Новости

Пол Беттани: приходится идти на жертвы

В Москву на мировую премьеру фантастического экшн-триллера "Пастырь" прилетел исполнитель главной роли в картине английский актер Пол Беттани. Он пообщался с журналистами, прогулялся по красной дорожке кинотеатра "Октябрь", вышел на сцену, чтобы представить самый страшный фильм о вампирах, сделанный в 3D.

По сюжету история разворачивается в постапокалиптическом мире. Жестокая война человечества с вампирами тянулась много веков, и кажется, что человек одержал верх. Но горстка вампиров, уцелевших в войне, укрылась в далеких резервациях. В то время как выжившие люди спряталась в городах под покровительством церкви. Правители объявили, что обществу больше не нужны пастыри - умелые воины, специально обученные борьбе с вампирами и носящие знак Ордена на лице. Теперь они вынуждены жить в изоляции и браться за самую черную работу.

Но однажды один из них, опытный охотник на вампиров (Пол Беттани), покидает защищенные стены города, чтобы найти и спасти свою племянницу. Вместе с ним в путь пускается поклонник девушки шериф Хикс (Кэм Жиганде) и монахиня из ордена пастырей (Мэгги Кью), известная своими боевыми навыками. И когда они добираются до города Джерико, перед ними предстает страшная картина: на город напали вампиры, и вместе с ними пришла новая страшная угроза.

Мы поговорили с Полом Беттани о съемках, игре на гитаре, сырной диете. Он также рассказал о том, почему согласился сыграть в фильме о вампирах и вспомнил парадоксальный случай из работы над фильмом "История рыцаря".

- Пол, у вас имидж серьезного актера, много работающего в артхаусе и в британском театре. Почему вы согласились сниматься у Скотта Чарльза Стюарта, зная, что это будет развлекательное кино?

- Решающую роль сыграли туфли. Понимаете, я – актер и к тому же блондин, а у Скотта были отличные туфли. Мы обедали, он рассказывал о проекте, а я все смотрел на его туфли и думал: если он способен выбрать такую пару обуви, значит, и фильм может снять отличный. Но если серьезно, однажды мне мой друг сказал: "Ну уж героя боевика из тебя никогда не выйдет". Я пришел в ярость, отправился в спортзал и доказал, что могу это сделать. Просто иногда, снимаясь, например, в ленте о Чарльзе Дарвине (фильм "Мироздание"), я думаю: "Пожалуй, неплохо было бы сняться в каком-нибудь боевичке". А отработав боевик, я начинаю задумываться об интеллектуальном кино.

- Но ведь это фильм о вампирах…

- Знаете, я люблю вампиров. Я их полюбил еще в детстве, в тот момент как посмотрел фильм "Дракула". Кстати, в "Пастыре" огромным плюсом я считаю то, что наши вампиры отличаются от привычных сегодняшнему зрителю: они по-настоящему страшные. В последнее время появилось огромное количество фильмов о вампирах, которые блестят на солнце и с которыми девушки обожают ходить на дискотеки. А ведь на самом деле вампиров надо бояться, они должны пугать зрителя.

- Вы говорите, что вам не нравятся сверкающие вампиры. Между тем с вами в "Пастыре" работал Кэм Жиганде, сыгравшей в одном из "блестящих" вампирских фильмов "Сумерки". Вы ему говорили о своем отношении к гламурному продукту? Он не настаивал на вампирах-красавчиках?

- Дело в том, что дизайн вампиров появился задолго до того, как я присоединился к проекту. Поэтому мне не пришлось настаивать на том, чтобы они были как можно более устрашающими – они уже были задуманы таковыми. Что касается Жиганде, мы особо не говорили на эту тему. Но по некоторым признакам, по отдельным его репликам, я понял, что он, скорее, рад, что он воюет не с гламурными, а с жуткими вампирами.

- Кстати, о блондинах - у мужчин цвет волос накладывает отпечаток на характер и на мыслительный процесс?

- Я всегда воображаю себя жгучим брюнетом с карими глазами – этаким итальянским мачо. А на самом деле, как вы видите, я самый неприметный парень со скандинавской внешностью.

- В каких фильмах вам труднее работать? В тех, где есть физическая нагрузка, много трюков, но не надо особенно много думать? Или в интеллектуальном кино?

- До работы над "Пастырем" я снимался в фильме о Чарльзе Дарвине. Так что когда я приступил к новому проекту, это было как переход к новой, совершенно иной профессии. Дарвин – это была в основном интеллектуальная работа. "Пастырь" – скорее, наоборот, развлекательное кино. Но и он потребовал не меньшей отдачи, самодисциплины. Да, во время съемок "Пастыря", я не проводил бессонные ночи в раздумьях над сценарием, зато мне приходилось рано вставать, чтобы лишний раз сходить в спортзал. 

– К выходу фильма "Код да Винчи" с вашим участием Католическая Церковь отнеслась весьма негативно. В "Пастыре" тоже немало спорных моментов, которые церковные деятели могли бы раскритиковать. Что говорит Ватикан?

– Мне  все же кажется, что скандалы вокруг "Кода да Винчи" сильно преувеличены. По крайней мере, ко мне никто ни разу не подошел на улице и не сказал, что я оскорбил его религиозное чувство. Но если я кого-то обидел, то сейчас приношу самые искренние извинения. Но знаете, когда я пробовался на роль Силаса, режиссер Рон Ховард меня спросил: "А ты читал книгу?", и я честно соврал "Да". После чего зашел в первый попавшийся книжный, чтобы купить там роман Дэна Брауна. И, замечу, что я взял его не с полки религиозной или философской литературы. Нет, это был раздел художественной литературы, то есть тот, где авторы помещают героев в придуманную реальность. По ним очень удобно создавать забавные сценарии.

– Как снимались трюки?

– Мне нравятся трюки, нравится самому выполнять их: я чувствую себя акробатом, я будто бросаю вызов Джеки Чану. Мне нравится, когда меня сталкивают с поезда. Однажды мы снимали мой прыжок с мотоцикла на поезд. Вагон и мотоцикл тянула машина, причем на большой скорости, а я был прицеплен к машине шнурком-страховкой. И вот, когда настал момент прыгать, я подумал: "Что же я делаю! Мне сорок лет, у меня двое детей, жена, и мне еще надо сняться в сиквеле!". У меня и мысли не возникло, что это всего-навсего трюк, и что это не страшно.
Но в другой сцене я должен был проткнуть ножом вампира, и тогда вместо упыря мне подсунули голубую подушку. И это тоже было непросто, сыграть ненависть к вампиру, когда ты тыкаешь в некую субстанцию. Мне кажется, что голубую подушку может со злостью проткнуть только тот, кто ненавидит голубой цвет.

- Вы хотите сказать, что  вам больше понравилось бы схватиться с вампиром по-настоящему?

- Мне нравится драться в безопасной обстановке, когда на самом деле никого не бьешь. Маленьким я представлял себя в фильмах в драках. А когда ты носишься по съемочной площадке, то получаешь удовольствие как в детстве. И я бы соврал, если бы сказал, что мне не нравится возвращаться в детство.

- Ради искусства актер должен идти на любые жертвы. В фильме "История рыцаря" ваш герой Чосер появляется в кадре обнаженным. Если сегодня режиссер скажет, что вам "ради искусства" снова надо пройтись с голым задом, вы отважитесь на такую аферу?

- Актеру действительно приходится идти на жертвы. Так, ради роли Чарльза Дарвина мне пришлось прилично потолстеть. Уж не знаю, почему людям нравится платить за то, чтобы увидеть мою голую задницу, но если им это нравится, я согласен – это часть моей профессии. Кстати, я вспомнил эпизод из тех съемок, который сейчас, по прошествии стольких лет, мне кажется забавным. Съемки этого голливудского фильма проходили в Чехии. И когда дошло дело до этой сцены, на площадке толклось около 500 человек. Неожиданно возле меня оказался один из ассистентов. Он протянул мне некое желтое подобие носка. Я спросил его "Для чего мне это?". "Если вы стесняетесь, можете натянуть его на свой пенис", - ответил молодой человек. А я тогда подумал: хуже, чем пройти голым сквозь строй из 500 человек, может быть только вариант пройти мимо 500 человек голым и с желтым носком на причинном месте.

- Съемочный день складывается из разных вещей. В том числе немалое время занимает перестановка техники, смена декораций. Чем вы занимаетесь в выпадающих вам перерывах?

- Иногда я размышляю над следующими сценами, иногда играю на гитаре. Порой пытаюсь немного поспать, читаю книги. И мечтаю о несыгранных ролях.

- Вы играете на гитаре? Это минутное увлечение, или вы профессионал?

- Смею надеяться, что я действительно неплохо играю на гитаре, я коллекционирую гитары, у меня дома большое их собрание. Собственно, это мой самый главный грех, моя страсть. Отказавшись от совершения огромного числа других грехов в моей жизни, этому греху я продолжаю предаваться. Кстати, играю не только я, но и мои дети. А с друзьями мы даже организовали небольшой ансамбль. У нас есть вся аппаратура, усилители, и иногда мы выступаем друг для друга и для самой красивой на свете фанатки, которой является моя жена.

- Для фильма о "Чарльзе Дарвине" вы набрали порядка 20 килограмм, а потом вам надо было довольно быстро их сбросить. Какая диета позволяет худеть мгновенно и безболезненно?

- На самом деле похудеть, войти в форму крайне просто. Для этого нужно лишь, чтобы кто-то предложил тебе очень большие деньги и сказал, что ты их получишь, только если через столько-то дней будешь выглядеть соответствующим образом. Сам бы я не удосужился сходить в спортивный зал.

- Говорят, что вы очень любите сыр. Вы  и от него отказывались, пока худели?

- Я снялся уже в трех фильмах, где мне надо было быть в хорошей физической форме. И я не ел сыр все время съемок. Но стало уже традицией в последний день устраивать себе сырную вечеринку. И вот ты ходишь по съемочной площадке как настоящий атлет, потом прощаешься, идешь в свой трейлер, а там все заставлено тарелками с сыром и пивом. А вообще у меня телесная конституция не боксера а, скорее, ботаника, книжного червя. Так что мое тело быстро возвращается в форму.

– Вы родом из Англии. У вас нет вампиров, зато очень много привидений. Вы в них верите?

– Мои дети верят. Бояться чего-то, но на безопасном расстоянии - это всегда привлекает детей. А вампиры еще и будоражат воображение, реализуя все детские страхи.

- А правда, что вы старшего сына назвали Стелланом в честь своего коллеги – актера Стеллана Скарсгаарда? Вы и своего следующего ребенка назовете в честь кого-то из актеров?

– Стеллан - удивительный человек, я практически влюбился в него. Он умеет жить красиво, и он чемпион по выпиванию водки. Каждый день, когда заканчивались съемки в "Догвилле", мы шли в бар и пили с ним водку. Я уходил, он оставался. Наутро я вставал с дикой головной болью, а он был как огурчик. И я подумал, можно ли лучше начать жизнь, чем имея способность столько пить? К тому же Стеллан - прекрасный актер. А следующий ребенок у нас родится уже совсем скоро, примерно через месяц. Имя мы ему не придумал, а пока мы зовем его "бисквитиком". Почему - нет ответа.

- Финал фильма недвусмысленно говорит о том, что задумано продолжение. Так ли это, и сколько фильмов еще планируется?

– Стандартный договор предусматривает три фильма. Но все зависит от реакции зрителей. Если ваши восемь миллионов друзей посмотрят "Пастыря", то мы снимем продолжение.

– Фильм – это аллегория… Считаете ли вы, что и в жизни нужны пастыри, защищающие человека от его врагов?

– Повторюсь, я – актер и блондин. Я развлекаю людей, а не размышляю над аллегориями…

***

Пол Беттани - популярный в Европе актер, получивший признание публики за работы в кино, на лондонской театральной сцене и на британском телевидении. В Америке он стал известен благодаря комической роли Чосера, которую он сыграл  фильме "История рыцаря" с Хитом Леджером. За эту роль второго плана он получил премию London Film Critics’ Award. Также журнал Daily Variety по результатам 2001 года включил его в список "десяти актеров, которых нужно увидеть".

Следующей работой Беттани стала роль воображаемого соседа в драме режиссера Рона Ховарда "Игры разума", получившей премию "Оскар". В нем он сыграл вместе с Расселом Кроу, Эдом Харрисом и Дженнифер Коннелли. За эту роль он получил премию London Film Critics’ Award в номинации "Лучший британский актер". Одной из недавних ролей Беттани стала роль Архангела Михаила в триллере "Легион".

Беттани родился в Британии и получил классическое театральное образование в лондонской школе Drama Centre, а его дебют на сцене состоялся в постановке режиссера Стивена Долдри "Визит инспектора" на сцене театра West End. Затем он провел сезон в театре Royal Shakespeare Company, участвуя в постановках таких пьес, как "Ричард III", "Ромео и Джульетта" и "Юлий Цезарь". Потом состоялся его дебют в кино: Беттани пригласили сниматься в фильме "Склонность".

Беттани вернулся на сцену, чтобы сыграть в спектакле "Любовь и понимание" в театре London’s Bush Theatre. Позднее он исполнил ту же роль в театре Longwharf Theatre в штате Коннектикут. После пьесы он продолжил сниматься в телесериалах, среди которых были "Смертельная сеть" Линды Ла Планте и "Возвращение домой", где он работал вместе с Питером О’Тулом.

Пол Беттани был номинирован на премии British Independent Film Award и London Film Critics’ Award в номинации "Лучший новичок" за сильную работу в фильме "Гангстер №1" режиссера Пола МакГигана. Затем он вновь сыграл у режиссера Пола МакГигана в мистическом триллере "День расплаты".

Решив не останавливаться на достигнутом, он сыграл в драматическом триллере Ларса фон Триера "Догвилль" вместе с Николь Кидман и Стелланом Скарсгардом.

В 2006 году Беттани согласился на роль непокорного монаха Силаса в самом ожидаемом фильме года "Код Да Винчи".

Мария Свешникова, RUTV.ru
Фото Михаила Свешникова