Новости

Тень, знай свое место

Жоанн Сфар родился в Ницце в семье, где родители с детства приучали детей к любви к сказкам, мифам и легендам. Он принялся рисовать, едва научившись держать карандаш. И, кажется, с детства бредил Сержем Генсбуром. С 15 лет Жоанн ежемесячно отправлял издателям свои комиксы, но письма оставались без ответа. Получив аттестат с отличием по философии, юноша приехал в Париж… спустя три месяца после смерти Генсбура. Сфар отправил издателям комикс о похождениях Соколова (главный герой романа Генсбура "Евгений Соколов" - прим. RUTV.ru) и поступил в Парижскую академию изящных искусств. Там Жоанн посещал курс морфологии, совершенствуя технику, рисуя детей с двумя головами и разных монстров из собрания Этьена Жоффруа Сент-Илера в Национальном музее естественной истории в Париже.

На 23-ий день рождения судьба приготовила живописцу сюрприз: сразу несколько издательств заинтересовались его рисунками. За 10 лет Сфар создал более 150 альбомов, написал несколько романов, снял несколько мультипликационных фильмов и клип Тома Ферсену, получивший главный приз в 2006 году на Международном фестивале анимации в Анси. И только тогда его пригласили на роль режиссера фильма о Серже Генсбуре. Именно на роль, потому что Жоанна как художника "не интересовала правда о Генсбуре. Меня интересуют выдумки". За год режиссер придумал 11 версий сценария к фильму "Генсбур. Любовь хулигана".

Пересказывать сюжет столь же  бессмысленно, как считать сказку исторической правдой. Серж Генсбур жил, любил, ненавидел, искал себя, терял друзей. Зато - преданный женской красоте и женскому телу - постоянно обретал женщин. Бриджит Бардо, Джейн Биркин, Катрин Денев и Изабель Аджани… Пожалуй, одна из самых приятных загадок фильма – понять, почему они его любили, что их соблазняло в нем, что трогало. Ведь Генсбур не был красив, он был слишком худым, слишком бледным, хилым. Возможно, он притягивал внутренней абсолютной красотой, которую удалось передать великолепному театральному актеру Эрику Эльмоснино.

Сказать, что Эльмоснино подошел ответственно к роли – недостаточно. Ради Генсбура он похудел на 10 килограмм, прикратив пить (любую жидкость). И тогда Эрик становится совершенно синим от никотина, а ведь недавно, он бросил курить. Ему также велели научиться играть на пианино, на гитаре, на мандолине и поставить голос - в фильме более 60 музыкальных тем. И вот на экране оживает Генсбур, крутящийся в причудливом костюме по набережным Сены. Генсбур, рисующийся в бистро 60-х. Генсбур под действием наркотиков - сомневающийся и надломленный.

А еще его с детства преследовала собственная Тень – Генсбур любил называть ее Рожей. Существовал ли в голове гения такой персонаж, он сказка или истина – кто знает. В фильме Серж советуется с компаньоном, страдает от его нападок, пытается противостоять искушениям Рожи и периодически берет и побеждает. Будто зная, что в России (откуда и был родом Генсбур) писатель Евгений Шварц давно научился брать верх над призраками. Главное, успеть приказать: "Тень, знай свое место!".

В "Любви хулигана" в роли альтер-эго Генсбура снялся Даг Джонс, прославившийся по научно-фантастическим, фэнтэзийным и фильмам ужасов, где он играл разнообразных нечеловеческих персонажей, с обилием грима: "Баффи - истребительница вампиров", "Хеллбой: Герой из пекла", "Лабиринт Фавна", "Фантастическая четверка-2: Вторжение Серебряного серфера".

- Даг, вы знали о существовании Сержа Генсбура до начала съемок?

- Я был подростком в 70-е. Соответственно, когда я впервые услышал о фильме, имя Сержа Генсбура мне было хорошо знакомо. В США Генсбур был известен, но не так популярен, как в Европе. Однажды мне сказали, что я непременно должен посмотреть на YouTube запись передачи с участием Генсбура и Уитни Хьюстон. Так что впервые я увидел Генсбура в тот момент, когда он делала неприличное предложение знаменитой певице. С одной стороны, я был шокирован, с другой мне захотелось узнать подробности его жизни: что заставило его вести себя так грязно на ток-шоу? Позже, просматривая документальные фильмы, я обнаружил, что он молод, спокоен и крут. Серж был красноречив, будучи даже пьяным в стельку. Это завораживало. Безусловно, были мужчины привлекательнее его, однако он внушал такое доверие и был настолько одарен поэтически и музыкально, что я понимал, отчего самые прекрасные женщины мира оказывались у его ног.

- Как вы решились на роль малопривлекательного существа с неприятным именем Рожа, которое вы играете в фильме?

- Когда я приехал в Париж, чтобы встретиться с Жоанном Сфаром и сделать пробы в костюме и маске Рожи, шофер, встречавший меня в аэропорту, вручил мне пояснительную записку Жоанна, комиксы и 4 DVD. В письме Жоанн просил меня посмотреть документальные фильмы о Серже Генсбуре, чтобы изучить пластику, язык жестов, походку, стиль поведения. Он хотел, чтобы я сделал из всего этого гиперболическую версию, отражавшую жизненный выбор и приоритеты Генсбура. Когда я встретился с Жоанном, он показал мне раскадровки, которые нарисовал к каждой сцене фильма, и я сразу же влюбился в созданный им образ. Альтер-эго, которым он наградил Генсбура и которое мы прозвали Шнобелем, абсолютно мультипликационно. Громадная голова, странные руки с длиннейшими пальцами: и они гораздо в большей степени проживают жизнь, чем сам Генсбур. Я почувствовал, что Рожа - фантастический материал для работы.

- Кем был Рожа для Генсбура?

- Для меня оно с Генсбуром составляет одно целое, как доктор Джекилл и Мистер Хайд. А однажды я понял,  что подобный бесенок сидит в каждом из нас и иногда толкает на непостижимые вещи. Рожа - средоточие творческого начала Генсбура, его невероятной чувственности, возбудимости и - его детские фантазии. Я воплотил все аспекты, сделавшие Генсбура знаменитым и аморальным. А с Эриком мы пытались сыграть нравственное противостояние: я был одновременно музой и всем тем, что он ненавидел в себе. У нас оказались идентичные представления о любви-ненависти, при этом у каждого было и особое отношение к самому себе.

- Долго пришлось приноравливаться к снаряжению?

- После проб в Париже я вернулся в Лос-Анджелес, чтобы изучать документальные фильмы и тренировался играть в облегченной маске Рожи. Я должен был правильно держать голову с огромным носом и ушами и научиться выражать эмоции, не задирая головы, чтобы не демонстрировать только ноздри. За две недели до съемок я вернулся в Париж, чтобы попрактиковаться в игре на музыкальных инструментах огромными пальцами. Будь то пианино или гитара, с накладными пальцами играть было крайне сложно. К счастью, мне помогали превосходные музыканты, они поправляли мои ошибки, если я не попадал в ритм или нажимал не туда. Мне повезло, потому что в детстве я учился играть на пианино и пел, так что у меня, по крайней мере, было чувство ритма. Также я провел много времени, осваиваясь в остроносых ботинках Рожи, чтобы выработать уверенную и грациозную походку.

- Вы и французский выучили?

- Еще бы! Необходимо было подавать реплики Эрику Эльмоснино. Я не знал ни слова по-французски, и меня это ужасно пугало. Я знал, что мое английское произношение никогда не станет достаточно французским, но я по крайней мере старался качественно все произносить, чтобы при дубляже не возникало проблем синхронизации с артикуляцией.

А еще я должен был держать предметы кончиками огромных пальцев, сам их не чувствуя. Я не имел права заступать за отметки на полу, хотя я их вообще не видел. Я должен был запоминать свои перемещения во время репетиций, чтобы не наткнуться на декорации или актеров во время съемок. Я не мог расслышать реплик актеров и указаний Гийома и Жоанна из-за вибрации моторчика в голове Рожи, приводящего в действие глазной механизм. У меня были проблемы с равновесием, потому что на мне были ботинки на огромных каблуках. И мне ежедневно требовалось 5 часов, чтобы нанести грим. Но в этом и состоит моя работа, когда воплощаешь очередное существо.

Мария Свешникова, RUTV.ru