Новости

Сергей Жигунов: "Боюсь развязать войну"

Коренной ростовчанин Сергей Жигунов затеял грандиозные съемки в своем родном городе. Многосерийный фильм "Однажды в Ростове" - гангстерская сага о легендарной банде налетчиков Толстопятовых, основанная на реальных событиях, некоторые из которых отлично помнит сам Сергей. О том, чем интересна эта история и что сейчас происходит на съемочной площадке, мы и поговорили с автором замысла и продюсером картины.  

- Сергей, как родилась идея фильма?

- В 2007 году на экраны вышел сериал "Ликвидация", который все смотрели буквально взахлеб. Я поспорил с продюсером Николаем Картозия, что могу придумать похожий сюжет. И довольно быстро это сделал, вспомнив историю из своего детства о ростовской банде, грабившей сберкассы. Я ростовчанин, я многое знаю об этой банде, и в итоге у меня легко все сложилось в одно целое.

- То есть можно сказать, что своим появлением "Однажды в Ростове" обязан "Ликвидации"?

- "Ликвидация" лишь напомнила определенную тему. Считать этот фильм основоположником жанра нельзя. При всем уважении к Сергею Урсуляку "Ликвидация" совершенно другое кино, нежели "Место встречи изменить нельзя", где совсем иные поднимаются вопросы и темы. Там показан момент перелома, когда одно государство превращалось в другое. Там затрагивается тема моральной ответственности людей, наделенных властью и решающих человеческие судьбы. "Ликвидация" же больше приключенческий фильм.

- Я так понимаю, у вас дело тоже не ограничится приключенческой фабулой. О каком переломном моменте в судьбе государства пойдет речь?

- О Новочеркасском расстреле 1962 года, сам факт которого долго замалчивался. Власти подавили голодный бунт ценой множества жизней, и это, на мой взгляд, было одним из первых шагов к развалу советского государства. Двухсоттысячный город стал свидетелем неоправданной жестокости. Это был период, когда после оттепели неожиданно решили закрутить гайки, а они не хотели закручиваться. Власти сделали шаг назад, возник отрицательный резонанс, который начал расшатывать всю систему…  Мы подняли документы, видели расписки - людей под страхом смертной казни заставили молчать. Трудно представить, что там происходило!

- Но при этом в центре сюжета все же приключения банды неуловимых "фантомасов", а не хроника расстрелов 62-го. Как это все взаимосвязано?

- У нас очень сильный сценарий - замечательная работа Елены Райской. Разные персонажи фильма, попав в расстрел демонстрации, совершенно по-разному себя повели впоследствии. Кто-то встал на путь открытого сопротивления, как Толстопятовы, кто-то ушел в религию. В нашей картине кипят подлинные страсти, разворачивается драма, даже трагедия. На мой взгляд, в фильме нет ни одной проходной роли!

- И эти роли играют звезды первой величины: Богдан Ступка, Константин Лавроненко, Владимир Вдовиченков, Евгений Князев

- Да, у нас в картине снимается огромное количество замечательных актеров. И я абсолютно уверен, что никто из них не пришел в проект просто зарабатывать деньги. На 150 ролевых персонажей был всего один случай отказа: артист Деревянко не захотел сниматься. А так актеры откладывали другие работы, меняли свои графики под нас. Например, Катя Вуличенко, имея ранее подписанный контракт, чтобы сниматься у нас, дней пять ночевала в вагончике, снималась по ночам. Настолько здесь яркий сценарий и интересный сюжет, что отказаться от участия в проекте почти невозможно.

- И вы ведь тоже не смогли отказаться. Сами себя назначили на роль офицера КГБ?

- Формально сам. Яркому персонажу Вдовиченкова (именно он играет предводителя банды) надо было кого-то противопоставить, иначе мы получили бы криминальную историю вроде "Бригады". Так и появился, в частности, мой персонаж, офицер КГБ. Поверьте, я не всегда снимаюсь в фильмах, которые продюсирую. Мне даже как-то неловко, что я как бы вне конкуренции забрал роль, которую мог бы играть кто-то другой. Но это такой значимый проект, что в какой-то момент я понял - пропустить его не могу. У меня были большие сомнения, я дважды пытался отказаться. Мне здесь есть чем заняться и как продюсеру: если говорить откровенно, эта работа может повлиять на мою продюсерскую карьеру, у нее есть шансы на серьезный резонанс.

- Насколько вам важно, что действие фильма разворачивается в вашем родном городе?

- Я люблю свой город, и сейчас я ему какой-то долг отдаю, мне это действительно важно. Все, что я могу сделать для того, чтобы улицы и дворы в кадре были похожи на город моего детства, я делаю. Очень волнуюсь, если что-то не совпадает. Читаю, скажем, сценарий, вижу какую-то Цикуновку под Ростовом, которой там нет в помине, начинаю ругаться. И Цикуновка превращается в Кизитириновку, которую я очень хорошо помню - мы там купались в детстве. Есть такой момент: съемочной группе не понять, а мне не все равно. Но теперь у меня вся студия с картами сидит: названия улиц сверяют, звонят моим ростовским друзьям, уточняют. Все строго.

- Саму историю с "фантомасами" хорошо помните? Вы ведь были ребенком, когда это все происходило…

- Мне было 11, когда их расстреляли, но кое-что я помню. Я знаком с людьми, которые их знали, которые работали с ними на вертолетном заводе. Но в нашем сознании фантомасов было несколько. Фильм с Жаном Маре был страшно популярен, и Фантомас из комедии был почти неотделим от людей, которые вчера в черных чулках на голове бомбили магазин на соседней улице. В сознании это все превращалось в такую киношно-бандитскую кашу… Мы играли во дворе в Фантомаса, писали записочки "К тебе придет Фантомас" - и все это имело двойной смысл. Кстати, когда много лет спустя я снимал программу про Жана Маре и рассказал ему о наших "фантомасах" – он ошалел просто!

- Игры играми, но, наверное, страшно было жить в такой обстановке, когда любой магазин, куда ты зашел на минутку, могли обстрелять?

- Мы не боялись: "фантомасы" грабили государство, а простых людей не трогали. Только если кто-то пытался мешать – палили сразу и без промаха. Из-за этого в инкассаторы никто не шел несколько лет ни за какие коврижки. Вячеслав Толстопятов же был конструктором, он собрал автомат, который есть в Ростове в музее МВД. Говорят, толстопятовскую пушку чеченские боевики взяли на вооружение, где-то она стреляет до сих пор. Наши пиротехники тоже собрали несколько видов этого оружия, но немного по другому принципу, испытали на полигоне. Оно все шмаляет, но собрано из ничего, из раскладушки какой-то! Выглядит, как куча поломанных скрепок, но палит очередями...

- Насколько сложно из современного Ростова делать Ростов 60-х? Приметы современности сильно мешают?

- Начнем с того, что мы снимаем не только в Ростове, но еще в Новочеркасске, Москве, Мариуполе и Севастополе. Не везде остались нужные интерьеры, архитектура. Приходится искать в других городах... Больше всего, как ни странно, мешают пластиковые окна. Кондиционеры и спутниковые тарелки еще можно победить, а вот вездесущие белые окна – это просто беда. Ближнее ретро – это вообще очень сложно для производства, гораздо легче было бы снимать историю Древнего Рима. Только представьте: каждый человек одет в одежду, которой уже нет, но которую все помнят. Все знают, как выглядела майка, часы, штиблеты, кепки. Все помнят троллейбусы, автомобили, грузовики. На достоверность приходится проверять все, даже еду на столе. Когда мы снимали обеды, ужины, я все время устраивал производственные истерики, потому что на столе рядом с виноградом оказывались персики, черешня, клубника. Молодой половине съемочной группы в голову не приходит, что виноград в сентябре созревает, черешня в начале июня, а производственных холодильников и поставок из-за рубежа таких, как сейчас, тогда не было, фрукты долго не хранились.

- И вы вникаете в мельчайшие детали, не допуская никаких условностей? Это же почти нереально…

- А как иначе? Это очень ответственная часть – достоверность происходящего. Вот моему персонажу, например, 2 месяца искали спортивный олимпийский костюм, синий с белыми полосками - таких уже и в природе нет. Но это что! На съемках восстания в Новочеркасске должна быть бронетехника. Не картонные же танки пускать! Тут другая сложность: любые передвижения бронетехники отслеживаются по договоренности, существующей в мире, через спутники-шпионы. И когда к нам на съемки пойдут танки и БТРы, это может быть воспринято черт знает как. В общем, проблемы у нас от поиска треников до того, как двинуть танки, чтобы не началась война в Европе (смеется).

- Как вы вообще отчаялись в наши непростые времена взяться за такой сложный и затратный проект?

- Я начал до кризиса, как всегда. У меня уже был такой опыт. Я делал "Королеву Марго" и "Графиню де Монсоро", в период когда в стране вообще ничего не снимали. До сих пор не понимаю, как я тогда выдержал. А в этот раз проект настолько яркий, настолько перспективный, что у меня даже сомнений не было в том, что я смогу выбраться из этой ситуации как продюсер. Сейчас большую часть расходов на себя взял канал "Россия". На чем-то экономить, конечно, приходится, но до определенного предела. У нас лучший сценарист, режиссер, оператор, работают лучшие камеры, звук, свет, костюмы, композитор. Да, можно было бы скромнее снимать, свернуть дорогие экспедиции, но не хочется, чтобы в результате возникло ощущение, что фильму чего-то не хватает. И я делаю все возможное и невозможное, чтобы проект выглядел достойно. На сегодня я доволен тем, как все складывается. Дай бог, чтобы и дальше так было.

Людмила Хлобыстова, RUTV.ru