Новости

    Игорь Иванов / Автор: Хлобыстова Людмила

    Игорь Иванов: Мне интересна трагедия ненужного человека

    Игорь Иванов ("Есенин", "Брежнев", "Последнее путешествие Синдбада"), ведущий артист Малого драматического театра в Санкт-Петербурге, играет в сериале "Все началось в Харбине…" одну из главных ролей – диспетчера КВЖД Николая Эйбоженко. На съемки актер прилетает из Берлина, где живет уже некоторое время. В Петербурге, во дворе артиллерийского училища на Фонтанке, где снимают улицы Харбина, Игорь Юрьевич рассказал нам о своем герое.

    - Мой герой Николай Эйбоженко - железнодорожник, диспетчер, один из лучших советских специалистов, кого в свое время послали работать на КВЖД. После того как железную дорогу продали Японии, 150 тысяч советских граждан вернулись обратно в СССР, где всех их, глотнувших воздуха зарубежья, свободы, - предали смерти. Конечно, власть боялась смуты. А так их не стало, и все. Одна из "замечательных" страниц нашей истории. Хотя я думаю, все это вневременное – безразличие к человеку, его ненужность – что при царе-батюшке, что в советское время, что сейчас. Такая вот страшная российская черта.  

    - Фильм снимают по воспоминаниям Бориса Христенко, отца бывшего министра промышленности и торговли России Виктора Христенко. Соответственно, Николай, его дед – прототип вашего героя?

    - Не только он. К его образу добавили черты реального американского диспетчера, высококлассного специалиста, который был приглашен на КВЖД еще при царе. Когда после смены власти в стране он собрался уезжать, его просили остаться, предлагали большие деньги, ведь его работа имела огромное значение для железной дороги. 

    - Это тот самый американец, который всю Первую мировую войну проработал в Европе, а потом, уже будучи главным диспетчером в Харбине, погиб при странных обстоятельствах?

    - Верно. Я специально читал о нем, какие-то материалы выкопал в Интернете. Хотя по КВЖД не так много документальных свидетельств сохранилось. Но все они подтверждают, что там действительно работали профессионалы потрясающего уровня, все были одарены. И все в один момент стали не нужны. И вот именно  это - трагедию "ненужного"  человека - мне и показалось интересным сыграть. Человек по политическим или другим мотивам перестает быть необходим, а он предан своему делу, которое доставляет удовольствие, радость, счастье... Не так много сейчас таких людей... И в такой момент от безысходности Николай начинает пить.

    - У него же был выбор. Он мог не возвращаться в СССР, а остаться в Харбине. И тем самым и быть при деле, и спасти себя, родных.

    - Николай наделен всеми чертами советского человека. И как советский человек он не смог остаться и в итоге, как многие, пошел на смерть. Все же знали, что за ними могут прийти, но никто не убегал, даже опасаясь за жизнь детей. Они 15 лет были оторваны от страны и верили, что там лучше. В Харбине эти люди все-таки были чужие, вокруг японцы, китайцы…Но вернувшись на родину, они становились опасными для власти. Люди, поездившие по миру, могут сравнивать, а сравнивая, очень многое понимают про жизнь здесь. Это касается и настоящего, и прошлого. У меня есть возможность сравнить, я сейчас в Берлине живу. И, возвращаясь сюда, чувствую существенную разницу.

    - А как получилось, что вы, актер питерского театра Европы, оказались в Германии?

    - У меня жена из Германии. Она долго жила со мной в России, но так вышло, что в Германии нам лучше. Дети у меня здесь, не хотят ехать. Мама не хочет. А я хочу работать, мне это интересно, у меня много задач в профессии. Накопилось некоторое количество смысла, желаний, которые я хотел бы претворить в жизнь, и там мне это сделать легче. Немцы ценят то, что я умею, и предлагают мне этим заниматься: у меня в Берлине школа и приличное количество людей, которые со мной хотят работать. И потом, немцы же сделали мне дорогостоящую операцию. У меня произошла такая неприятная история: я проиграл в спектакле 30 лет инвалида, по всем сценам мира скакал на деревянной ноге и в результате сустав, на котором я прыгал, деформировался. Но здесь мне эту операцию не могут сделать. А в Германии сделали. Так что сейчас мне там по многим параметрам лучше.

    - Но при этом вы не перестаете играть в российском кино и на театральных подмостках?

    - Да, сейчас я приезжаю в Питер, играю в Малом драматическом театре дней 10 в месяц, а все остальное время я должен быть в Германии, чтобы обеспечивать свою медицинскую страховку. Сейчас работу в театре я свожу к минимуму, но я счастлив, что работал в этом театре, мне нравится то, чем я занимался и как. Это удовольствие огромное, и благодаря этому опыту я многому научился.

    - Я знаю, что сейчас в Малом драматическом театре готовится премьера спектакля "Коварство и любовь" с вашим участием, где вы, кстати, играете на пару с Данилой Козловским, вашим "сыном" в ленте "Все началось в Харбине...".

    - Да, недавно была внутренняя премьера, скоро будет внешняя. В этом спектакле я, опять-таки, играю отца, а Данила – моего сына. Мы с ним друзья, он один из тех молодых людей, которые, занимаясь этой профессией, вызывают у меня уважение, потому что он делает себя, развивается, учится – один из немногих. Я его очень люблю. Он, по большому счету, молодой художник. Есть такие замечательные куски, которые он делает в спектаклях и в кино - он все осмысливает, пропускает через себя. Это очень важно, и это есть далеко не у всех.

    Людмила Хлобыстова, Russia.tv