Новости

Люк Бессон: "Пятый элемент" я придумал в 16 лет

Почти две недели прожил в Москве Люк Бессон. Перед режиссером стояла не простая задача посмотреть все конкурсные фильмы Московского международного кинофестиваля – мэтра французского кино выбрали на пост председателя жюри кинофорума. А под конец ММКФ Бессон представил на суд первых российских зрителей свою новую картину "Необычайные приключения Адель".

Ради того чтобы объяснить историю Адель и представить свою новую актрису Луизу Бургуэн, Люк Бессон был готов даже общаться с журналистами. Единственным его условием (кстати, вполне понятным) была просьба посмотреть сначала фильм. И вот в 1912 году в ночном Париже взмывает к луне птеродактиль, вылупившийся из яйца в Музее естествознания. Тем временем странная, порывистая и угловатая девушка Адель Блан-Сек (Луиз Бургуэн) отправляется в Египет. И отнюдь не на поиски сокровищ, ей требуется мумия древнеегипетского врача: лишь он, по мнению Адель, может спасти ее сестру от неизлечимой болезни.

Не беда, что сам доктор некоторое время мертв - его, конечно же, можно будет легко оживить с помощью магии, птеродактиля и любви. Об остальном - работе с актерами, выборе сюжетов, дружбе со Спилбергом и приоритетах в кино Люк Бессон поведал лично.

- Господин Бессон, у вас есть свой метод работы с актерами? Что вы от них требуете в первую очередь?

- Главный секрет при работе с ними - это хлыст (смеется). На самом деле, главное - проводить  с артистами как можно больше времени. На них лежит большая ответственность – они работают лицом. Так что я стараюсь как можно больше разговаривать с ними, устранять все технические проблемы, давать им как можно больше свободы в творчестве. Но самое главное – правильно выбрать артистов. Если вы работаете с талантливыми и умными людьми, все остальное  легко.

- Как вы нашли  главную героиню?

- У Луизы была своя передача на телевидении, где за несколько минут она успевала переодеться пару раз и сменить несколько имиджей. И однажды я подумал, что раз у нее получается перевоплощаться, наверняка справится с ролью в кино. Но, прежде, чем приглашать ее в мой проект, я хотел убедиться, что она  хороший человек, потому что я уже слишком стар для того, чтобы работать с идиотами. Актеры в большинстве случаев эгоцентричны, и зачастую они приходит на съемки, руководствуясь неправильными причинами - в погоне за наживой, за славой. И если в их жизни что-то не складывается, они скандалят и валят на режиссера, что сыграли плохо. Работающие со мной актеры должны иметь моральные устои, уважать себя и режиссера, вовремя приходить на съемки и безоговорочно выполнять работу. И, конечно, они должны уметь отстаивать своих персонажей.

- Почему вы решили экранизировать графические романы, то есть комиксы? В чем их притягательность?

- Я довольно давно вставляю в свои картины смешные моменты. Их много, к примеру, в "Пятом элементе" и даже в "Леоне", однако прежде я не позволял себе отвлекаться на развлекательные фильмы. Но сейчас настали тяжелые времена, на дворе кризис, и я считаю, что фильм должны быть как можно легче. У людей и так слишком много проблем, я бы не хотел быть для них еще одной проблемой.

- Почему вы выбрали именно эту книгу?  Из-за того, что у нее есть продолжение?

- Это довольно популярный французский комикс. Конечно, не такой известный, как "Приключения Тинтина" или многочисленные истории про Астерикса и Обеликса, но мне всегда нравилась Адель, и меня заинтриговал ее характер: она сильная, целеустремленная. Кстати, во Франции издано девять выпусков этого романа, и ни в одной из книжек нет закрытого финала. Так что будет ли продолжение, и сколько фильмов об Адель я сниму, пока неизвестно даже мне.

- Вы не собираетесь вернуться к боевикам?

- Мои наиболее упертые фанаты хотят, чтобы я снимал только картины в духе "Никиты" и "Леона". И я обещаю, что как только мир станет немного лучше, я тут же всех переубиваю.

- Есть что-то такое, в Москве, что вдохновляет вас на создание новой картины?

-  Москва – замечательный город, я часто сюда приезжаю и вижу, как здесь все меняется. И все же фильмы о России должны снимать исключительно российские кинематографисты. Вы же сами видите, что получается, когда Голливуд делает вид, будто снимает в Париже: все французы носят береты, таскают здоровые багеты подмышкой и разговаривают странными гнусавыми голосами. Боюсь, что если я буду снимать фильм о вас, у меня тоже получится карикатура.

- Бюджет "Адели" составляет около 25 миллионов евро. Есть ли здесь и деньги государства?

- Государство никогда не помогало мне, даже 25 евро не дало на фильмы. Когда я только начинал, не было никакой поддержки, так как я был никому не известен. А потом мне не помогали, потому что я оказался слишком знаменит. Если честно, государство должно поддерживать кино, потому что кинематография отражает функциональную идентичность страны, а создаваемые режиссерами образы обладают удивительной возможностью перемещаться по миру. Удачный фильм живет в прокате, на DVD, на телевидении 25 лет. Получается, что кино это недорогая реклама  и хорошее капиталовложение для государства с целью прорекламировать свою национальную культуру. Америка поняла это лет 30 назад, и с помощью сериалов и кино они фактически продают свой образ жизни. Не знаю, может быть, я недостаточно француз и создаю имидж, который нашему правительству не нравится, поэтому они меня не поддерживают.

- Вас не раздражает, когда к вам обращаются "мэтр"? Не хочется порой плюнуть на все и уйти на пенсию?

- Обычно я не обращаю внимания на такие вещи. Мне кажется, что любые "звания" не имеют смысла, потому что нет никаких мастеров, мэтров в творчестве. Нет никакой связи между тем, как меня называют, и моей работой, поэтому я не планирую уходить на пенсию. На пенсию уходят, когда нечего сказать. Нельзя провести параллель между возрастом и работой: можно и в 18 лет выйти в отставку, если нечего сказать.

- В вашем фильме есть три отсылки к картинам Спилберга "Индиана Джонс", "Инопланетянин" и "Парк юрского периода". Он играет в вашей жизни какую-то роль?

- Из всех трех только одна была намеренной, но это не цитата, а что-то вроде подмигивания Спилбергу. И даже она не была запланирована. Ну представьте, Париж, ночь, луна, птеродактиль – и мне ничего не остается, кроме как заставить птеродактиля пролететь на фоне луны. А остальное сделано по комиксам еще в 1972 году, то есть задолго до фильмов Стивена. Знаете, с большинством режиссеров у меня хорошие отношения, мы, может быть, больше других представляем себе, какая это адская мука, какой каторжный труд - снимать кино. Поэтому когда встречаемся, радостно приветствуем друг друга, зная, через что прошли.

- Кто оказал влияние на вас, на ваше творчество?

– Я сам влияю  на себя. И, конечно, у меня были мои папа и мама, я ел определенную еду и поглощал интеллектуальную пищу. Так, мне нужно было много читать, чтобы сформировать мою реальность. В результате я сформировался таким, какой я есть, и это отражается на моих фильмах.

- Что вам помогает оставаться молодым?

- Я думаю, мне помогает то, что я очень далек от системы "звезд". Я люблю кататься на мотоцикле, есть гамбургеры с друзьями и остаюсь верным своим корням. Когда человек обрубает их, он получает определенное преимущество – ему легче двигаться вперед, но в то же время легко потеряться. Чтобы снимать фильмы, я должен получать впечатления на улице, а не переходя с одной вечеринки на другую, попивая коктейли.

- Что вам ближе - быть режиссером, продюсером или сценаристом?

- Я больше сценарист. Мне нравится писать. Сценарии - это личное  выражение твоей личности, и в этом мы все равны. Каждый, встав с утра и взяв кусок чистой бумаги, может начать писать. В отличие от режиссуры, каждый может себе это позволить. И я со всей своей карьерой здесь равен любому неизвестному новичку. Я же написал сценарий "Пятого  элемента", когда мне был 16 лет. Я тогда ничего не знал о кино.

Мария Свешникова, RUTV.ru