Новости

Режис Варнье: Меня выбрал сюжет

Знаменитый французский режиссер Режис Варнье - дипломированный литературовед, которого в этом году утвердили на должность академика. В 1986 он дебютирует фильмом "Женщина моей жизни" и получает "Сезар" за дебют. Третья картина режиссера "Индокитай" была удостоена премии "Оскар", а фильм "Французская женщина" получил приз XIX Московского МКФ. В мелодраме "Восток-Запад" Режис Варнье рассказал о судьбе русского эмигранта и француженки, вернувшихся в СССР после Второй мировой войны. В картине снялись Сандрин Боннэр, Олег Меньшиков, Сергей Бодров-мл., Катрин Денев. Фильм получил 4 номинации на премию "Сезар" и номинацию на "Оскара" как лучший иностранный фильм.

А совсем недавно Варнье представил неожиданный, камерный проект "Финишная прямая". Она отсидела срок за убийство мужа. За годы, проведенные в неволе, она потеряла все: работу, интерес к жизни и – сына, его усыновил брат убитого. Он спортивен, красив, богат, умен. Но однажды в аварии лишился зрения и отгородился от людей, перестал заниматься спортом, оттолкнул близких. Судьба сталкивает их, предлагая сделать выбор – попробовать продолжать жить или тихо угасать, погружаясь в жалость к себе.

О новом фильме, наградах и их ценности, прямой, связывающей "Восток-Запад" и помогающей человеку оставаться личностью, рассказал Режис Варнье, когда привез картину в Москву.

- Господин Варнье, вы любите подсматривать, наблюдать за человеческими отношениями. Вы готовы загнать человека в угол, чтобы посмотреть, как он будет действовать?

- Именно это меня интересовало в моем последнем фильме -  как человек будет жить на разрыв аорты. И когда я задумал "Финишную прямую", меня особенно увлекало то, что оба главных героя и Лейла (Рашида Бракни) и Яник (Сирилл Дескур) крайне одиноки. Она только вышла из тюрьмы, она асоциальная личность, он после страшного несчастного случая ослеп и тоже вычеркнут из "нормального" общества. И мне хотелось понаблюдать, как они дойдут до понимания, что то, что они нашли друг друга, – это счастье. Потому что поодиночке им ничего не достичь, а вместе - все возможно. Это удивительная история с общечеловеческим ценностями о солидарности и человечности. И как символ их единства, доверия – веревка, которой они связаны друг с другом…

- Эта веревка, как вам пришла в голову идея "привязать" одного героя к другому?

- Так на самом деле происходят занятия у слепых бегунов. У них есть гиды-волонтеры, которые соглашаются с ними бегать, они обматывают кисть и бегут рука к руке, тело к телу. Гиды обладают хорошей физической подготовкой, среди них есть и профессиональные спортсмены, потому что иначе не выдержать такую нагрузку. И если вначале чувствуется, что веревка несет в себе негативный смысл - давит, подавляет, -  то постепенно приходит понимание, что через веревку они ощущают связь, привязанность друг к другу. Не болезненную, в силу необходимости, а насущную потребность человека в близком ему человеке. Спасение и возвращение к жизни происходит только после приятия того, что отныне они должны быть неразрывно связаны. И в этот момент веревка становиться символом любовной связи.

- Правда ли, что это фильм социальный?

- Безусловно.

- Но тогда давайте признаемся, что такая направленность картины сужает круг потенциальных зрителей и, соответственно, снижает кассовые сборы. Зачем понадобилось вам, именитому режиссеру, игнорировать эти факторы?

- Знаете, после того как я снимал фильмы в комфортных условиях, когда у меня (как у режиссера) было все необходимое и даже больше, мне показалось, что я теряю вкус к риску. А потом я увидел на стадионе тренировку слепых, долго не мог отделаться от этих воспоминаний – переживал их, проживал заново. И когда я начал писать сценарий фильма, у меня было ощущение, что я готовлюсь к своему первому фильму. Я настолько увлекся его идеей, что меня не испугал небольшой бюджет. Я много лет так не работал. Например, финальная сцена была снята на стадионе во время настоящих соревнований, и это было хорошо. Но! У меня было право сделать только один дубль, потому что наш придуманный забег входил в расписание соревнований. Помните, как Яник ищет Лейлу на стадионе, чтобы поделиться с ней радостью победы? Это происходило на самом деле на стадионе в присутствии 45 тысяч зрителей. А у меня один дубль! Все удалось, но если бы актер допустил фальстарт, ничего бы не вышло, если бы кто-то упал – конец истории. Надо было продумать сцену так, чтобы у финишной ленточки они оказались вместе. В этом забеге была подлинная драматургия, бездна эмоций, удивительная хореография. Много было сложностей, но мне приятно вспоминать, как я  работал.

- Выброс режиссерского адреналина?

- Безусловно. Сейчас кинематографист может сказать – я буду снимать стадион в 3D и со спецэффектами, на эту сцену мне требуется 4 дня. А я в реальном времени снимал 5 минут одним планом.

- Ваша героиня родом из Алжира. Но, по сути, это необязательная деталь для сценария. Такова ваша дань политкорректности?

- Вовсе нет, так устроено французское  общество. А в спортивных кругах вообще наблюдается идеальная интеграция: если вы пойдете на стадион во Франции, вы увидите много французов, но рядом будут все национальности. Именно в этом фильме я не хотел бороться за что-то или с чем-то, я ничего не хотел доказывать. Просто у меня есть героиня, она такая, и я не делаю ее историю исключительным случаем. Такое случается.

- Главную роль играет известный во Франции актер Сирилл Дескур. По роли он слепой, но всем  известно, что в жизни он зрячий. Может быть, стоило взять менее известного или слепого актера на такую характерную роль?

- Есть три момента, необходимых, чтобы справиться с ролью слепого спортсмена. Нужно быть актером и, соответственно, уметь играть. Надо уметь бегать и быть незрячим. Если бы у меня было время, я бы поискал слепого среди молодых бегунов, и, может быть, кто-то из них оказался бы хоть немножко актером - роль достаточно сложная, там есть очень трудные сцены. Можно было незрячих научить бегать, но главным для меня были актерские данные. С Сириллом мы 3 месяца занимались спортивной подготовкой, он вообще спортивный парень, он бегает, занимается карате, но он никогда не был спринтером. Так что он тренировался 3 месяца со сборной Франции и отдельно с Аль Аджи Ба – нашим знаменитым  слепым легкоатлетом.  Встречался с молодыми людьми, недавно потерявшими зрение. Ведь существует огромная разница между теми, кто слепой от рождения, и теми, кто ослеп внезапно. Так что у нас было очень много работы.

- А как, вам кажется, должен чувствовать себя в обычной жизни человек, чувствующий, что наступил предел его возможностей?

- В нас есть особая сила – это жизненный инстинкт. О ней шла речь в фильме "Восток-Запад". О том, как выжить в невыносимых, казалось бы, условиях. Я твердо верю, что надо работать над собой, преодолевая препятствия. Надо иметь силы принять  помощь, но и уметь помочь другим - это может параллельно происходить. Как Сандрин и Сергей из "Востока-Запада": она хочет ему помочь, и он кого-то поддерживает. Этот инстинкт жизни очень физический, материальный и одновременно духовный. Может быть, поэтому мне захотелось сделать фильм о спорте, о легкой атлетике, чтобы напомнить: у каждого человека есть жизненная энергия. О ней мало кто думает: мы все увлекаемся психологией, которая учит нас, что все, что с нами случается, – наше сентиментальное состояние, оставляющее след на нашем физическом состоянии. Но если заставить действовать тело, то телесная энергия поможет энергии мозга.

- Получается, что "Финишная прямая" - в некотором роде продолжение фильма "Восток-Запад"?

- Конечно. И это то, что меня интересует. Иногда даже трудно себе дать отчет, почему выбираешь тот рассказ или эту книгу. Сюжет мы не выбираем, наоборот, сюжет выбирает нас.

- Какими качествами должен обладать хороший режиссер?

- Нужно совмещать  два качества, которые могут показаться во многом противоположными. Вы должны (даже если это для вас противоестественно) быть не то что дирижером, а полководцем. Помимо того, чтобы  следить за техникой, за артистами, каждый день нужно привносить что-то свое. И режиссер должен уметь вставать над остальной съемочной группой. Быть лидером и одновременно открытым, живым и очень внимательным. Вся его творческая составляющая должна быть задействована перед камерой, потому что в любой момент может произойти нечто такое, что только вам видно, и только вы можете это изменить. Актер может привнести что-то в  свою роль, а вы не были готовы, не были открыты, чтобы схватить на лету и почувствовать нюанс. Самое трудное - быть внимательным и одновременно вести свой бой. Чувствовать, когда нужно быть лидером, а когда можно стать чувствительным и мягким.

- Многие режиссер говорят, что для них не важны награды и призы. Вам необходимо официальное признание?

- Да-да-да.

- Что оно дает?

- Режиссеры  - обычные люди, и нам приятна любая похвала. Но гораздо важнее, когда кто-то тебе говорит, что ему нравится твое кино - ты это воспринимаешь гораздо ближе, чем похвалу твоему уму или красоте. Мы любим, когда нам говорят, что мы сняли хорошее кино. Кино – это реализованная мечта. Чтобы снять фильм, надо написать сценарий, нужен продюсер, артисты, техники. И со всеми этими чужими людьми ты рассказываешь свою сугубо личную историю, которая богата твоими впечатлениями, твоими чувствами, ощущениями. И если кто-то благодарит тебя за то, что ты сделал, за реализованную мечту, это греет душу. Но гораздо сильнее эмоции, когда тебе высказывают негативное мнение. Когда кто-то говорит: мне не нравится ваше кино, я чувствую, будто меня лично оскорбили. А приз - это не только удовольствие, ведь ты снимаешь кино, о котором ты мечтал, которого ждал, хотел, искал на него деньги. Ты старался. Люди, посмотрев его, получили все те эмоции, которые ты хотел им передать, приз становится еще одним мостом между мной и зрителем. Это удовлетворяет и приносит радость.

Мария Свешникова, RUTV.ru