Новости

"Иуда": "Серебряный Георгий" за тридцать серебренников

Библейский предатель Иуда Искариот перестал быть однозначно негативным персонажем уже довольно давно. Из последнего достаточно вспомнить культовую рок-оперу Эндрю Ллойда Уэббера "Иисус Христос - Суперзвезда". Однако задолго до "Суперзвезды" на этого персонажа по-другому взглянул классик серебряного века русской литературы Леонид Андреев, написав свой апокриф "Иуда Искариот" еще в 1906 году. В 2013 же свое видение неоднозначного произведения Андреева в рамках 35-го московского кинофестиваля представил режиссер Андрей Богатырев.

С первых кадров становится понятно, что "Иуда" полностью соответствует своему названию. Эта апокрифическая картина представляет собой взгляд со стороны не столько на известную библейскую историю, сколько на самого Искариота. Именно он всегда в кадре, именно он толкает повествование вперед. Апостолы, да и сам Христос, обезличенный режиссером и превращенный в просто Учителя, лишь оттеняют мрачного персонажа Алексея Шевченкова.

Об этом наглядно говорит еще и то, что после просмотра в памяти почти никого и ничего, кроме, собственно, Иуды не остается. Смутные образы Андрея Первозванного, бросающего камни, Пилата, приказывающего принести воды, тонут в криках беснующейся на суде над Христом толпы и забываются, стоит камере поймать катящуюся по щеке Искариота слезу. По-настоящему яркими и запоминающимися вышли лишь глупый Фома, прекрасно исполненный Сергеем Фроловым, да взгляд Учителя, который определенно удался сыгравшему его Андрею Барило.

Тем, кто в свое время восхитился режиссерским талантом Мела Гибсона в его "Страстях Христовых", стоит смотреть "Иуду" с осторожностью, так как эта картина является полной противоположностью гибсоновских "Страстей…" как по визуальной составляющей, так и по основной идее. Фильм Богатырева не захватывает пафосом и религиозной мистикой, не поражает кровавыми сценами, он почти полностью состоит из диалогов, быта, личных переживаний и яркого символизма. Апостолы бредут за Учителем из селения в селение, едят, спят, плетут рыболовецкие сети, слушают проповеди да собирают пожертвования. А вокруг них исступленно носится Искариот, вопрошая "Куда же идете вы, глупые?".

И почти каждый диалог в фильме – самостоятельная философская притча:

 - Зачем вы идете за ним?
– Он ведь Учитель, потому и идем.
– А куда?
– Куда он, туда и мы.
– Глупые вы.
– Почему?
- Потому что он знает, куда идет. А вы нет.

Все те приемы, которые у многих вызывают раздражение и совершенно не ассоциируются с серьезным кино – трясущаяся в руках оператора камера, резкая смена планов и сцен, упрощенный, уличный язык, - сложились у Богатырева в органичную картину, наполненную символами и скрытыми смыслами.

Даже тем, кто любит поспорить о преимуществах книг перед их экранизациями, режиссер не дал для этого повода, хотя и не старался перенести повесть на экран слово в слово. Некоторые сцены Богатырев поменял местами, какие-то опустил, а иные, лишь упомянутые Андреевым, напротив, раскрыл и сделал основными. Фильм вышел действительно авторским, а история получилась больше человеческая, чем библейская.

Без недостатков, конечно, тоже не обошлось. Может быть, история оказалась слишком сложной, может быть, молодому режиссеру просто не хватило опыта, но факт остается фактом – тяжелое, затянутое повествование могло бы нагнать дремоту даже на самых ярых поклонников Леонида Андреева. Могло бы, если бы не Алексей Шевченков. Его "Иуду" не хочется отпускать до самых последних минут, насколько бы тяжело они не давались. И даже внезапный, словно обрубленный финал совершенно не толкает к выходу из зала – хочется еще посидеть и дослушать звук дождя под заключительные титры. За такого живого и настоящего Искариота "Иуде" можно простить многое. Оценили игру Шевченкова и критики: по итогам кинофестиваля Алексей получил "Серебряного Георгия" за лучшую мужскую роль.

"Иуда" Андрея Богатырева не стал откровением 35-го кинофестиваля. И тем не менее мы получили неоднозначное, серьезное и красивое кино о человеческой душе, выборе и вере.

Алексеев Михаил, Russia.tv