Новости

Близнецы – не башни

Искушение, соблазн - в самом прямом смысле подразумевает продуманные действия, направленные на обольщение намеченной цели. Однако у этих слов есть и другие, не всегда связанные с языком тела, значения. Так, один из самых великих современных соблазнов – сделать что-то  не лучше остальных, а быстрее. Все чаще результат "на скорость" становится куда важнее качества. Пожалуй, именно эту мысль можно назвать резюме фильма "Джобс. Империя соблазна" режиссера Джошуа Майкла Штерна.

Можно, конечно, добавить (если кто-то случайно не знает), что главную роль, то есть основателя компании Apple Стива Джобса, исполняет Эштон Кутчер. Скорее всего, именно факт появления на экране самого популярного в Твиттере красавчика-серцееда (он первым среди пользователей сервиса набрал миллион читателей, сегодня их стало более 12 миллионов) станет определяющим для большинства потенциальных зрителей "Джобса". Да, пожалуй, еще надежда разжиться дурно пахнущими подробностями из жизни столь знаменитой личности, как Стивен Джобс, посмаковать их.

Что ж, Кутчера в фильме будет немало, он заполонит собой все пространство и даже попытается выйти за пределы экрана, потому что кроме Никки в фильме "Бабник" Эштон Кутчер оказался способен играть единственную роль – самого Эштона. Так что как он ни старается скопировать жесты, мимику, походку Джобса, неизменно выходит Кутчер, старающийся повторить жесты, мимику, походку…

Что касается скабрезных подробностей, их будет куда меньше, чем Кутчера: все же рейтинг "Империи соблазна" +12 обязывает к определенной строгости. Так что низменные пороки, грязное белье разврата, запах страсти – это лишь по касательной. Зато сама личность Джобса будет препарирована, расчленена основательно, а его темные стороны показаны подробно до неприятных мелочей: нервные припадки, равнодушие, предательство, ложь… Кстати, о лжи – немало сюжетных линий в фильме появилось из ниоткуда и ушли в небытие. И никакого объяснения им придумать невозможно, кроме того, чтобы скормить сказочку о том, насколько непредвзяты американцы даже к своим великим деятелям, к кумирам.

В результате Стив-Кутчер предстает бабником, не гнушавшимся никакими "соблазнами". Он перестал учиться в институте, ибо ему ближе были секс, наркотики, рок-н-ролл; отказался от родной дочери, потому что не верил, что мог оказаться отцом. А своих друзей, вместе с которыми он основал Apple, он предавал и унижал столько раз за фильм, что растерянный зритель никак не мог понять, почему никто из них его не послал, не ушел, хлопнув дверью. Вместо этого они, будто фильм "Империя соблазна" не байопик, а история дудочника и стаи крыс, как мантру повторяли монологи о преданности, дружбе и величии отца-основателя империи… компьютерной империи. Больше ничем, совершенно ничем, кроме компьютеров, никогда не интересовался Стив. Больше ни о чем не мечтал, ничего не придумал, не реализовал.

Стива Джобса не стало менее двух лет назад. Этого времени явно оказалось недостаточно для создание достойной его киноистории. Впрочем, судя по фильму, и задачи не было сделать его качественно. Будто торопился кто-то – вдруг забудут главного героя. В 2006 году, к пятилетию трагедии 11 сентября, Оливер Стоун преподнес зрителям историческую драму "Башни-близнецы". Фильм-скороспелка был сырым по сценарию, спорным по кастингу, он отдавал вкусовщиной и избыточествовал ура-патриотизмом. Впрочем, по сравнению с продуктом от Штерна, "Башни-близнецы" можно считать эпопеей.

Искушение пересмотреть "Джобс. Империя соблазна" когда-либо вряд ли появится.

Мария Свешников, Russia.tv