Новости

Посвящается Филипу Пиррипу

Самый популярный английский писатель Чарльз Диккенс имеет славу романиста, чьи произведения весьма непросто экранизировать. Кажется, и романтизм его на грани элементарного, и сказочные элементы налицо – готовая картинка, а фильмография крайне скупа, и по большей части это экранизации "Рождественской песни". Конечно, были киноверсии книг "Дэвид Копперфильд", "Домби и сын", "Жизнь и приключения Оливера Твиста", "Большие надежды". Но зрителям каждый фильм казался недостаточным, они жаловались на скудость передачи внутреннего мироощущения героев, на скупость, нещедрость к ним сценария.

Не боясь критики, режиссер Майк Ньюэлл решил представить свой вариант романа "Большие надежды", наделенного автором автобиографическими чертами, посвятив его Филипу Пиррипу. Тем, кто не читал Диккенса, откроем тайну: Филип Пиррип – главный герой книги, которого все зовут не иначе как Пип (Джереми Ирвин). Так зовут в детстве розовощекого мальчика, позже симпатичного юношу с непростой судьбой. Его, круглого сироту, приютила сестра, вышедшая замуж за кузнеца Джо (Джейсон Флеминг), и мальчик был готов стать наследником профессии, но...

Но только физически, внутренняя потребность у Пипа была одна – стать джентльменом. Все оттого, что однажды скучавшая в замурованном замке мисс Хэвишем (Хелен Бонэм-Картер), пригласила Пипа поиграть с ее приемной дочерью Эстеллой (Холлидей Грейнджер), а по сути, чтобы развлечь самое себя. Проходят годы, но никак не может Пип забыть странноватую Мисс и ее гордячку дочь. И однажды за ним приезжает лондонский адвокат, объявивший, что юноша стал обладателем значительного наследства. Великим мечтам, большим надеждам суждено сбыться.

Великим ли? Диккенс тонко, виртуозно посмеивается над стремлениями Пипа к светскому обществу, богатству, роскоши, мещанскому комфорту. Да что там, над чужими, над своими личными. Эту линию, как и многие другие, уловил Ньюэлл, сумев передать атмосферу, настрой романа. Скорее всего, отсюда и посвящение фильма, в котором закамуфлировано тонкое послание самому Диккенсу. Раз уж автор смягчил финал романа, который, судя по всему, должен был кончиться трагично, чтобы не расстраивать своего читателя, у режиссера достало человеколюбия быть снисходительным к писательским слабостям.

И это лишь одна из частных линий. В остальном фильм "Большие надежды" Майка Ньюэлла, кажется, можно назвать безупречным. Он настолько гармонично сливается с временем, событиями, героями, природой, Лондоном, обществом, что лишь после первой трети начинаешь замечать, что сюжет обрамляет музыка, что оператор поистине великолепен. Что каждый актер не просто на своем месте: отныне другой не представить себе мисс Хэвишем – лишь неповторимая в своем легком сумасшествии Бонэм-Картер сопсобна ее увековечить. Каторжника Мэгвича с исстрадавшейся душой раскаявшегося преступника способен сыграть только умный и тонкий Рэйф Файнс, обаятельного неглупого красавчика с налетом деревенщины – Джереми Ирвин.

Список можно продолжать до последнего второстепенного актера, до самой незначительной детали, но настоящее кино нет смысла препарировать подетально, дабы подметить его достоинства и недостатки, оно воспринимается как единое целое. И лишь таким видится фильм "Большие надежды", который выходит в российский прокат на этой неделе.

Мария Свешникова, Russia.tv