Новости

Регимантас Адомайтис. Разочарованный странник

Народный артист СССР Регимантас Адомайтис - один из главных красавцев советского кино. Высокий, статный, мужественный, он с экрана кружил головы женщинам 60-х, 70-х, 80-х, 90-х. Невероятно востребованный и работоспособный, он снимался сразу в нескольких фильмах ежегодно, и большинство из них вошло в золотой фонд советского кино: "Никто не хотел умирать", "Это сладкое слово свобода!", "Трест, который лопнул", "Мираж", "Из жизни отдыхающих" и многие-многие другие…

Сейчас ему 73, и он почти не снимается, редко бывает в России. Но в начале сентября Адомайтис приехал в Москву для съемок в многосерийном фильме Нонны Агаджановой "Вкус граната". В этой ленте он играет эмира вымышленной арабской страны Джанзур. По пути на площадку, в старой маршрутке, мне удалось поговорить с Регимантасом о его новой роли и о том, как ему живется сейчас. Разговор вышел невеселый…

- Регимантас, вы когда-то говорили, что лучше будете овсянкой питаться, чем сниматься в сериалах. И вот, вы здесь, на съемках сериала. Изменилось отношение к долгоиграющим проектам, или овсянка кончилась?

 - (Смеется). Овсянка кончилась, очень точно вы сказали. Иногда соглашаюсь на какие-то предложения только потому, что запас овсянки иссякает. Обычно я все-таки отказываюсь от сериалов, потому что чаще всего там искусством и не пахнет, играть неинтересно. Но из-за денег порой приходится, не вникая в детали. Здесь, впрочем, не тот случай, не хочу сказать ничего плохого об этом проекте.

 - Литовец Регимантас Адомайтис в роли мусульманского правителя – это, прямо скажем, неожиданный ход…

- Да, для меня это было неожиданное предложение. Никогда раньше не приходилось играть ни шейхов, ни эмиров, никаких вообще мусульман...

- И как вы себя чувствуете в образе? Как вам ваш подопечный?

- Я с ним, можно сказать, не знаком…Синопсис даже целиком не читал. Приехал в Турцию, отыграл свое и забыл уже, что за герой - много времени прошло с последних съемок. На самом деле, это против всех моих убеждений, правил и принципов. Я впервые не прочел сценарий. В прошлом серьезнее к работе относился…

- Что произошло? Из-за чего изменилось отношение?

- Не знаю даже, почему я стал таким. Постарел, наверное… Ну и вообще нехорошо стал относиться к кинематографу. Во что он превратился?! Вот приехал я в Москву, включаю какие-то каналы, переключаю – один криминал. Ну что это такое?! Поэтому такое плевое, небрежное мое отношение и сформировалось к кино в целом… Голливудские фильмы – тоже сплошные убийства, изнасилования, кровь, ужасы какие-то. Ничего нормального сейчас не делают. Я всегда ставил на первое место театр, всегда в театральной затее участвовать мне было интереснее, чем в кино. А уж сейчас тем более.

- То есть вы считаете, что сейчас вообще не выходит ничего стоящего?

- Ничего радостного я не нахожу в современном кино... Нет, бывают, наверное, хорошие картины, талантливые люди, но они проходят незаметно среди всего этого мусора, и мы их не знаем. Если только кто очень следит за кинопроцессом, за фестивалями, тот в курсе дела и может застать что-то интересное. Люди не перестали интересоваться хорошими фильмами. А кинотеатров, мне кажется, раньше больше было, и ленты были разнообразнее… В общем, как-то мне грустно от того, что сейчас творится в кино. Да и не снимаюсь я давно так, как раньше - это тоже грустно.

- А в театре еще играете?

- В театре играю, в Вильнюсе, у меня есть там старые роли, персонажи. Ничего особо нового не происходит. Только в Петербурге в декабре в "Чайке" сыграю Дорна. "Балтийский дом" пригласил участвовать. Я не понимаю пока этого персонажа, поэтому мне интересно…

- У вас трое сыновей - чем они занимаются? Я слышала, один пошел по вашим стопам, снимается в кино…

- Это не мое дело, чем они занимаются. Слава Богу, не воруют, не грабят. Работают. Младший мой учиться не хотел, ему это было противно. В школе только 9 классов окончил. Зато он разбирается в машинах – у него и руки хорошие, и чутье есть. Нашел себе подходящее занятие. Пока живет с нами. Средний окончил актерский факультет, но как актер не работает. Это меня огорчает. В театр после окончания вуза не пошел. Поснимался немножко в сериалах каких-то, в рекламе… Кинематограф не та среда, которая формирует актера, к сожалению. Он уехал в Лондон – не знаю, чем он там занимается. Я не могу его уговорить вернуться и заняться серьезно своей профессией. А может, он уже не хочет. У него в жизни уже появились другие интересы. Старший сын – ученый, в смысле много учился. В Америке колледж окончил, Чикагский университет, что-то связанное с экономикой, финансами. У него работа хорошая, высокооплачиваемая. Он вернулся в Вильнюс и там окончил еще один университет. Но работа, чувствую, его не удовлетворяет. Может, мало там творчества, не знаю. Это уже не мое дело. Ничем не могу помочь, посоветовать даже… У него одного семья, четверо детей. А эти еще думают. Пускай думают.

- Четверо внуков – это здорово! Наверняка они вами гордятся, просят рассказать о съемках, о людях, которые вам встречались…

- Да им наплевать на все это. Они такие современные! И мы не так уж много общаемся. Если б жили вместе, может, по-другому было бы. А сейчас на них больше родители влияют – в становлении мышления, жизненных ценностей. Претензий я не предъявляю. Как есть, так и есть…

- Какой-то у нас грустный разговор получается. Кино не вдохновляет, дети огорчают, внуки игнорируют профессиональные достижения… Неужели нет в жизни какого-то светлого пятна, отдушины, надежды на лучшее?

- Увы, не могу сейчас вам ничего позитивного сказать. На настоящий момент меня мало что радует. Уже, видимо, пора умирать… Ну действительно. Интерес пропадает. Раньше ко всему был интерес. Путешествия, страны, какие-то неизвестные области… А сейчас нет интереса. Поэтому все, пора уже.

- Да что вы такое говорите! Вы же сами знаете "Никто не хотел умирать" не просто так - никогда не знаешь, что ждет за поворотом. В любой момент может произойти что-то, что наполнит жизнь радостью, смыслом. В том числе и в профессии…

- Понимаете, как раз главная причина моего пессимизма в том, что интерес к профессии пропал. Всегда была цель, к которой я стремился, я ведь очень хотел стать актером. А сейчас интерес исчез, и все как-то в жизни погасло… Я вообще не понимаю, к чему мы идем. Нет у людей какого-то духовного направления. Материальный мир нас проглотил, окутал, как паук муху. И мы не можем из этого выбраться. Дух стремится вырваться из оков материального мира, а мы ему не позволяем, душим… Все нервные стали, понастроили городов, живут в куче. Поехали бы в Сибирь, такие просторы! Сколько грибов, ягод! Охота! Нет, в Москву… Как "Три сестры". А это же пекло. Не представляю, как тут люди живут.

- Вы же сами городской житель. Хотя, конечно, Вильнюс и Москву не сравнить.

- Зато летом я за городом. Село, природу я очень люблю. Все детство мое прошло в деревне. Я не городской. Село мне ближе гораздо. В огороде могу своими руками копаться, что-то выращивать. Два улья есть…

Регимантас немного оживляется. Наши попутчики вступают в разговор, хвалят его за отыгранные сцены, ругают за пессимизм, и он вроде бы соглашается и улыбается такой знакомой обаятельной улыбкой... Позже я встречаю его на съемочной площадке, уже в образе. Он собран, подтянут, и ничто не выдает в этом высоком, все еще статном пожилом мужчине его грусти и неуверенности в своем сегодняшнем и завтрашнем дне...

P.S. Перед публикацией материала режиссер фильма "Вкус граната" Нонна Агаджанова прокомментировала интервью артиста. Хочется привести ее слова - без них портрет Регимантаса Адомайтиса будет неполным: "Жаль, что он так пессимистичен. Но какой молодец, ничем не выдал своего настроения на съемках. А про синопсис лукавит. И сценарий, и текст он знал назубок, в отличие от некоторых молодых актеров, даже оспаривал какие-то вещи в сценарии. И сыграл он, как всегда, БЛИСТАТЕЛЬНО!"

Людмила Хлобыстова, RUTV.ru