Новости

Хью Джекман: "Я не поклонник фантастики"

Австралийский актер Хью Джекман - один из самых красивых людей мира по версии журнала People, обладатель престижной театральной премии "Тони" и телевизионной награды "Эми", верный муж и любящий отец - сыграл уже более 25 ролей в кино. В эксклюзивном интервью корреспонденту "Индустрии кино" Анастасии Темирджановой актер рассказал о новом фантастическом боевике "Живая сталь" от продюсера Стивена Спилберга.

Анастасия Темирджанова: Хью, в вашей карьере было много фильмов в совершенно разных жанрах, но отдельное место среди них занимает фантастика. "Фонтан" Даррена Аронофски, фильмы серии "Люди Икс", а теперь "Живая сталь". Что вас привлекает в этом способе повествования?

Хью Джекман: Вы удивитесь, но я далеко не поклонник фантастики и очень редко смотрю ее по собственной воле. Но для меня как актера это настоящий подарок: мне нравятся реальные жизненные истории, которые разворачиваются в нереальных фантастических обстоятельствах.
Несмотря на выдвижные металлические когти и сверхспособности, историю Росомахи, например, я вижу, прежде всего, как человеческую историю. В "Живой стали" — робобокс, недалекое будущее. Но главное в этой картине — взаимоотношения отца и сына. Именно они движут сюжет, через них мы видим все вокруг, в том числе и роботов.

Анастасия Темирджанова:
А вы верите в то, что фантастические сюжеты и персонажи когда-нибудь сойдут с экранов в реальную жизнь?

Хью Джекман:
Верю. Вообще фантасты очень часто угадывают будущее — это известный факт. Я недавно общался на эту тему, мы рассуждали о технологиях, о роботах. Однако все равно не смогли представить, что это когда-нибудь станет реальностью. Наверное, 30-40 лет назад кто-то так же говорил о чернокожем президенте США (улыбается). Я не уверен, что мы с вами увидим реальный робобокс, но роботы, определенно, будут играть в жизни человека очень большую роль.

Анастасия Темирджанова: И пока для фильмов делают компьютерные рисованные модели. Обычно в таких случаях актеру на площадке приходится работать с теннисным мячиком, а не с партнером. В "Живой стали" тоже были мячики?

Хью Джекман: Нет, здесь все было по-другому. Не стоит забывать: над фильмом работала команда "Аватара", продюсером был сам Стивен Спилберг. Все бои роботов заранее смоделировали на компьютере с помощью motion capture. Так что мы с Дакота Гойо, который сыграл моего экранного сына, знали все, что должно происходить на ринге, каждое движение.
А для сцен вне ринга Спилберг сделал настоящих роботов. Это были машины в человеческий рост, которые управлялись с помощью джойстика. Представляете, роботы на самом деле двигались! С такими партнерами работать гораздо легче, чем с теннисным мячиком!

Анастасия Темирджанова: Наверное, одиннадцатилетнему мальчику было безумно интересно.

Хью Джекман: Еще бы! И 42-летнему тоже! (Показывает на себя и смеется). Дакота вообще сходил с ума. Настоящие роботы! Мне кажется, он и представить себе такого не мог! Думаю, ему это очень помогло справиться со своей ролью. Конечно, не обошлось без помощи Шона Леви: я никогда не видел режиссера, который бы лучше работал с детьми. Он сделал из этого талантливого мальчика отличного актера, играть с которым — одно удовольствие.

Анастасия Темирджанова: Все сравнивают вашего персонажа в "Живой стали" лично с вами. Вы — хороший отец, Чарли Кентон — плохой. Интересно было играть человека, который так сильно отличается от вас?

Хью Джекман: Невероятно интересно! Для меня эта роль стала в каком-то смысле терапией. Я — отец двоих детей, и мне часто приходится подавлять негативные эмоции по отношению к ним, держать рот на замке. А здесь целых три месяца я мог делать и говорить все, что угодно! В жизни я никогда бы не повел себя так с детьми. А тут оторвался по полной (улыбается). А если серьезно, то всем актерам нравится играть плохих парней. Потому что зачастую эти персонажи самые интересные.

Больше новостей кино на сайте Фильм Про