Новости

Воспоминания о детстве

Дело вовсе не в том, что в 60-е годы прошлого века Азербайджан входил в состав СССР, просто там люди жили согласно вековым обычаям. Они были соседями, друзьями, родственниками, братьями. И старший брат понимал, что если мать осталась вдовой, то на него ложится ответственность за семью. Абсолютная, полная, бескомпромиссная. Исходя из этого знания Джалил муаллим (Сергей Пускепалис) жил сам, поднимал младшего брата Симургу (Евгений Цыганов), старался отстраниться от искушения юной красоткой Бильбер (Нино Нинидзе). "Как всегда, думая о себе и своих близких, Джалил муаллим растрогался и, как всегда, решил быть еще более добрым по отношению к ним, ко всем - к брату, жене и детям, быть великодушным, то есть прощать проступки, совершаемые по недомыслию, и во взаимоотношениях с ними действовать методом убеждений и примеров, обходиться без приказов и категорических указаний, на что он, впрочем, без всяких сомнений имеет полное право, как хозяин дома, их старший, и в конце концов, как человек, которому они обязаны своим существованием и всем лучшим, что у них есть сейчас и еще будет в будущем". Максуд Ибрагимбеков. Повесть "И не было лучше брата".

Так получилось, что известный азербайджанский писатель Максуд Ибрагимбеков стал автором сценариев к огромному числу культовых российских и советских фильмов ("Кто поедет в Трускавец"), но написанную им повесть "И не было лучше брата" экранизировал его сын Мурад. После просмотра я, потрясенная, оглушенная увиденным, спросила Мурада: "Вы, правда, видите людей такими красивыми?". Кажется, он смутился, но сказал "Да". О людях, повести отца, героях, эпохе и Баку Мурад Ибрагимбеков рассказал после премьеры фильма.

- Мурад, я прочитала повесть вашего отца "И не было лучше брата" после того, как посмотрела картину. И честно говоря, я бы не назвала фильм дословной экранизацией.

- Да, фильм снят по мотивам рассказа. В нем много новых, дополнительных ощущений. К тому же в рассказе мало диалогов и много описательных моментов. Там совсем другая композиция, и, конечно, по-другому расставлены акценты.

- Тогда почему вы выбрали именно это произведение?

- Оно меня покорило очень давно. И я даже не могу объяснить, чем именно. Но, может быть, потому что эта вещь отсылает к каким-то очень смутным воспоминаниям детства. И у меня было неосознанное, но очень сильное желание его экранизировать.

- Многие режиссеры снимают о себе. Этот фильм о вас или все же об отце?

- Этот фильм о человеке. И вопросы, которые перед ним стоят, они, наверное, в большей степени мои, чем отцовские.

- Вы поразительно показываете область чувственного…

- Для меня было важно работать с ощущениями, а не только с сюжетом. И это была главная сложность работы над картиной. И именно поэтому с точки зрения режиссуры мне было очень интересно выполнять поставленную задачу. Надеюсь, что мне удалось реализовать задуманное.

- Съемки в бане, обилие обнаженных тел – насколько это типично или нетипично для азербайджанского кино, азербайджанской культуры?

- Участвовать в сценах в бане согласились мои добрые знакомые. Они работали исключительно из энтузиазма. А насколько это типично, сказать не могу, я не киновед и мне трудно судить. Но скорее всего, подобных опытов в нашем кинематографе еще не было. Но азербайджанский кинематограф – часть европейского кинематографа, и все, что присуще европейскому кино, присуще и нашему.

- Вы уже показывали картину в Азербайджане?

- Пока нет.

- А отец видел фильм?

- Да, видел.

- Каково его мнение?

- У него была положительная реакция.

- Как получилось, что три главные роли исполнили грузинка, литовец и русский?

- Ну, Нино Нинидзе (дочь актрисы Ии Нинидзе), Сергей Пускепалис и Евгений Цыганов – хорошие актеры. Для Нино эта работа вообще стала дебютом в кино. Но они же играют не азербайджанцев, а персонажей. Я никогда не провожу кастинг по этническому признаку.

- А как шла работа с эпохой?

- Сложно. Это стоило немалых сил и немалых средств. Я открою вам секрет, большинство кварталов в кадре – это макеты или декорации. Баку, как и Москва, в таком состоянии, что снимать кино о советском времени невозможно. Снять 60-е годы без мощных работ по декорированию невозможно.

- Мне кажется, что история, рассказанная сначала вашим отцом, а затем и вами в фильме, такова, что она могла произойти где угодно. Вам принципиально было снимать ее именно в Баку?

- Да, там есть и конфликт поколений, и конфликт внутреннего мира человека с внешним. Да, это универсальные проблемы. Но мне было не просто важно, а архиважно, чтобы это происходило в Баку. В книге написано именно про Баку, я коренной бакинец и люблю свой город.

- Вы сказали, что давно хотели снять этот фильм. Почему так долго не приступали к работе?

- Начал снимать, как только появились деньги. Я ведь запускался один раз с этой картиной в 1999 году, но деньги закончились, даже не начавшись. И вот я ждал момента, когда они появятся.

- За эти десять лет восприятие произведения как-то изменилось?

- Конечно. Я даже думаю, что все произошло так, как должно было произойти. И по времени случилось тогда, когда должно было. Может быть, хорошо, что деньги пришли позже. А может быть, они появились слишком рано. И если бы я снимал фильм еще через десять лет, он точно был бы другим.

- Как продвигать такого рода фильмы?

- Мы надеемся на зрителя, которому интересны человечные истории. Кроме того, у фильма хорошая фестивальная судьба. Он был показан в разных городах мира: в Карловых Варах, Лондоне, Хайфе, Мангейме…

- Зрители в разных странах по-разному воспринимают фильм?

- Трудно судить, потому что фестивальная публика специфическая. Она, во-первых, интернациональная. А, во-вторых, искушенная.

Мария Свешникова, Ариуна Богдан, RUTV.ru