Новости

    Фестиваль "Рандеву с молодым французским кино". Актер Матье Деми / Автор: Михаил Свешников

    Матье Деми: воспоминания проще выбросить на помойку

    В Москве, в кинотеатре 35mm, открылся фестиваль "Рандеву с молодым французским кино". С 19 по 25 сентября новое поколение французских режиссеров – тех, кто успел снять всего пару фильмов, а то и вовсе дебютанты в большом метре, расскажут о том, какой они представляют себе истинно французскую женщину. Всего в рамках фестиваля будет показано 11 новых картин. В течение ближайшей недели гостями "Свидания" ("рандеву" переводится с французского как "свидание") станут режиссер Гийом Брак, режиссер, сценарист, актриса Катя Левкович и режиссер Жюльен Донада.

    По традиции на церемонию Открытия фестиваля прибыл посол Франции в РФ Жан де Глиниасти, произнесший приветственное слово на отличном русском (франкоговорящим гостям праздника смысл выступления Глиниасти донес переводчик). После чего на сцену был приглашен режиссер, сценарист и актер Матье Деми, чей дебют в большом метре - фильм "Американо", снятый во Франции, Соединенных Штатах и в Мексике, и короткометражка "Потолок" открыли работу киносмотра.

    "Американо" – запутанные страницы жизни немолодого полуфранцуза-полуамериканца Мартэна Купера, роль которого играет сам Матье Деми, внезапно узнавшего о смерти матери Эмили. После развода с его отцом Эмили перебралась в Лос-Анджелес, и теперь ему придется поехать в Америку, где жила мать, чтобы организовать доставку тела, а также быстро продать ее квартиру. Однако неожиданно выясняется, что квартиру мать хотела бы оставить мексиканке по имени Лола, и это сильно осложняет ситуацию: уже давно Лолу никто не видел, поговаривают, что полиция депортировала ее на родину.

    Мартэну придется принять непростое решение – получить наследство самому или поехать искать девушку, которая на самом деле имеет самое непосредственное отношение к режиссеру Матье. Дело в том, что его родители – известные французские режиссеры. И первый фильм его отца Жака Деми (режиссера знаменитой музыкальной драмы "Шербурские зонтики") назывался именно "Лола". А в 1981 году в фильме своей матери Аньес Варда "Ложный документальный фильм" Матье сыграл мальчика Мартэна Купера. За разъяснением только и оставалось, что обратиться к самому режиссеру.

    - Матье, первое, что бросается в глаза, - это то, что главную героиню вашего первого фильма зовут Лола. Точно так же, как звали героиню дебютной картины вашего отца. Трудно предположить, что вы этого не знали и выбрали имя случайно.

    - Безусловно, это было сделано специально. Имя Лола отсылает к семейной истории и к фильму отца "Лола", в котором главную роль сыграла Анук Эме. Мой фильм посвящен взаимоотношениям отцов и детей, поэтому мне показалось важным отразить ее существование, ведь меня происходящее тогда тоже касалась. "Американо" - это вымышленная история, в которой присутствует одновременно и частичка меня самого. Потому что по ходу сюжета мой герой пытается осознать, кто такая Лола, а во-вторых, ему важно понять, кем была на самом деле его мать. И в процессе работы над фильмом мне было важно понять, кем были мои родители, какую роль я играл в их жизни и какими они были кинематографистами.

    - В фильме постоянно появляются флэш-беки, будто снятые лет 20-30 назад. Это ощущение создается не только от их качества, но и от стилистики кадров.

    - Да, мне хотелось бы их отметить особо: флэш-беки не случайно оказались в фильме. Это отрывки из фильма моей матери Аньес Варда "Ложный документальный фильм", который на самом деле был художественным фильмом. И сына главной героини Эмили, которая после развода с мужем уехала из Франции в Лос-Анджелес, играю настоящий девятилетний я. Поэтому я и говорю, что мой фильм - это нечто среднее между автобиографией и вымыслом. С одной стороны, здесь есть выдуманный сюжет, а с другой - я на него накладываю свои собственные впечатления, собственные мысли, связанные с моей жизнью. И самое главное – моя мама прекрасно себя чувствует, они жива и здорова.

    - В вашем фильме играют Сальма Хайек, Джеральдин Чаплин, Кьяра Мастроянни, Карлос Бардем. Насколько сложно было работать с интернациональным коллективом, да еще собрать стольких звезд в одной картине?

    - Никаких проблем у нас не было. Мы снимали очень просто, безо всяких излишеств, не прибегая к сложным постановкам. Изначально у меня была небольшая команда французов, мы приезжали на место, и там подключались местные профессионалы, и мы работали вместе. Правда, все, что происходит в баре "Американо", мы снимали на студии в Париже с псевдомексиканцами. Хотя некоторые настоящие там тоже были. Например, Сальма Хайек. Кстати, она замечательная, потому что ни с того ни с сего, после стольких блокбастеров и привычки сниматься в масштабных американских картинах, она будто вернулась назад, чтобы работать во французском фильме с небольшим бюджетом. И она великолепно вписалась в свою роль.

    - А как вам удалось уговорить поработать Джеральдин Чаплин?

    - В кино вообще все непросто. Нужно действительно убеждать всех, в том числе и продюсеров, вкладывать в него деньги, убеждать, что твои идеи стоят того. Но у меня был один аргумент "за" – мой фильм очень личный. И мне лишь оставалось убедить и Джеральдин, и остальных актеров, и спонсоров, что такая личная история достойна того, чтобы в нее вложиться тем или иным образом.

    - Когда режиссер становится еще и главным героем фильма, всегда думаешь, насколько это было оправдано. Не проще ли было взять актера? Возможно, отстраненному человеку удалось бы лучше сыграть?

    - Такое совмещение всегда сложно. Хотя, если быть более точным, не столько сложно, сколько более длительный процесс. Совмещение исполнителя главной роли и режиссера требует больше времени, потому что постоянно приходится бегать проверять планы, потом возвращаться на свое актерское место. И только поэтому сложнее, чем снимать фильм или просто в нем участвовать.

    - Во многих фильмах связь людей, в частности детей и родителей, показывается через, казалось бы, отстраненные предметы. Это правда, что ваш герой потому много времени уделяет уборке квартиры от всей, как ему кажется рухляди, что он очищается таким образом и от своей нелюбви к ней?

    - Я надеюсь, да. Прежде всего, я хотел показать, что скорбь и траур – это внутреннее путешествие куда-то в глубины себя. И действительно, во многих историях какие-то чувства раскрываются через объекты, через отношение героев к ним. А так как мой Мартэн находится не в лучшем состоянии, он выбит из колеи, я решил, что это лучше всего показать через отстраненные объекты. Например, в семьях, когда происходит разрыв, люди начинают буквально сражаться из-за каждой мелочи: блюдца, чайной ложечки. И все прекрасно понимают, что на самом деле им не нужна эта ложечка, просто она связана с какими-то воспоминаниями, и идет борьба за эти воспоминания.

    В начале фильма, когда только Мартэн приезжает в квартиру матери, он не знает, как выразить отношение ко всему, начиная с ее вещей. И ему проще выбросить на помойку все, целиком. На самом деле, мне было важно показать, что состояние, которое человек испытывает после гибели близких, это не то, что можно легко распланировать, это куда сложнее. И мне показалось интересным переложить его внутреннее путешествие, которое ощущает каждый в моменты траура и скорби, на реальное путешествие. Поэтому в результате получилось нечто вроде роуд-муви (road movie). Казалось бы, Мартэн все делает не так, как следует, поступает наоборот, но в итоге он приходит к пониманию, чего же он искал с самого начала.

    - Вы работает с актерами любых национальностей. Есть ли у российских актеров шанс сняться в ваших фильмах?

    - Конечно-конечно. Я с превеликим удовольствием сделаю фильм с российскими актерами. И российскими продюсерами и спонсорами.

    Мария Свешникова, Russia.tv
    Фото Михаила Свешникова