Новости

Венсан Перес: Я фанат моей жены

В Москве побывал знаменитый французский актер Венсан Перес. У Переса, надо сказать, была довольно обширная программа. Во-первых, фильм "Неслышное касание" с его участием, снятый его женой, бывшей моделью Карин Силла вошел в программу фестиваля "Французское кино сегодня". А, во-вторых, Перес стал главным действующим лицом мероприятия по случаю празднования дня рождения галереи актуального искусства RuArts. Выставка фотографий Переса "От Владивостока до Парижа" стала основным событием этого праздника. Сразу после открытия выставки и накануне представления фильма "Неслышное касание" российским зрителям, Перес и Силла рассказали об увлечении актера фотографией, о совместной работе и о трудностях, которые возникают в семейных проектах. А также задумались о будущем мирового кинематографа.

- Венсан, а вы, оказывается, не только актер, но еще и неплохой фотограф. Вы давно фотографией увлекаетесь?

Перес: Фотография всегда была моей страстью. Одно время я даже думал стать профессиональным фотографом, и, когда мне исполнилось 23 года, пошел учиться в Школу фотографии в Centre Doret в Вевее в Швейцарии, откуда я родом. Это очень известная интернациональная школа, они славится своим образованием. В дальнейшем я учился на актерском факультете Высшей национальной консерватории драматического искусства, но никогда не расставался с фотографией. И мне нравятся все этапы моего становления фотографом.

- А вы фотографируете вашу жену?

Перес: Да, конечно, но на выставке нет ее фотографии, она слишком самокритична.
Силла: Практически никогда. Видимо я его не вдохновляю. То есть иногда он меня фотографирует, а потом делает такие мааааленькие фотки, которые можно хранить в фотоальбоме или показывать родственникам, и все. И зачем такие фотки отправлять на выставку?
Перес: Видите, Карин вечно меня подкалывает.

- Карин, когда вы работаете вместе, кто кого слушается? Венсан – он больше муж или актер?

Перес: Монстр!
Силла: Теперь он шутит.

- О да, теперь вижу. И все же, вам трудно или легко работать вместе?

Силла: Венсан, конечно профессиональный актер. Так что когда мы работаем вместе, я в какой-то момент перестаю каждую минут думать "это мой муж, это мой муж". Я понимаю, что сейчас надо забыть о моих личных привязанностях, эмоциях, предпочтениях. Он делает свое дело, и я тоже должна взять себя в руки и сосредоточиться на его актерских способностях

- Действие вашего фильма происходит в Париже. Но он мог бы проходить в любом другом городе или это сугубо парижская история?

Силла: Трагедия, которая разворачивается вокруг моих персонажей – это не просто типичная парижская ситуация, такое может произойти с каждым. Поэтому события развиваются не только в центре Парижа, но и в центре горя, страданий. Конечно, Париж - один из героев истории, но в данном случае он, скорее, зритель, наблюдатель, чем действующее лицо. Может быть, я не сделала его активным персонажем оттого, что я родилась не в Париже, а приехала туда уже взрослой.
Понимаете, когда у меня родилась Роксана (дочь Карин Силлы и Жерара Депардье), первая мысль, которая пришла мне в голову была такой: "Она совершенно свободна!". Я еще не донесла малышку в ее колыбель, но я уже тогда осознала, что она больше во мне не нуждается. И с тех пор в моих отношениях со всеми людьми, и уж тем более с моим мужем и детьми, я руководствуюсь всегда главной идеей: они абсолютно свободны. Я стараюсь не подавлять в них личность, индивидуальность

- Ваш фильм, по большому счету, социальный проект. Вы бы согласились играть в таком проекте, если бы его не возглавляла ваша жена?

Перес: Безусловно. Потому что мне очень понравилась эта история, мне понравился сценарий, и я просто в восторге от всех хитросплетений, интриг и переплетений судеб, которые там описаны. Я до сих пор помню эмоции, которые испытал, когда осознал, что у каждого человека своя судьба, но при этом он неразрывно связан со всеми остальными, кто его окружает. И постепенно круг сужается. Конечно, признаюсь честно, для меня было особым удовольствием играть в фильме Карин, потому что я – самый преданный фанат ее произведений. Меня восхищает ее умение обращаться со словом. То, как она выстраивает диалоги, как она умеет живописать события, героев, – это просто пиршество для лингвистического гурмана.

- Часть фильма проходит под волнения в пригородах Парижа. Вас как-то затронула та ситуация?

Перес: Уже 15 лет Карин работает в благотворительной организации, занимающейся социальной адаптацией и помощью детям, чьи родители находятся в заключении. Они остаются в анклавах у родственников, но при этом не имеют возможности жить нормальной жизнью. И Карин занимается помощью им.
Силла: Я ничем особенным не занимаюсь, просто делаю, что могу. Да, я прихожу к этим детям, в их районы, а еще посещаю пеницитарные заведения для несовершеннолетних. Эти дети зачастую нуждаются хотя бы в простом разговоре, потому что они сильно озлоблены на весь мир. Вообще мне порой кажется, что пригороды и сам Париж не то что пропасть разделяет, а целый мир.

- Как вы думаете, ситуацию можно изменить?

Силла: Любую ситуацию можно изменить, но этого должны захотеть все, а не только одна какая-то сторона. Пока становится только хуже. Когда 15 лет назад я пришла к ним, дети и подростки не видели ничего ужасного в том, чтобы воровать. Сегодня они спокойно убивают.

- Кино может как-то помочь или роль кинематографа сильно преувеличена?

Силла: Конечно, может, но очень многое зависит от того, что будут показывать – от сюжета, от истории, от героев. Например, Люк Бессон организовывает в пригородах маленькие студии, где можно и посмотреть кино и даже научиться его делать. Эти студии пользуются огромным успехом, и они могут помочь молодежи социализироваться. Другие добровольцы занимаются с детьми спортом, кто-то помогает с образованием.

- А в целом каким вы видите будущее кинематографа?

Перес: Будущее кинематографа целиком на совести Америки. Вот уж где пропасть между бедными и богатыми достигла совершенного безумия, что нисколько не мешает ни тем ни другим ходить на одни и те же фильмы, где рассказываются сказочные истории о необыкновенных героях. Думаю, что в конце концов кино придет к тому, что оно никоим образом не будет отражать реальность. Остается надеяться, что там будет место новым талантам и новым интересным работам.

- А вы лично больше любите работать в кино или в театре?

Перес: Я много лет был преданным поклонником кинематографа. Мне очень нравилась работа в кадре. Но недавно Карин поставила в театр пьесу "Время проходит", и я понял, что мне очень нравится играть в театре. Мы дали 50 спектаклей, и я наконец не только осознал разницу между кино и театром, но и почувствовал вкус к спектаклям. Теперь я могу сказать, что театр мне даже больше нравится. Ну и, повторюсь, меня приводит в восторг то, что Карин делает со словом. Это фантастический автор, я читал много пьес и сценариев и честно могу сказать, что у Карин настоящий талант.

- Вам помогает личный опыт?

Силла: Конечно, то, что я пережила, мне помогает. Но мне кажется, что в гораздо большей степени я ощущаю поддержку тех писателей, кого я прочла.
Перес: А вы спросите, она вам скажет, что читает непрерывно.
Силла: Это правда, я действительно очень люблю читать, я читаю в любое время, при любой возможности. Очень люблю русских классиков и современных писателей. Мне интересно следить за тем, как у них развивается сюжет, как действуют их герои. И я обожаю книги, шелест страниц, запах хорошей бумаги, обложку – ненавижу все эти современные средства для чтения.

Мария Свешникова, RUTV.ru