Новости

    Кадр из фильма "Прометей"

    Через "Ностромо" к "Прометею"

    Автором термина "научно-фантастическая" считается Яков Перельман, дописавший в 1914 году дополнительную главу к роману Жюля Верна "Из пушки на Луну". До него похожее выражение "фантастически научные путешествия" употребил в своей статье "Редиард Киплинг" Александр Куприн. Научная фантастика – тот жанр, что основывается на фантастических допущениях, не выходящих за рамки научного восприятия действительности. Основа научно-фантастических произведений –  открытия, изобретения, исследования. Действие научной фантастики часто происходит в будущем, что роднит этот жанр с футурологией.

    Неизвестно, что знает кинорежиссер сэр Ридли Скотт о Перельмане или Куприне, но научная фантастика ему дается с какой-то парадоксальной элегантностью. Взгляните в небо, замрите под россыпью звезд – видите, между ними движется неугомонная точка? Возможно, это и есть "Прометей" – новый фильм и одноименный космический корабль от Ридли Скотта. Те, кто решил, что режиссер увлекся мифотворчеством – ошиблись, хотя отчасти будут правы. Ведь фильм "Прометей", по сути, тоже миф, только – научно-фантастический. И не о прошлом, о будущем.

    О том будущем, где еще не было "Ностромо", бороздящего космические волны в "Чужом". Зато были любопытные ученые, отыскавшие на Земле следы странной цивилизации. А поскольку странной, то явно неземной, более того, цивилизации "создателей", то есть тех, без чьей помощи не сумели бы люди появиться на свет. Экспедицию возглавляют двое любопытных молодых ученых - Шоу (Нуми Рапас) и Холлоуэй (Логан Маршалл-Грин), им и принадлежит честь открытия "создателей", они же любовники, когда есть время.

    Но пока "Прометей" не добрался до цели, ученые спят, а их сон охраняет загадочно-прекрасный блондин-андроид Дэвид (Майкл Фассбендер), поклоняющийся фильму "Лоурэнс Аравийский" с Питером О’Тулом. Сон не только этой пары, но и остальной команды. Ведь ученые пока еще не подозревают – им только кажется, что они стали большими начальниками. На самом деле они полностью подчиняются Викерс (Шарлиз Терон), а та в свою очередь "Вейланд индастриз"... Словом, типичный "домик, который построил Джек". Их немного, но все они разные, и все прибыли на далекую планету со своей целью. Одни жаждут поклониться создателям, кто-то, будто Железный человек, хочет обрести храброе сердце, третий мечтает продлить себе жизнь. И никто не подозревает о том, что Ридли Скотт совершенно не готов сообразовывать свой фильм с их планами.

    Для начала успокоит зрителя размеренным, неспешным, безумно красивым небом, в котором время теряет свое значение и суетность. А также тем, каким должны быть космические спецэффекты. Режиссер на мгновение приоткроет дверь в свой мир, позволит заглянуть в щелочку и – замереть в немом восхищении от увиденного. Затем все так же неспешно слегка напугает, напомнив – не на романтическую комедию пришли, а на приквел "Чужого". Понимать надо, что не стоит терять контроль за неизведанной планетой. Только руку потяни к неведомому существу, и на полу окажется первая, а затем и вторая жертва. Красивый мир страдает, теряя свое прекрасное лицо. Но эволюцию, как и революцию, остановить невозможно. Так что под присмотром красавца-андроида, невозмутимого убийцы и естествоиспытателя, люди должны будут очень быстро принять решение – продолжать любоваться планетой-убийцей или вспомнить о своей Миссии.

    Вспомнить будет непросто, слишком многое мешать будет: от безжизненного Дэвида, вызывающего куда больше сочувствия, чем отдельные индивиды, до самого последнего титана-убийцы. А ведь зрителю еще предстоит догадаться, кого играет Гай Пирс, и на это потребуется время и сноровка. Но времени уже останется ничтожно мало. Ровно столько, чтобы принять последнее решение – выжить или спасти Землю… даже не подозревая, что более 30 лет назад Ридли Скотт уже придумал и снял "продолжение". Шараду "Прометей" можно попробовать разгадать уже на этой неделе.

    Мария Свешникова, Russia.tv