Новости

Искушение Гордона-Левитта

Прототипом литературного героя по имени Дон Жуан стал испанский аристократ дон Хуан Тенорио, живший в XIV веке: его любовные похождения и бесконечные дуэли, остававшиеся безнаказанными благодаря благосклонности к нему короля Кастилии Педро I, долгое время возмущали всю Севилью. Чаша терпения сограждан переполнилась, когда Дон Хуан, убив командора де Ульоа, похитил его дочь. А так как светское правосудие бездействовало, наказать распутника решили монахи-францисканцы. От имени юной красотки они назначили ему свидание ночью в той церкви, где был похоронен командор, затем убили Тенорио и пустили слух, что он низвергнут в ад.

За минувшие столетия о Дон Жуане было написано порядка 150 художественных произведений, в которых его приключения обросли такими подробностями, что имя дворянина стало синонимом слова "распутник". Об этом наверняка знал актер Джозеф Гордон-Левитт, когда сочинял сценарий своего первого полнометражного фильма "Страсти Дон Жуана". На этой неделе комедийную мелодраму, где сам Гордон-Левитт стал не только сценаристом, но и режиссером и главным действующим лицом, покажут российской публике… спустя почти год после выхода ее в международный прокат, и принципиально изменив название.

Казалось бы, ну что может означать всего одно приписанное к названию определение, тем более в контексте сластолюбца Жуана. Добавили к авторской версии слово "страсти", так оно как нельзя более характеризует героя с многовековым послужным списком. Но оказалось, что таким образом российские прокатчики не только сместили акценты в фильме, но и дезориентировали зрителя. Им было недостаточно того, что слоган манит установкой-мечтой: "В этой жизни меня заботит всего несколько вещей: мое тело, мой дом, моя тачка, мои друзья, мои телки и… порнуха". Решили не рисковать: если потенциальная зрительская аудитория не в курсе, что в 1941 году немцы не вошли в Москву, что вовсе не Владимир Красное Солнышко победил белых, что Сергей Образцов основал театр кукол, а не является политиком времен Брежнева, надо намекнуть на половое значение личности. Дескать, обняв ведро попкрона одной рукой, а бутылку пива и девушку - другой, можно будет поразвлечься на задних рядах.

И ведь действительно, какое-то время мечта о легализации порно для чавкающей публики будет на грани яви. Ведь холеный лентяй быстро помоет пол, сходит в спортзал, за пять секунд доедет на крутой тачке до церкви, где так же быстро исповедуется в том, что он согрешил, "имея секс без брачных отношений четыре раза и посмотрев порно". Дальше Джону только и остается, что продемонстрировать свои порноаппетиты. А они, признаемся, не имеют границ. Потому что Джон искренне верит: то, что он видит на экране – настоящее. И никак не может найти в обычной жизни девушку, отвечающую высоким стандартам киноверсии. Остается лишь перебирать до бесконечности, ранжируя по 10-балльной системе, за что, собственно, он и получил среди друзей прозвище Дон Жуан.

Историю Гордона-Левитта можно было бы сразу записать в полнейший провал, если бы шелуха обнаженки (которую, кстати, режиссер сильно порезал во время монтажа ради смысловой составляющей) не прерывалась краткими вкраплениями сюжета. Ради него и затеял свой рассказ Гордон: прикрыв серьезное развлечением, он попытался понятным языком рассказать, насколько страшно оказаться в придуманном мире. Еще страшнее - поверить в него, стать его поклонником, полюбить больше, чем реальность, принять за реальность, уйти, сбежать туда от реальности.

Скорее всего, фильм "Страсти Дон Жуана" окажется единственным сценарно-режиссерским опусом Джозефа. На сегодня он рассказал все, что хотел, предложив задуматься о возможных вариантах будущего своим поклонникам. Узнать, что думает о Дон Жуане и его приключениях Гордон-Левитт, можно, лишь посмотрев его фильм.

Мария Свешникова, Russia.tv