Новости

Чуждая родня

И века не прошло с тех пор, как христианская Европа водрузила на пьедестал славы и доблести французского писателя Поля Клоделя. Его пьесы бесконечно ставятся на подмостках всевозможных театров, ему посвящают научные статьи и даже диссертации, а о его жизни слагаются едва ли не легенды. Еще бы - отказавшись от веры отцов в юности, он посвятил свою жизнь дипломатической карьере. Но как-то раз Клодель зашел в Собор Парижской Богоматери, где, под влиянием сильнейших переживаний, случилось его возвращение в Католическую Церковь. С тех пор Поль переменил образ жизни на правильный (хотя, скорее, внешне) и принялся сочинять духовно-художественную литературу.

Впрочем, сочинительством он увлекался всегда, что оказалось несложно: перед мужчинами все дороги были открыты. А вот по отношению к женщинам Европа конца XIX - начала XX века лишь мнила себя просвещенной и раскрепощенной. Так что куда меньше повезло сестре Поля. Той самой, о ком режиссер Брюно Дюмон снял драму "Камилла Клодель, 1915", благодаря которой есть возможность убедиться в том, что жизнь одаренного скульптора Камиллы Клодель (Жюльетт Бинош) была далека не то что от идеальной, но и от мало-мальски  нормальной. По крайней мере именно к тому времени, о котором решил рассказать Дюмон.

Впрочем, и прежде все складывалось весьма трагично: талантливая Камилла, занимаясь в группе студенток у скульптора Альфреда Буше, рано поняла, что в искусстве она может соперничать не только с девушками, но и с мужчинами. Параллельно она стала подругой, наперсницей и любовницей Огюста Родена. Их отношения продолжались 10 лет, в течение которых Роден не порвал связь со своей предыдущей пассией. Что между ними произошло - наверняка утверждать трудно. Доподлинно известно лишь то, что в период отношений с Камиллой Роден создал наибольшее количество скульптур, главной темой которых была чувственная любовь. Наиболее известны среди этих работ "Поцелуй" и "Вечный идол". У Камиллы же за это время стали проявляться признаки психического расстройства, и в 1913 году родственники поместили ее в психиатрическую клинику. Именно там, далеко от любимого Парижа - единственного места, где она была окружена понятными предметами и людьми, где она могла творить, Камилла Клодель провела 29 лет своей жизни.

Нет, всего этого не покажет в фильме Дюмон, тем более, что эту часть жизни скульпторши экранизировал в 1988 году Брюно Нюйттен, пригласив в драму "Камилла Клодель" на заглавную роль Изабель Аджани, а на роль Родена - Жерара Депардье.  Брюно Дюмон продолжил рассказ Нюйттена, сосредоточившись на образе Камиллы, которая очутилась под попечительством монахинь, отказавшихся от всего мирского. В том числе искусства. Впрочем, и до пострига вряд ли кто-либо из них интересовался созданием скульптур - в силу своего происхождения.

Сюда, в сумасшедший дом, обеспеченные французы сдавали своих "неудобных" родственников, обремененных любыми болезнями - от сложнейших психических до генетических (но разбираться  было некому: уровень медицины позволял лишь создать минимальные условия для поддержания жизни, не более того). При таком наборе диагнозов насельники  впечатляли даже на экране. И так хороши и живы оказались образы, созданные режиссером, что увлекшись собственными переживаниями, забудешь о Камилле. И лишь через некоторое время приходит осознание: как мало надо в этой потрясающей природе, в уединенном монастыре, но среди душевных монстров, чтобы здоровому человеку сойти с ума. Достаточно просто находиться здесь недолго - а Камилла провела большую часть жизни.

В тот момент, когда ее "обнаружил" режиссер, она провела времени в монастыре немного, но достаточно для осознания, что больше она никогда не сможет жить, творить, дышать. Весь этот психологический груз с легкостью выдерживает Бинош, с неповторимой, чрезвычайной  достоверностью воспроизводящая внутреннее состояние своей героини. Да что там о достоверности - актриса не просто проживает физические, душевные и нравственные испытания, выпавшие на долю Камиллы: парой крупных планов, на редкость выразительных взглядов, убийственных монологов она завоевывает зрителя. Ее Камилла - продолжение образа, созданного Аджани: повзрослевшая, помудревшая, бесконечно больная, но не утратившая жара, страсти, и поэтому мгновенно пленяющая сердца поклонников.

При таком раскладе у внезапно появившегося на сцене ее брата Поля (Жан-Люк Винсент) не остается ни малейшего шанса выиграть это сражение за симпатии тех, кто будет смотреть "Камиллу Клодель, 1915". Как христианин, мужчина, брат всю жизнь завидовал сестре и ненавидел ее за то, что она куда талантливее него самого. В разы.

Фильм "Камилла Клодель, 1915"  не о том, как прожила и умерла свою жизнь одна неудавшаяся скульпторша. Он о современном мире, где по-прежнему в угоду тем, кому нужны красивые мифы и сказки, переписываются биографии и жизни. О том, что никто не может быть честен даже наедине с самим собой. О великих людях, которым не повезло прожить свою жизнь в мелочном и мелком окружении. Настоящее непростое кино, с которым можно не соглашаться, спорить, ненавидеть. Но невозможно игнорировать, тем более, что с этой недели картина уже в российском прокате.

Мария Свешникова, Russia.tv