Новости

    Вонг Кар Вай В Москве / Автор: Михаил Свешников

    Вонг Кар Вай: Мы стараемся внести свой вклад в кинематограф

    Один из самых именитых сценаристов и кинорежиссеров Гонконга Вонг Кар Вай приехал в Москву, чтобы представить российской публике свой новый фильм "Великий мастер". Боевик, над которым работали кинематографисты Гонконга, Китая и США, посвящен Ип Мане - основателю одной из самых прославленных школ боевых искусств Китая. Его биография тесно переплетается с судьбой страны, оказавшейся в эпицентре военных действий. Остаться преданным идеалам, своей миссии, непросто. Еще сложнее это сделать, когда Ип Мане надо отстаивать право именоваться лучшим в боях, чтобы сохранить единство кланов.

    "Великий мастер" - первый фильм (не считая короткометражек) с 2007 года, когда Кар Вай представил своим поклонникам очень американскую историю "Мои черничные ночи". Поэтому первый вопрос мастеру, нашедшему время пообщаться с российской прессой, был о причинах столь долгой творческой  паузы.

    - Перерыв на самом деле вышел большим. Но это не значит, что я ленился. Что касается этого фильма, то я посвятил три года тому, чтобы изучить различные школы боевых искусств. Мы слушали рассказы китайских лидеров боевых искусств и узнали, что кунг-фу - это то, чему нельзя научиться, просто читая книги. Нам пришлось путешествовать из одной провинции в другую по всему Китаю, встречаться с разными мастерами, и только тогда мы потихоньку начали осознавать, чем живет то или иное искусство, что стоит за ним.

    - Расскажите, насколько точно вы следовал историческим фактам и что в фильме оказалось художественным вымыслом?

    - С одной стороны, меня, безусловно, вдохновила история этого великого человека. Но если вы внимательно наблюдали за развитием сюжетной линии, то это не просто история боевого искусства, это сжатая версия, моя интерпретация истории Китая: в стране была монархия, потом возникла республика, была война, потом началась гражданская война. По мере того, как нелегкие времена сменяли друг друга, на примере героев фильма становится понятно, насколько сложно оставаться человеком, придерживающимся своих принципов и следующим зову сердца.

    - Что для вас было сложнее - постановка боевых сцен или создание личностей персонажей?

    - Для меня все было внове. Я являюсь фанатом боевых искусств, поэтому мне сложно было бы работать, не проведя предварительной работы. Большинство сюжетных линий разворачиваются в Гонконге: сначала на юге, потом - на севере Китая, в самом Гонконге. Мне было непросто три года потратить только на постановку боевых трюков. Но мне кажется, что наибольший опыт я приобрел, работая с сотнями людей, задействованных в фильме. Подобный опыт случается лишь раз в жизни. И большое спасибо актерам, которые смогли все сделать правильно.

    - Последние слова мастера были о том, чтобы дочь не искала мести. Однако она все равно решила отомстить. Почему?

    - Мне кажется, в фильме можно найти объяснение этому. Отец утверждает, что мести не существует. Но он так говорит, потому что лишь один человек имеет право мстить – его дочь, и он понимает, что, ступив на тропу войны, она всегда будет в опасности. А как всякому отцу, ему хотелось бы, чтобы у нее была обычная жизнь, чтобы она была обычной женщиной, нашла счастье в любви, стала врачом. Мы понимаем намерения отца, но понятно и то, что дочь не может в данной ситуации следовать его заветам. Ведь она верит, что ей нужно добиться справедливости. Она должна отомстить за честь отца, отстоять ее.

    - Что Гонконг дал вам, как режиссеру?

    - Во-первых, Гонконг – место, подобных которому в мире нет. Здесь нет и съемочных павильонов, и приходится бороться, чтобы выжить. Когда я начал снимать в Гонконге, мне пришлось самому всему учиться, это место закаляет, учит независимости. Никто тебе не помогает, и ты учишься выживать в этой обстановке.

    - У вас есть ученики? Кого вы считаете своим учителем?

    - Мы совсем недавно это обсуждали. Великий режиссер - Сергей Эйзенштейн, потому что он был основоположником всего. Мы же просто пытаемся сделать все возможное и показать, на что мы способны в кинематографе. Мы стараемся внести свой вклад в кинематограф. Все молодые кинорежиссеры так поступают.

    - Почему вы используете в конце своего фильма музыку из фильма "Однажды в Америке"?

    - Я считаю, что "Великий Мастер" и "Однажды в Америке" связаны между собой, и я специально использовал некоторые параллели в своем фильме. Таким образом я хотел сказать спасибо Серджио Леоне - режиссеру "Однажды в Америке".

    - В фильме неоднократно упоминается, что нельзя сражаться в кунг-фу с женщинами, и каждый раз это правило нарушается. На самом деле женщины занимаются кунг-фу в Китае, или это запрещено?

    - Определенно, это не запрещено. Но в классическом боевом искусстве нет места женщине. Обычно боевое искусство передается из поколения в поколение, и ему обучаются только мальчики, а не женщины, потому что когда она выйдет замуж, боевое искусство может перейти от одной семьи в другую. За последние сто лет мы видели потрясающих женщин с крайне либеральными взглядами, и они завоевывают себе имя в боевых искусствах. Они разделяют великую честь, но одновременно разделяют и ответственность. Поэтому их роль велика.

    - Говорят, вы дружите с Квентином Тарантино. Если это так, то смотрел ли он ваш фильм и что он сказал?

    -  Если честно, я уже тысячу лет его не видел.

    - Кунг-фу в американских фильмах кажется показушным. Вам бы хотелось поспорить с этими фильмами и показать, какое кунг-фу на самом деле?

    - Нет. Я не вижу большой разницы. Во многих фильмах про кунг-фу говорят о технике и всегда начинают сравнивать, у кого она лучше. Но в нашем фильме техника уходит на второй план. Здесь главное - образ мышления, философия, стоящая за боями. Я думаю, именно такой подход имеет наибольшее значение. Кстати, когда я встречался с истинно великими мастерами, они оказывались очень скромными. В обычном понимании боевое искусство - это оружие. Но мастера не пользуются этим оружием, потому что они очень скромные.

    - А великие мастера смотрели ваш фильм? Что они вам сказали?

    - Они смотрели и очень гордятся им. Потому что они понимают, насколько сложной оказалась работа над ним, ведь они участвовали в создании фильма, они объясняли мне каждый шаг. Но они также настояли на том, что далеко не все стоит показывать на экране. Это традиционное китайское боевое искусство, но его никак не поддерживает  государство, так что мастерам самим приходится поддерживать традиции. И великие мастера, достигшие 70-80 лет, продолжают учить новое поколение. И благодаря им искусство кунг-фу передается из поколения в поколение.

    Екатерина Вершинина, Михаил Свешников, Russia.tv
    Фото Михаила Свешникова