 100 детей-школьников. И нам пришлось найти такой день, когда мы могли всех их отправить в тренировочный лагерь космонавтов. Там они смогли познакомиться с настоящими космонавтами, испытать ощущение невесомости, потренироваться в исполнении трюков, придуманных для сцен с отсутствием гравитации, они учились отдавать честь, и это было очень важно, потому что, получив эти знания, они вернулись на площадку другими. Они смогли сконцентрироваться на игре, на эмоциях. А еще у нас был целый специальный отдел, следивший за тем, чтобы они были накормленными и выспавшимися.

    - Мир знает трех королей кинофантастики. Это Ридли Скотт, Джордж Лукас и Стивен Спилберг. Вы играли у них у всех. Что отличает Гэвина от предыдущих мастеров?

    Харрисон Форд: Прежде всего, все режиссеры – люди. С разными характерами, разным прошлым, целями и задачами. Поэтому важно увидеть в каждом из них индивидуальность, то, что им присуще. А потом остается соответствовать их ожиданиям, их видению, чтобы быть им полезным в том, как они рассказывают свою историю. И каждый делает это по-своему. Я восхищаюсь всеми режиссерами, которых вы упомянули, и я не меньше остальных восхищаюсь Гэвином за то, что он талантливый и очень страстный режиссер. Он умеет управлять процессом, что очень ценно. Мы стали командой за время съемок.

    - Кажется, что ваш персонаж был готов пожертвовать всем, даже любимым учеником, ради победы. Он злой или добрый?

    Харрисон Форд: Я никогда не служу своим героям, злые они или добрые, – это отвлекает от роли. На самом деле люди склонны судить самих себя, исходя из того, хорошо они себя ведут или плохо, и этот внутренний диалог отражается на нашем поведении.

    А теперь давайте вспомним, что значит победа в контексте нашего фильма - это сохранение жизни на Земле. Это не просто экономические возможности или завоевание новых территорий, не расширение сфер влияния. Задумайтесь – сохранение жизни на Земле, когда она объединяется, чтобы противостоять вторжению иноземных захватчиков. Напомню, что мы не можем разговаривать с ними, и только наш герой, благодаря своему уму и особой подготовке способен взять на себя ответственность за то, что произошло. Хороший он или плохой – это не правильные рассуждения. Он оказался в непростой ситуации, и мне совершенно очевидно, что полковник Граф является и учеником, и учителем одновременно.

    Кстати, книгу "Игра Эндера" часто рекомендуют будущим офицерам морской службы США, поскольку в ней написано, каким качествами должен обладать лидер. И одна из самых главных и важных характеристик среди них - это умение примириться с жертвами и потерями, которые он неизбежно понесет. Это великая моральная ответственность. И полковник Граф готов взять на себя ответственность.

    - В книге, в фильме обрисованы проблемы ближайшего будущего планеты. Как вы думаете, какие самые главные проблемы нужно было бы решать сегодня?

    Харрисон Форд: Думаю, что главное – защищать нашу природу и мир вокруг нас. Мы должны бороться с исчезновением лесов, рыбы в океане, мы должны думать над задачами устойчивого развития. Мы не должны концентрироваться на государственных и внутриполитических  проблемах, именно природа оказывает нам безопасные и бесплатные услуги, которые мы сами оказывать не в состоянии. Об этом наш фильм, ведь на самом деле инопланетяне – это метафора природы, которая пытается найти любые способы выживания и процветания. Нам надо найти гармонию, в которой каждый элемент сложной биологической системы, взаимодействуя с остальными, играет свою роль. Это называется разнообразием. И если мы не будем работать над этим вместе, сообща, в скором времени планете будет все равно, какой статус у какой страны.

    - У вас почти 60 фильмов за плечами, чем этот отличается от предыдущих? Скажем, возникли ли у вас какие-то сложности при работе над ним?

    Харрисон Форд: На самом деле каждый раз все бывает иначе. Это другие актеры, другие задачи, другие возможности. Каждый раз это работа, но в этом радость работы актера, у вас всегда есть возможность проживать новые жизни и анализировать новые грани самого себя. Разделять мир с очень талантливыми людьми, развиваться и развивать свое воображение.

    А сложность всегда одна и та же - как помочь режиссеру  рассказать историю. Я свою работу воспринимаю не как актер, а как помощник человека, сочинившего историю. Поэтому я уважаю каждого режиссера и ценю каждую возможность.

    Последний вопрос был задан режиссеру о том, как он работал с музыкальной частью фильма.

    Гэвин Худ: Я не музыкант, многие режиссеры куда талантливее меня. Я умею писать сценарии, что позволяет мне рассказать историю, но порой у меня и в этом возникают сложности. Но я никогда не привязываюсь к музыке, я даже монтирую фильм до наложения музыки.

    Но музыка, ритм – они есть во мне. Однажды учитель в школе принес нам кусочки пленки – черной и белой и предложил нам смонтировать фильм. А мы соверенно не представляли, как к этому подступиться. Тогда я научился объединять кусочки, склеивая их в понятном мне порядке. Получился ритм, внутренняя музыка, а я запомнил это навсегда. И теперь каждый раз, нарезая фильм, я пытаюсь почувствовать его ритм, мне кажется, что мне это удается, под это я потом и подбираю музыку.

    Разговор закончился подарком: Харрисону Форду преподнесли пилотку – как настоящему пилоту и полковнику. Актер был тронут:

    - У меня самолетов больше, чем вы можете себе представить. Летать – моя страсть, и я коллекционирую самолеты с не меньшей страстью, чем играю. Я наслаждаюсь процессом полета, вождением самолетов – для меня это идеальное сочетание свободы и ответственности. Спасибо за такой подарок!

    Мария Свешникова, Russia.tv