Новости

    Актриса Илиана Забет / Автор: Михаил Свешников

    Илиана Забет: меня интересуют бордели

    С 13 по 16 декабря в Москве проходил фестиваль "Французское кино сегодня". В кинотеатре 35ММ можно было посмотреть и оценить девять новых картин. Фильмы обязательно выйдут в прокат, и первый из них - участник Каннского фестиваля-2012 "Дом терпимости" от режиссера Бертрана Бонело - уже стартовал.

    Надо сказать, что на французском название картины Бонело звучит куда более логично по отношению к сюжету - "Аполлонида: воспоминания из дома терпимости". "Аполлонидой" именовался бордель, открывшийся в Париже в начале XIX века. Благодаря умелому руководству, у публичного дома сложилась достойная репутация, так что сюда стремились попасть представители элиты. Но спустя сто лет стало понятно, что дни заведения подошли к концу. Еще не облетела позолота, и бархат не слишком истерся, но все труднее куртизанкам улыбаться своим клиентам, изображая удовольствие и счастье. А еще у каждой есть свои страхи, мечты, надежды.

    "Хочу быть независимой, свободной" – произносит самая юная из них, Паулина. И получает в ответ жестокую отповедь от Мадам: "В доме терпимости свободы не бывает". Зато бывают болезни, побои, унижения. А порой на лицах появляются страшные шрамы, напоминающие о былом величии и реальном угасании "Аполлониды".

    Ради того, чтобы представить фильм "Дом терпимости", в российскую столицу на фестиваль приехала актриса Илиана Забет. Юная, прекрасная, крайне смущенная интересом к себе и к своему участию в эротической драме, Забет, тем не менее, очень откровенно отвечала на все вопросы. И разговор с ней вышел неожиданно полноценным, неформальным и интересным. 

    - Илиана, поскольку это ваша первая большая роль, и в России о вас практически ничего неизвестно, можно вас попросить коротко рассказать о себе?

    - Да, я думаю, что и во Франции я не слишком популярная актриса. Я оказалась в этом фильме случайно. Я – парижанка и учусь в Страсбургском университете на факультете искусств. Когда я была моложе, я снималась в короткометражках. Мне понравилось, так что я мечтала продолжать сниматься.  И однажды подружка рассказала о том, что она слышала о кастинге для фильма "Дом терпимости". А так как у меня было свободное время, я решила попробоваться. Тем более, что меня крайне интересовал, можно сказать, интриговал, сюжет о публичных домах.

    - Вы правда хотите сказать, что в столь юном возрасте (Илиане исполнился 21 год, а на момент съемок ей было 19 лет) вас серьезно интересуют публичные дома? И давно? С какой точки зрения – как исследователя, как женщину?

    - В первую очередь как наблюдателя. В первую очередь мне нравится этот исторический период. Мне хорошо известны картины Тулуза Лотрека примерно того времени, которые он писал, когда жил в борделях. А еще я много занималась эротической фотографией, которая родилась как раз в это время. И особенно меня занимало то, как выглядит женщина на этих фотографиях. Это очень легкая эротика, отличающаяся во всем от современных изображений: девушки  улыбались каким-то особенным образом – призывно и слегка хитровато - на этих фотографиях.

    - Вы себе ставили задачу реализовать на экране то, что вы заметили на старинных фотографиях?

    - Может быть. Но об этом лучше судить зрителям. Кроме того, сюжет развивается таким образом, что, помимо женской хитрости и внешней легкости развлечений и постоянного праздника, атмосфера в фильме накаляется, становится все более тяжелой. И в результате моя героиня (да и все остальные) оказалась в тисках между этими двумя крайностями. Поэтому у меня было много задач, мне пришлось много трудиться.

    - Кстати, о труде. Вы прежде знали что-нибудь о режиссере Бертране Бонело? И как вам было работать с этой весьма непростой личностью?

    - Я вообще ничего о нем не знала. Я впервые услышала его имя на кастинге, тогда же мы и познакомились. Наше знакомство прошло отлично. Бертран много со мной разговаривал. Бонело оказался человеком, очень тонко чувствующим актеров. А по отношению ко мне он вообще решил быть покровителем, скорее защитником. Так что мне очень понравилось с ним работать.

    - Вам, настоящей, хотелось бы оказаться в той эпохе начала прошлого века?

    - Конечно, мне случалось мечтать о том времени, оно мне нравится с эстетической точки зрения. Особенно мне нравятся костюмы и платья – и носить их было бы очень приятно. И, конечно, тогда была замечательная манера ходить, двигаться. Но в остальном, что касается того времени, мне бы не хотелось тогда жить.

    - То есть вы осознаете, что женщина, являясь частью декораций,  прекрасной частью, была совершенно бесправной?

    - Конечно. В частности, поэтому мне и не хотелось бы жить тогда. Меня вполне устраивает наше время. Как минимум потому, что к женщинам сейчас лучше относятся.

    - Вы хотели бы продолжать сниматься в кино? Или для вас важнее продолжать получать образование?

    - Я бы с удовольствием снималась и дальше. Ну а пока я изучаю искусство, что мне очень нравится, и учусь рисовать. А вообще мне очень нравится работать одной и как бы для самой себя, открывая в себе что-то новое. С другой стороны, мне очень понравилось то состояние, которое я испытывала, когда оказалась в съемочной группе. Когда надо было работать в тесном контакте со многими людьми, это оказалось не так страшно.

    - Есть один  весьма банальный вопрос, который принято задавать актерам, но вам его в силу сыгранной вами роли задать уже невозможно. Звучит он так: "На что вы были бы готовы пойти ради роли в кино"? Так что изменим формулировку: вы готовы повторить пережитой опыт?

    - Все будет зависеть от  оправданности моих действий. В фильме "Дом терпимости" я очень долго колебалась, я даже боялась сцен, в которых мне приходилось играть. С другой стороны мне было интересно, потому что и фильм оказался интересным. Кроме того, к моменту съемок я уже посмотрела другие фильмы Бертрана. Так что я понимала: все, что он меня попросит сделать, будет оправдано сюжетом, самим фильмом.

    А кроме того, меня это очень расслабило. Я никогда не планировала делать такое перед людьми. До того, как сняться в этом фильме, я даже не представляла, что я могу раздеться и больше, но по окончании съемок я поняла, что они пошли мне на пользу.

    - Кстати, ваши родители видели  фильм? Как они отнеслись к вашему эксперименту?

    - Все нормально. Они свободные люди и с пониманием относятся к моему взрослению и моим увлечениям.

    Мария Свешникова, Russia.tv