Новости

Страсти по Озону

В 2003 году южнокорейский режиссер Ким Ки Дук представил публике фильм "Весна, лето, осень, зима… и снова весна" о Молодом монахе, постигающем жизнь и взрослеющем под руководством Старого монаха. Из любви к искусству настоящему, а также для наибольшей достоверности – возможно – Ким Ки Дук решил снимать каждый сюжет картины в сезоне, соответствующем титрам. Спустя 10 лет самый любимый у россиян французский режиссер Франсуа Озон привез в Канны свою версию поэтапного взросления, назвав картину "Молода и прекрасна".

У Озона в сюжете на один сезон меньше. И взрослеет, что понятно даже из названия, девушка, 17-летняя Изабель (Марина Вакт). Но разве когда-то, хоть раз, режиссера интересовал глубокий внутренний мир сильного пола? Да и в каком порядке по отношению к временам года снимались новеллы - совершенно неважно, хотя каждый сезон, безусловно, символизирует собой определенное психологическое состояние героини. Знойным летом Изабель ждет приезда приятеля-немца. Она слегка влюблена в него, но куда больше ей важно избавиться от девственности. Для этой цели подойдет любой, но пусть уж будет Феликс (Люка Призор).

Вышло не слишком романтично, неудобно и уж совсем не приятно. Но для прагматичной и циничной Изабель цель была куда важнее средств, иначе - что совершенно очевидно – она не позволила бы этому случиться безо всякой (от моральной до практической) подготовки на пляже. И мелкие песчинки ее беспокоили куда значительнее, чем Феликс, от которого, впрочем, девушка избавилась довольно быстро.

Вернувшись осенью в элитный парижский колледж, Изабель приступила к исполнению своего главного замысла – стать девушкой по вызову для богатых и немолодых мужчин. Но для этого понадобится вести двойную жизнь. Что, впрочем, не слишком сложно при вечно занятой собой матери, которую куда больше, чем странности в поведении дочери, волнует исчезновение шелковой блузки, и отчиме, не замечающем очевидного. Ближе к зиме Изабель заматерела в прискучившем хобби. Но благородно завершить эксперимент режиссер ей не позволил, и импозантный клиент умирает в самый разгар "свидания".

Дальнейшее, как, впрочем, и первая часть истории, набито фактурными штампами и расхожими поведенческими клише. Даже смерть в самый неподходящий, отчасти курьезный момент, зафиксирована в анналах истории, начиная с версии о том, что Чингисхан умер во время секса, а его примеру последовали император Карл Великий, философ Авиценна и римский папа Лев VII.

Но совершенно очевидно, что Озона не волнуют такие мелочи, как повторы и шаблоны. Больше того, он с удовольствием расставляет на них акценты: мать, спешащая спровадить проблемную дочь то к психологу, то к отцу из боязни, что ей самой придется участвовать в жизни дочери больше, чем стандартным поцелуем на ночь или поездкой в Лондон на шопинг. Дочь, провоцирующая всех вокруг на негативную реакцию, а на самом деле мечтающая кому-то быть нужной. Использованный одноклассник, третируемый младший брат, отчим, слегка влюбленный в падчерицу.

Ложь, равнодушие, скука, пресыщение и оттого надежда на острые ощущения в других сферах царствуют в "Молода и прекрасна". Парадокс, пожалуй, лишь в том, что фильм о красивой обнаженке (кстати, 17-летнюю Изабель играет 23-летняя актриса, выглядящая, скорее на 25, а не как несовершеннолетняя) по большей части неприятен и мужчинам, и женщинам. Но совершенно по разным причинам. Сильный пол, восхищенный физиологической составляющей "Молода и прекрасна", искренне не может понять мотивы поступков Изабель, отчего пребывает в крайнем раздражении. Женщины же мгновенно просчитывают ситуацию, после чего презрительно отворачиваются.

Не исключено, что именно на эту первую реакцию и рассчитывал Франсуа Озон, препарирующий человеческое сознание не актера, а зрителя. Куда больше его интересует вторичная реакция. Судя по тому, что в каннской гонке за "Золотую пальмовую ветвь" Озон остался без наград, а вместо него главный приз забрал Абделатиф Кешиш, увековечивший в куда более примитивном, плотском фильме "Жизнь Адели" любовь двух юных дев, его интерес оказался полностью удовлетворен: никто не хочет думать в кино. И еще меньше сегодняшний зритель стремится заглянуть вглубь самого себя.

Мария Свешникова, Russia.tv