Новости

В левой руке – "Сникерс"

В течение нескольких лет Сергей Эйзенштейн раздумывал над возможностью экранизации "Капитала" идеолога коммунизма и социализма Карла Маркса. Этот проект режиссер "Броненосца Потемкина" планировал осуществить, используя нарративный метод, придуманный Джеймсом Джойсом для романа "Улисс" (повествование основано на словах рассказчика, от лица которого оно ведется). Как известно, Эйзенштейну так и не удалось исполнить этот замысел, а режиссеру Коста-Гаврасу эта идея даже в голову не приходила. Просто он снял фильм "Капитал" и, представив 8 сентября 2012 года на Международном кинофестивале в Торонто, выпустил его в мировой прокат.

Скорее всего, российский зритель никогда не узнал бы о новом политическом заявлении великого режиссера, если бы  35-й ММКФ не вручил Коста-Гаврасу почетный приз "За вклад в мировой кинематограф". И не придумал отдельную ретроспективную программу под названием "Сопротивление". Вот так и вышло, что одним из героев "Сопротивления" стал финансовый триллер "Капитал" от 80-летнего борца с мировой несправедливостью.

Сюжет прост и, несмотря на то что триллер снят по одноименному роману Стефана Осмонта (писатель, о котором известно лишь то, что эти имя и фамилия - псевдоним), исполнен в классическом стиле Коста-Гавраса. Стиле, узнаваемом, начиная с "Убийц в спальном вагоне" (1965) и "Дзеты" (1969) — смесь политической или экономической подоплеки глобального масштаба с личной историей одного индивида, документалистики с вымыслом, столкновение личности с некой тоталитарностью.

В данном случае Марк Турнье (Гад Эльмалех) противостоит глобальному экономическому кризису. А потом посажен советом директоров в кресло вице-председателя банка. Ему кажется, что это - пик карьеры, что вот она - минута славы. Далеко не сразу Турнье осознает, что ему уготована роль марионетки. Хладнокровно и безжалостно ко всем, начиная с самого себя, он начинает планировать ответный удар. В результате не только благополучно ускользает из каждой ловушки, но и оказывается на высоте положения. Вот он — новый банкир, не боящийся кризиса, акул и воротил от бизнеса, способный положить на финансовый жертвенник свои самые потаенные мечты и страсти. Сменив маску, изображая Робин Гуда, миром будет по-прежнему править капитал.

Уникальность работ Коста-Гавраса в том, что даже такой, в целом малоинтересный "экономический" сюжет, замешанный на бесконечных переговорах, заседаниях, набитый неинтересными подробностями из жизни настоящего финансиста, смотрится на одном дыхании. А порой и его не хватает — не хватает времени подумать о себе. Вернее, как раз все мысли о себе, своей глупости, наивности в контексте мировой финансовой системы. Пережить эту психологическую травму поможет лишь приступ острого сарказма.

Парадокс в том, что где-то к середине фильма начинаешь осознавать, что Гаврас намекает каждому из сидящих в зале, что стоит критически оценивать свое состояние (в прямом и переносном смысле этого слова), что настало время посмеяться над своими иллюзиями, чаяниями, надеждами — так будет проще принять неизбежное. Второй вывод, с которым уже выходишь из зала — пораженным, оглушенным: вместо того чтобы ненавидеть, презирать, ты начинаешь сопереживать хладнокровному банкиру. И тайно надеяться, что его идиотский роман с топ-моделью закончится счастливым "до последнего вздоха". И благодарить составителей программ Московского кинофестиваля за возможность "протрезветь" спомощью "Капитала" и Коста-Гавраса.

Мария Свешникова, Russia.tv