Новости

Джонни Депп: я целовался и с Бардемом, и с Пенелопой

В Москве, в кинотеатре "Октябрь", состоялась премьера четвертой части знаменитой франшизы "Пираты Карибского моря" – "На странных берегах" режиссера Роба Маршалла. Праздник был долгожданным: представлять новых "Пиратов" в Москву приехали бессменный главный герой картины капитан Воробей (он же Джонни Депп), его новая подружка по приключениям Анжелика (в реальной жизни Пенелопа Крус) и самый прославленный продюсер всех времен и народов Джерри Брукхаймер.

О том, что у звездного трио будет жесткий график, прессу проинформировали заранее. Равно как и о том, что спрашивать о сюжетной канве фильма запрещено. Но никто не подозревал, что это подразумевает сокращение списка журналистов на три четверти. А также того факта, что на красной дорожке и в фойе "Октября" будет форменное смертоубийство. Люди занимали места с утра: немногочисленные деревья в районе видимости кинотеатра были оккупированы фанатами, а некоторые поклонники пиратов и актеров умудрились взять приступом крышу кинотеатра. Российские звезды рвались внутрь так, будто они впервые узнали о существовании кинозалов.

Надо сказать, что российскому бомонду Депп, Крус и Брукхаймер уделили гораздо меньше времени, чем ожидавшим их на улице поклонникам. Выйдя на сцену, Пенелопа продемонстрировала потрясающей красоты платье, но не сказала ни слова. Были сдержанны и сопровождающие ее мужчины. Видимо весь свой разговорный пыл они потратили, общаясь с прессой днем. Тогда Джонни и Пенелопа, не встречавшиеся на съемочной площадке целых 12 лет, явили слаженную команду. Первой вопросов удостоилась Крус.

- Пенелопа, как вам кажется, вы похожи на вашу героиню по характеру или по темпераменту? И есть ли у Анжелики черты, которым вы завидуете?

- Я никогда не умела врать, я честно пыталась, но все почему-то сразу же догадывались, что я вру. А моя героиня врет отлично. Она – дочь пирата и свою жизнь выстраивает по-пиратски, я на нее совсем не похожа.

- Говорят, что режиссер Роб Маршалл позволяет своим актерам во время съемок импровизировать. Вам удалось привнести что-то свое в фильм?

- Роб был открыт всем нашим предложениям. А Джонни, да, он действительно любит импровизировать, но обязательно предупреждает других актеров о том, что он собирается изменить сцену. Кстати, это редкое качество, другие актеры его масштаба любят все поменять, не спрашивая тебя, не ставя тебя об этом в известность. А Джонни умеет уважать и заботиться о других. Он организует встречу с утра, во время которой обязательно обо всем расскажет. Джонни готов прислушаться к чужим идеям, он всегда нацелен на работу, и эта комбинация качеств делает его уникальным.

- Как вы готовитесь к своим ролям?

- Все зависит от большого количества факторов – даже от того, к какому историческому периоду относится фильм. Но я не могу сказать, что у меня есть определенный метод. Правда, я иногда приезжаю в Мадрид, к двум моим старым преподавателям актерского мастерства. Они всегда советуют правильные вещи, отчего мои героини становятся гораздо ярче. У них большой опыт, да и со стороны виднее.

- Последний раз вы работали вместе 12 лет назад. Но с тех пор вы повзрослели, у каждого появились свои привычки. Не трудно было снова работать вместе?

- Уже тогда, во время съемок "Кокаина", мы ощутили, что между нами существует связь. Мы прекрасно понимаем друг друга, у нас одинаковое чувство юмора, позволяющее нам смеяться над одними и теми же вещами. И это очень здорово, что мы смогли перенести юмор из наших личных отношений в отношения наших персонажей. Мы, конечно, не деремся, не спорим в реальной жизни, но юмор мы перенесли. Мы не работали вместе 12 лет, но едва вернулись на съемочную площадку, почувствовали, что этого времени будто и не бывало. Джонни не только уникальный актер, он еще и один из самых умных. Это огромная привилегия – быть рядом с ним, учиться у него.

- Пенелопа, как известно, вы приехали к нам с ребенком и с мужем – актером Хавьером Бардемом. Он оказался в Москве потому, что боится оставить вас с Деппом наедине?

- Бардем здесь, потому что ему нравится Джонни Депп. Они сидят, курят, болтают – мы ведь уже 12 лет все знакомы, а Хавьер с Джонни даже дольше.
                                                                                                                          ***
- Кстати, я целовал их обоих – и Пенелопу, и Хавьера. Но вы же понимаете, что это были весьма невинные поцелуи, - отшутился Джонни Депп. И признался, что всеми своими откровениями "Пенелопа заставляет чувствовать себя неловко. Но работать с ней – удовольствие, так как она открыта для импровизаций".

- Джонни, капитан Джек Воробей – удивительная личность. Вы с ним похожи?

- Но я бы не стал себя ассоциировать ни с одним их сыгранных мной героев, а мне повезло - я играл многих. Конечно, я ощущаю определенную близость к капитану и даже отчасти завидую ему: он имеет возможность быть самим собой, сочетая черты реального человека и абсурдность. Зато он практически не меняется с годами, только пиджак сменил. Но мы – обычные люди – не можем себе такое позволять.
Честно говоря, я не предполагал, что буду так популярен.

- Чем бы мог заниматься Джек Воробей в наши дни?

- Не знаю, кем бы он мог быть, никогда об этом не думал. Возможно, он стал бы актером, снимался бы в Москве. Ведь актер во многом тот же пират, и уж точно врет, как пират, а актеры еще и деньги за это получают.

- Ваш герой, конечно, большой любимец женщин. Но как он посмел бросить Анжелику - ведь она такая красивая, умная, живая и храбрая?

- Вы говорите, что мой герой – симпатичный. Но никто еще ни разу не сказал, что он – умный. Это все результат сочетания плохого вкуса и обаятельной внешности. Лично я бы никогда ее не оставил, но так уже было написано в сценарии, что она сидит на острове и ждет, когда я вернусь и заберу ее. Может, тогда я буду выглядеть менее глупым.

- Ваша жена – Ванесса Паради – блондинка. Пенелопа Крус – брюнетка. Откройте тайну, какой цвет волос вам нравится больше?

- Мне нравятся и светлые волосы, и темные. Длинные и короткие, вьющиеся и прямые. Мне нравится даже шерсть животных.

- Если бы вас попросили написать сценарий к следующей части, куда бы вы послали Джека Воробья?

- Я подошел бы к этому очень ответственно. И я бы снял, как он катается с горок в Диснейленде: раз за разом, с разных ракурсов – и вот вам фильм готов.

- Поговаривают, что вы готовитесь к своим ролям в сауне. Это действительно так?

- Неужели вы и там за мной следите? Я даже как-то странно себя начал чувствовать. Ну а если серьезно, я действительно люблю думать в сауне, и именно там были придуманы некоторые мои герои. Не все, но парочка точно. Видимо в сильной жаре мой мозг начинает работать активнее.

- Какая сцена была для вас самой сложной?

- Труднее всего мне даются танцы. А тут получается, что чаще всего я попадаю в тюрьму, и мне приходится танцевать. Но стоять в паре с Пенелопой – это пугающе, потому что она великолепный танцор, а я ужасно двигаюсь.

- Раньше вы все больше снимались в серьезном кино, а теперь – в коммерческом. У вас изменился вкус?

- Я очень долго снимался в серьезных психологических фильмах. Но, честно говоря, они довольно депрессивны. Мне нравится получать удовольствие от работы, а в коммерческом кино за это еще и платят большие деньги. Я должен был играть Раскольникова в "Преступлении и наказании", но это было давно.

- У кого из российских режиссеров вы хотели бы сняться?

- У Тарковского. Но, так как он мертв, это весьма проблематично сделать. Может, в "Мастере и Маргарите"?

- Ходят слухи, что Пенелопа вас учила испанскому языку. Каковы успехи?

- У Пенелопы ужасно грязный язык, она – хулиганка. Она пыталась выучить меня некоторым ужасным испанским словам, но теперь мне придется пойти в церковь, чтобы исповедоваться только от того, что я их услышал. А если я их произнесу, мне придется пойти к психиатру – такое это будет для меня потрясение.

- А как на это могли бы отреагировать ваши дети?

- Мы заключили с ними сделку: я тестирую на них своих героев. Мы сидим, завтракаем, я говорю нормальным голосом и вдруг начинаю говорить голосом Джека или Вилли Вонка. Ребенок поднимает глаза от тарелки в испуге и рассматривает: папа сошел с ума? Но потом он понимает: ан нет, не болен папа, пожалуй, тогда я доем свой омлет.
                                                                                                                          ***
На свою порцию вопросов ответил и Джерри Брукхаймер. Он был, как обычно, немногословен, но безупречно любезен.

- Джерри, какая должность вам ближе - пират или губернатор?

- Я – губернатор острова, потому что остров – это наш фильм. Мы путешествуем на нем по всему миру и, развлекая людей, мы живем своей жизнью.

- Изменилась к четвертой части франшизы ваша аудитория - ведь первые зрители явно выросли?

- Наша аудитория – это от 8 до 80 лет. И мне очень нравится эта идея, ведь всегда здорово привести ребенка и самому наслаждаться фильмом. Он улыбается, и вы тоже. Ну а фильмы про пиратов всегда притягивали зрителей всех возрастов.

- Вы – отличный организатор и администратор. Не хотели бы занять кресло министра российского кино?

- Это очень непростое задание. Не думаю, что я с ним справлюсь. Тем более, что у вас есть свои отличные режиссеры и продюсеры – пусть они этим займутся.

Мария Свешникова, RUTV.ru
Фото: Михаил Свешников и Мария Самсонова