Новости

    Кад Мерад / Автор: Михаил Свешников

    Кад Мерад: откажусь от роли, если почувствую, что мне не поверят

    Мартэн Казински стал знаменитым. Обнаружил Мартэн это внезапно, заметив, что на него все смотрят в метро, а кто-то даже достает телефон, чтобы его заснять и выложить ролики в сеть. Ведь именно благодаря Интернету и прославился этот неприметный служащий небольшой фабрики. Нельзя сказать, что с популярностью на Казински обрушились и счастье, и удача. Нет, его жизнь, о которой мечтают миллионы, стала просто невыносимой.

    На самом деле популярного в Сети Мартэна Казински не существует – его придумал режиссер Ксавьер Джианолли. А его роль в фильме "Суперстар" сыграл Кад Мерад. Тот самый актер, который за последнее десятилетие переиграл десятки ролей в киноисториях о самых обычных людях, порой попадающих в неожиданные ситуации ("Хористы", "Бобро поржаловать, "Итальянец"). О героях и "маленьких людях", сценариях, Марселе и рок-группе Gigolo Brothers Кад Мерад рассказал, приехав в Москву представлять комедию "Суперстар", которая выходит на этой неделе в прокат.

    - Кад, герой "Суперстар" – это немолодой, уставший человек среднего интеллекта и среднего же возраста, с мешками под глазами и в поношенной одежде. Но в своих мечтах-то он видит себя ухоженным красавцем-блондином двухметрового роста?

    - Нет. Я думаю, он не то что не мечтает о таком, но даже не дает себе труда задуматься о том, что есть подтянутые красавцы в отличной форме, успешные, излучающие достаток. Красота Мартэна в том, что он скромный, он добрый и он щедрый. Правда, щедрость его не многим заметна, потому что она не на поверхности, а внутри него. И она проявляется по отношению к его ближайшему окружению. Он щедрый с коллегами-инвалидами, с людьми, которых встречает. Он готов всем помочь, потому что он отзывчивый. При этом он скромный и невысокого о себе мнения, но и сам говорит о себе в фильме, что ему этого достаточно. И он очень счастлив в своей жизни. Поэтому, кстати, ему будет так сложно преодолеть все, что на него свалится.

    - Вы так хорошо описали Мартэна, он будто сидит рядом с нами за столом, чай пьет. И даже неловко при нем это говорить, но ведь обычно такой типаж называют "маленькими людьми". Вы согласны с таким определением вашего персонажа, что он – маленький человек?

    - Я, пожалуй, не соглашусь с определением "маленький человек" по отношению к Мартэну. Действительно, на таких людей, как он, общество любит вешать ярлыки. Например, "маленький человек". Это проделывает то общество, которое за их счет хочет казаться сильнее, умнее, успешнее. Они станут мыслить категориями меньше-больше, примутся тыкать пальцами, говоря, что это маленькие, серенькие люди. Но я вам скажу, что лично я знаю довольно много таких людей. Да, они очень скромные и живут неприметной жизнью, их нечасто встретишь в ресторанах – они готовят свою похлебку у себя на кухне, они читают, смотрят фильмы, чем-то интересуются. У них не так много средств, поэтому они не могут себе позволить роскошь разнообразия, но они даже и не думают об этом. Они совершенно счастливы в этой своей жизни, интересной и богатой по-своему. И они добрые, любящие, поэтому для меня неважно, насколько они знамениты.

    - Кстати, а для вас самого было легко стать в одночасье знаменитым?

    - Я пока еще не очень знаменит. И было не совсем так, что я однажды проснулся знаменитым, поскольку я и прежде появлялся "в телевизоре". А как только твое лицо хотя бы единожды появится на ТВ, люди начинают тебя замечать. Так что я был немножечко известным до того, как я стал очень известным. Дальше наступает самое интересное: сначала ты испытываешь небольшой внутренний шок – ведь тобой все начинают интересоваться, и тебе кажется, что это классно. И в этом состоянии очень важно осознавать, почему ты стал знаменитым, почему тебя стали узнавать и почитать, что предшествовало этому моменту. Очень важно сохранить баланс между тем, как на тебя реагируют, и пониманием, чего ты стоишь на самом деле, почему ты оказался на пьедестале.

    - Некоторые актеры признаются, что на съемках полностью выкладываются, отдают всего себя. И говорят, что по окончании съемок испытывают опустошение, потому что обнажили душу перед зрителем. Другие уверяют, что для них съемки - это просто работа. К какому типу вы относите себя?

    - Ко второму. Я из тех актеров, которые, как вы сказали, идут на работу, делают ее и отправляются домой жить дальше. Как только я ухожу с площадки, я становлюсь самим собой и живу своей жизнью. Но для фильма "Суперстар" сделал небольшое исключение. Фильм снимался в Париже, но при этом я жил в гостинице, мне нужно было некое дополнительное единение с моим персонажем, чем только то, что я получал на площадке. Я, конечно, старался жить и своей жизнью, но мне пришлось сделать этот выбор ради того, чтобы лучше прочувствовать Мартэна. Но даже в той ситуации я оставался актером "второго типа" – представьте себе, 8 часов подряд превращаться в человека, которому страшно, он не уверен в себе, постоянно в стрессе – такое действительно тяжело пропускать через себя.

    - Вы много лет занимались тем, что писали сценарии. При теперешнем насыщенном, порой жестком графике у вас остается время, чтобы сочинять?

    - Да-да, я продолжаю их писать. Другое дело, что на них надо находить время. Я человек организованный, но надо быть еще более организованными, чтобы уделять им достаточно времени и внимания. Вот, скажем, в конце января я буду сниматься в одном фильме, следом за ним запланирован второй, при этом мне параллельно нужно писать сценарий. Да я просто хочу его писать. А пишу я на юге Франции, поэтому не всегда легко выделить на писанину время. К тому же нужно учитывать, что помимо процесса съемок в фильме вас всегда попросят участвовать в какой-то передаче, дать интервью, куда-то съездить, чтобы показаться в какой-то хорошей акции, поддерживающей фильм, пообщаться со зрителями. К счастью, у меня есть команда помощников, которые организуют мое время, но мне самому тоже требуется себя организовать, если я хочу когда-то закончить сценарий.

    - Какие темы вам интересны как сценаристу, и что вас сейчас интересует как актера?

    - В данный момент я живу на юге Франции, потому что я очень люблю Марсель. Это одно из самых замечательных мест на земле. Я не просто живу там, мы с другом (он марсельский актер с особым характером и говором) пишем сценарий. Что мне нравится в Марселе – это город, поражающий разнообразием. В нем можно встретить совершенно любых и очень разных людей. В нем никогда не бывает скучно даже для кино – его интересно и снимать тоже. Задуманный нами сценарий - это несколько совершенно не зависящих друг от друга историй о людях с деньгами, о совсем скромных людях, о приезжих, увлекшихся очарованием Марселя и забывших о его криминальной репутации. И это истории тех же нормальных "маленьких" людей.

    Что касается моей актерской составляющей, на самом деле, не я выбираю роли, это меня выбирает режиссер, которому кажется, что я хорош для него. Дальше я пропускаю роль через себя, пытаясь представить себя предназначенным мне персонажем, осознавая, как он себя ведет, насколько хорошо я могу его сыграть. И зачастую мне кажется, что эта роль не для меня, что я не справлюсь с ней. Тогда я снова и снова пытаюсь ее понять. И единственная причина, по которой я могу отказаться от съемок, когда меня уже выбрал режиссер, - если я отчетливо понимаю, что эта роль не для меня и сыграю я ее плохо.

    - И как вы понимаете, что роль не для вас? Скажем, должны ли вы чувствовать себя похожим на ваших героев?

    - Конечно, мы должны быть похожи, но речь не о физическом сходстве. Просто я вдруг осознаю, что мне не поверят. Понимаете, когда актер становится известным, зрители узнают его. А когда ты играешь в кино, публика должна забыть об актере, она должна видеть не знакомое лицо, а героя, задуманного сценаристом. Поэтому если я понимаю, что я не смогу его качественно воспроизвести - так, чтобы люди в меня поверили, забыв про меня, Када Мерада, тогда я отказываюсь.

    - В среднем вы снимаетесь в трех-пяти фильмах в год. Вам не жаль того времени, когда вы беззаботно жили, не имея никаких обязательств и играя на ударных в небольших клубах в рок-группеGigolo Brothers?

    - С одной стороны, да, мне не хватает именно тех времен. И я действительно много работаю, так что времени на группу уже практически не остается. С другой стороны, знаете, я люблю работать. И, несмотря на огромное количество работы, я никогда не отхожу от реальной жизни. Я не то чтобы живу в башне из слоновой кости с золотым унитазом. Порой мне удается выкроить время и на нашу банду. Но в целом мне очень нравится моя работа именно тем, что я могу сам выбирать, как мне жить. И чем больше у меня работы, тем большую свободу я получаю. И это очень здорово.

    Мария Свешникова, Russia.tv
    Фото Михаила Свешникова