Новости

Полина Агуреева: "Этот фильм стоит смотреть, чтобы понять что-то в себе"

Полина Агуреева завершила озвучание роли Жени Шапошниковой. Она рассказала о своей роли, о том, каким сегодня может быть фильм о войне, о съемках "Жизни и судьбы".

- Мне кажется, это очень ответственно – играть про войну, особенно сейчас, когда в общем все прекрасные фильмы о войне уже сняты – "Отец солдата", "Они сражались за родину", – а новый язык для того, чтобы как-то переосмыслить войну, еще не придуман.

За тему войны нельзя браться ни в кинематографе, ни в литературе, ни в театре, если ты не чувствуешь ее глубоко. А Сергей Владимирович Урсуляк, я думаю, имеет на это право, он по-настоящему относится к этой теме, очень честно.

Мне кажется, режиссер каждый сам для себя отвечает на этот вопрос  –  нужно ли снимать фильм о войне. Но мне кажется, что Сергей Владимирович скорее хотел не о войне снять фильм, а о человеке на войне. Потому что и роман "Жизнь и судьба" не совсем книга о войне. Это книга о судьбах человеческих, да, которые как-то корежатся, меняются, возрождаются, потом наоборот падают… И война – это очень большое, основное событие, которое влияет на их судьбы. И я думаю, только в этом контексте можно снимать фильмы о войне – если ты хочешь сделать про человека.

- Что происходит в судьбе вашей героини, Евгении Шапошниковой?

- Она – запутавшаяся женщина. В своих ощущениях, чувствах. Запутавшаяся между тем, что ей хочется и тем, что она должна сделать. Между долгом и жизнью. В общем, не цельный такой персонаж. Вот ей война и события эти роковые ей ничего не дали. Скорее она все потеряла, благодаря этим событиям.

- Но все люди потеряли из-за войны очень многое…

- Нет. Многие люди приобрели. Потрясения эти, если их как-то осмыслить, могут возвести тебя на новую высоту. Если ты цельный человек. А если не цельный, то потрясения тебя рушат. Вот и мой персонаж – она из породы тех людей, которых потрясения не облагораживают, не делают цельнее, а наоборот разрушают. Что-то в них, значит было что-то неправильно устроено… И она остается ни с чем. Она одного не долюбила, а перед вторым не донесла долга. Мне кажется, жизнь этого не прощает. Она всегда за это мстит. Потому что за все, что ты сделал в этой жизни, ты несешь какую-то ответственность.

Бывают такие события, как, например, война, когда ты должен нести крест. Это очень тяжело бывает, но с этим ничего не поделаешь. Нужно его нести. Вот для меня Женя Шапошникова как раз тот человек, который и не смог донести свой крест.

- Полина, в предыдущих фильмах Сергея Урсуляка вы пели. А в "Жизни и судьбе" будут ваши песни?

- А почему они должны быть? То есть я пою романсы не потому, что я надеюсь, Сергею Владимировичу нравится, как я пою. А потому что этого требует сценарий, роль. В одном фильме я играла певицу, поэтому пела. В другом… не знаю, почему я пела. И вообще, мне кажется, достаточно неприлично в каждом фильме петь. Как-то очень уже ожидаемо. Я очень люблю петь, очень. Но я не считаю, что хорошо пою, я всем говорю, что не хорошо пою, а  хорошо вздыхаю, когда пою. По-моему, это все-таки разные вещи. И я не считаю себя ни в коем случае певицей, и у меня нет голоса, и никогда этим не занималась. Но петь я очень люблю!

- Как вам работалось на съемках?

- Сергей Владимирович уникальный в работе человек тем, что у него всегда потрясающе хорошая атмосфера на площадке, во всяком случае я никогда не встречала такой прекрасной, ироничной и дружеской и при этом очень рабочей атмосферы. Конечно, это зависит от него. Ну, во-первых, он безумно остроумный человек. Это такой редкий талант. При этом он очень честный по отношению к работе человек. И вот это вот сочетание дает удивительную атмосферу. И просто у него работают всегда прекрасные люди. Гримеры, костюмеры, они всегда очень ответственные, очень творческие, дотошные. Я вообще люблю людей, которые фанаты своей профессии.

- А с актерами, которые играли роли Крымова и Новикова, – с Александром Балуевым и Евгением Дятловым?

- Вы знаете, с Балуевым очень смешно работалось. Потому что мы с ним встречались ровно два раза. Просто он весь фильм меня вспоминает, а сцен на самом деле у нас было очень мало вместе. И с Женей Дятловым тоже мы хорошо работали. Я их очень ценю – это люди, с которыми можно договориться, очень бережные к партнеру и просто очень хорошие люди.

- Какие у вас ожидания от фильма "Жизнь и судьба"?

- Мне кажется, любой хороший фильм стоит смотреть, чтобы понять что-то в себе. Не про время, не про персонажей, не про Гроссмана, не про Сергея Владимировича Урсуляка… Хорошее произведение – оно задает тебе много вопросов. Вообще-то люди живут благодаря вопросам. И вот этот фильм – он будет непростой, это не развлекательный фильм – это фильм со сложными вопросами. Но я очень надеюсь, что есть все-таки люди, которые хотят себе задавать сложные вопросы.

- В этом фильме много таких моментов, когда невозможно сдержать слезы…

- По-моему, это прекрасно. Если так получилось, то это счастье – так хочется переживать и потрясаться. Это значит, что ты живой, это дает катарсис – и кроме искусства, ничто не может это дать. Помню свои детские ощущения от фильма "Отец солдата" – свое неподдельное, настоящее горе. Мне казалось, что я умираю... Я очень ценю эти ощущения в своей жизни. И я хочу их повторять. Потому что когда эти ощущения от искусства – а не от жизни, не дай бог, – то они, конечно, дают просветление и возможность двигаться куда-то дальше.