Новости

Блеск и мишура

"Да, позолота-то сотрется, свиная ж кожа остается!", твердили мальчику стены в "Старом доме" Ганса Христиана Андерсена. Неизвестно, любил ли Фрэнсис Скотт Фицджеральд сказки великого скандинава, но почему-то именно этими словами отдает его роман "Великий Гэтсби". То же послевкусие остается и от фильма База Лурмана, снятого по книге Фицджеральда, открывшего 66-й Каннский кинофестиваль.

Андерсоновское послевкусие ощущается и в финале картины. Впрочем, до финала еще надо добраться. А что касается винной терминологии, то она более чем уместна при описании эпохи, в которую довелось родиться, жить, любить, мечтать Джею Гэстби (Леонардо ДиКаприо) – Америки 20-х годов прошлого века. Бутлегерство, нувориши, презрение и одновременно зависть "голубой крови", золото, брызжущее через край, не замечающее нищеты, доведенной до крайнего отчаяния. И шампанское, много, бесконечно много шампанского - ведь только оно способно стать достойным символом достатка.

А там, где шампанское течет рекой, его сопровождает непрерывный праздник, танцы до упаду в умопомрачительных нарядах и страсти – безудержные, но точно выверенные, жестокие и равнодушные. Так бывает там, где нет места настоящим чувствам, где их убивают в зародыше, потому что они мешают самым важным жизненным планам, посвященным самим себе. Среди этого угара холодного безумия один лишь Гэтсби выделялся удивительной человечностью, по мнению Ника Каррауэя (Тоби Магуайр), от лица которого и ведется рассказ. Ник поселился в хижине возле дворца Джея и принялся наблюдать. Но внезапно молодой человек осознал, что из особняка за ним тоже подглядывают. Ответ, впрочем, довольно скоро был получен – Гэтсби крайне интересовали близкие родственники Ника. Особенно его кузина Дэзи Бьюкенен (Кэри Маллиган). Замужняя кузина.

Тихо, неспешно разворачивают полотно событий Фицджеральд и Лурман, предлагая войти во вкус, подумать, осознать, принять решение – хочется ли участвовать в чужой жизни. Не подсматривать, а именно участвовать, потому что без сердечного вовлечения в эту удивительную историю посмотреть "Великого Гэтсби" не получится. Шумного и тихого одновременно, яркого и приглушенного, мистического и насквозь реалистичного "Гэтсби". На удивление гармонично сошлись в этом фильме роман, сценарий, жизненный опыт и понимание эпохи писателем и режиссером, поэзия природы, пластика музыки.

И даже формат 3D неожиданно идеально подходит в воспроизведении атмосферности. И даже коробящие на первый взгляд шероховатости и несочетаемость текстов с картинкой перестают смущать, потому что в обычной жизни никогда не бывает логической связи между красивыми позами и жестами и настоящими чувствами. И слеза на щеке Маллиган, и нежное подрагивание ее ресниц вдруг оказываются пустышкой, а каменеющий подбородок ДиКаприо и безучастный взгляд Магуайра помогают осознать тщательно скрываемые ими переживания.

Здесь игра перестает быть игрой, а настоящие чувства оказываются пустышкой. И главное ничего не принимать на веру. Впрочем, веры уже совсем не остается. Только протянутая к зеленому огню на том берегу рука. И андерсоновское послевкусие. Помните? "Да, позолота-то сотрется, свиная ж кожа остается!".

Драма "Великий Гэтсби" выходит в российский прокат на этой неделе.

Мария Свешникова, Russia.tv