Новости

Павел Санаев: "Я полгода был в подвешенном состоянии"

На экраны страны вышла вторая часть фильма режиссера Павла Санаева "На игре", снятого по мотивам книги Александра Чубарьяна "Игры в жизнь". Картина сделана в жанре боевик и является первым российским художественным фильмом, относящимся к киберпанку. Примечательно, что 90% трюков в фильме исполняли сами актеры.

Согласно сюжету после победы на турнире по киберспорту команда геймеров получает в награду диски с новой игрой "Виртус.Антитеррор". Вернувшись, каждый запустил игру, спалившую домашние компьютеры. Игроманы не сразу догадались, что, пожертвовав "железом", они получили необыкновенный дар, превратившись в супергероев и обретя в настоящей жизни необыкновенные способности. Теперь и в жизни они лучшие бойцы, стрелки и гонщики.

Правда, диски они получили не случайно: компания "Виртус" проводит на  них эксперимент. В результате каждый из геймеров попадает в переделку, из которой спастись можно, только проявив супервозможности. И, конечно, объединившись - либо во имя добра, либо преследуя собственные интересы.

 Накануне релиза Павел Санаев рассказал корреспонденту Rutv.Ru о съемках и актерах, его видении Москвы и эпохи Петра I. А также о важности фильма "На игре" в его жизни.

- Павел, вы не только режиссер, но и сценарист фильма "На игре". Для вас это было принципиально?

- В основе сюжета лежит книга Александра Чубарьяна. Она показалась продюсерам интересной и стала толчком к запуску проекта. И они увидели правильно, потому что сегодня самое главное в кино – найти идею, которой раньше не было. А технически развить сюжет, придумать героев и выстроить между ними отношения – это вопрос владения профессией.

Например, в 50-х годах прошлого века в Америке стал популярен писатель-фантаст Филип Киндред Дик. По его рассказам поставлено огромное количество замечательных фильмов, в частности "Особое мнение", "Бегущий по лезвию бритвы" и "Вспомнить все". Но когда я попытался прочесть его книги, оказалось, что они во многом проигрывают экранизациям. Дик замечателен тем, что он постоянно генерировал интересные идеи, на основе которых можно было вырастить историю.

В нашем случае Чубарьян сделал то же самое. Его идея заключается в том, что обычные геймеры в обычной жизни получают супервозможности своих виртуальных героев. Она вроде бы лежит на поверхности, но даже Голливуд до этого не додумался.

Несмотря на оригинальность синопсиса, снимать по самой книжке было невозможно: в ней не было стержневого развития, фокуса на главных героях, их перерождений, киносцен. Сплошь вал насилия: постреляли одних бандитов, убили других, пришли пятые бандиты и их перестреляли. По каким-то причинам и первые попытки написать по книге сценарий закончились плачевно, так что меня сначала пригласили посотрудничать. Замысел мне показался  увлекательным,  и сценарий будто вырос самостоятельно. В итоге и сам автор остался доволен экранизацией, и те, кто читал книгу и смотрел фильм, признавались, что, с одной стороны, это два разных произведения, с другой - все герои узнаваемы.

- Вы – потомственный москвич. А фильм снимали в Нижнем Новгороде.

- Так и история происходит в небольшом городе.

- Но, кажется, что она вне четкой местности?

- Тому несколько причин, что мы снимали в Нижнем. Во-первых, ребята пытаются изменить свою ситуацию, улучшить положение. В этом смысле попадание в Москву – определенный скачок. Будь они москвичами, продвигаться было бы проблематично. Во-вторых, мне в Москве снимать сегодня неинтересно – она уже вся вылизана, облизана в фильмах. Предыдущую картину "Нулевой километр" я делал в Москве, и куда бы мы ни приходили, везде уже кто-то снимал: Москва-сити, Останкинская башня, набережные, стеклянный мостик, пара сталинских домов… Все - отработанная фактура.

 Нижний Новгород давал, с одной стороны, ощущение мегаполиса, с другой - там было интереснее работать. И такие прекрасные виды: разливы реки, огромные мосты. Плюс у нас была договоренность с администрацией снимать в центре. В Москве это стало бы большой проблемой.

- В фильме нет положительных героев. Вы считаете, что не бывает хороших людей?

- Я бы так не сказал. Хорошие люди существуют, даже в нашем фильме. Есть, правда, один момент: исправляя нанесенное ими зло, они вынуждены совершать в том числе и достаточно подлые поступки. И в этом достаточно новый ход для боевика, когда перед зрителем ставится вопрос – так ли просто исправлять зло? Не приходится ли ради этого слегка замарать руки? Я уверен, что приходится.

Да возьмите любую историческую фигуру, например Петра I, которого все почитают как героя России. Но  какой ценой он приблизил ее  к Европе? Об этом же, но в миниатюре, говорится в фильме "На игре": наш герой совершил сильный поступок - с риском для жизни исправил ситуацию, им же созданную. Он не бросил товарища (Максима), несмотря на предательство последнего. И получил воздаяние за свои поступки.

А насчет того – есть ли хорошие люди, знаете, в сердце каждого человека борются бог и дьявол. И то один побеждает, то другой. И за кем в итоге останется победа – таким человек и останется в памяти. Мы знаем примеры праведников, скатывавшихся до преступлений и преступников, становившихся святыми. Это вопрос борьбы в сердце человека.

- В главных ролях задействованы сразу три мальчика-ученика Сергея Женовача. Существовала принципиальная установка набирать его студентов?

- Подбором актеров занимался не я, а ассистент по кастингу Ольга Дубовицкя. Она отбирала долго, приводила лучших. И если из шести героев половина оказалась его учениками, это говорит только о том, что Сергей Васильевич умеет делать что-то такое с молодыми актерами, что они у него оказываются подготовленными и умеют работать. Значит, его школа настоящая. Знаете, как раньше в старых фильмах говорили: значит, его кун-фу самое лучшее.

- Как вам с ними работалось?

- Прекрасно. Как и со всеми остальными.

- За отрицательного героя в фильме ответственен Виктор Вержбицкий. Кажется, в последние годы становится клише делать злодеем Вербицкого?

- Он сыграл такие же фактурные роли в "Яйцах судьбы" и "Черной молнии" после нашего фильма. Так что и вопрос не к нам. До нас подобные роли он играл в "Дозоре" и в "Личном номере". И сказать, что мы пошли проторенной дорожкой, взяв Вержбицкого, невозможно. На эту роль мы смотрели разных людей, но есть еще такая сложность – у актеров старшего поколения к жанровому кино отношение слегка пренебрежительное. Так что когда они слышат историю по геймеров и стрелялки, когда читают сценарий, он у них вызывает отторжение. Они выше такого кино.

И я очень благодарен Виктору Александровичу за то, что он не занял эту позицию. Он понял, для чего мы это делаем, серьезно обсуждал свою роль. Но настоящим открытием для меня стал один момент: на репетиции он должен был сыграть человека с больным сердцем, и мы позвали врача, чтобы тот подкорректировал сцену для достоверности. И Вержбицкий не встал в позу, не сказал, что он – великий артист, как это говорили многие другие актеры. Он слушал врача и все время был абсолютно искренним, включенным, готовым сотрудничать человеком. Я думаю, что одна из причин востребованности Виктора Александровича - с ним приятно работать.

- В минувшем году в вашей жизни произошло много кинособытий. Что для вас было значимым? Сделали ли вы какие-то выводы?

- Что вы имеете в виду?

- Например, фильм по вашей книге "Похороните меня за плинтусом".

- Я не имею никакого отношения к тому фильму – я просто отдал книгу, и что с ней сделали – то и сделали. Так что и переживаний нет.

Для меня самое главное - выход второй части. Я полгода находился в подвешенном состоянии из-за того, что между первой и второй частью был такой большой перерыв. Но и сделать один фильм оказалось невозможно: будь это история про одного мальчика – все уложилось бы в 90 минут. Но так как ребят было шестеро, и у каждого своя история – получился длинный фильм. Для меня самое главное, что история рассказана, и теперь ее можно понять и воспринять целиком. И мне очень хочется, чтобы те люди, что посмотрели мой фильм не в кинотеатрах, пришли и увидели вторую часть на большом экране.

Мария Свешникова, RUTV.ru