Новости

Эмили Блант в новом фильме о монстрах

Актриса Эмили Блант, которую все запомнили как огненноволосую секретаршу Миранды Пристли в фильме "Дьявол носит Прада", приехала в Москву с оскароносцем Бенисио дель Торо, чтобы представить новый совместный проект "Человек-волк". Фильм стал римейком классического хоррора, определившим главные признаки этого жанра. Правда, современная версия несколько отличается от первоначальной – в ней гораздо больший акцент сделан на любовной истории, ответственность за которую легла на хрупкие плечи английской актрисы. В разговоре Эмили Блант призналась, что Москва ее поразила своей красотой, и, показав на брелок-матрешку, спросила: "Это бабушка?". Пришлось научить Эмили выговаривать слово "матриошка". Только после этого она стала отвечать на вопросы.

- Эмили, как вам кажется, почему снимается так много фильмов о монстрах?

- Я думаю, что истории о вампирах и оборотнях затрагивают человеческое сознание еще и потому, что они исследуют процесс подавления скрытых инстинктов. Такие фильмы всегда будут напоминать о "Собаке Баскервилей". Это был период, когда люди много думали о Боге, о смысле жизни. И те, кто жил в небольших городках, верили в мистическое и необъяснимое, что это сверхъестественные силы.

- Вам прекрасно удалась роль героини классического "готического романа". Вы читали подобную литературу?

- Я читала не слишком много литературы этого жанра. Разве что "Грозовой перевал", но он не слишком подходит, и еще какой-то роман, уже не вспомню, как он назывался. Мне скорее интересна эпоха 19-го века, когда становится ясно, что общество уже вынуждено меняться, когда появилась теория Дарвина, и при этом в сельской местности еще полно мистических страхов и "непоняток". Там еще долго предрассудки преобладали над разумом. А слухи и пересуды являлись единственной информацией, как вы понимаете, далеко не всегда верной.

- Ваша героиня Гвен сначала влюблена в одного. Потом его убивает оборотень, и она сразу влюбляется в Лоуренса, которого играет Бенисио дель Торо. Получается, что Гвен – ветреная натура? А вы сами какая?

 - Я-то весьма ветреная - сердцу не прикажешь. А вот что касается Гвен - может быть, в фильме показана запретная любовь, нелогичная. Это захватывает зрителя. Мы с самого начала хотели показать такую любовь, о которой умалчивают, которую скрывают, потому что моя героиня в отличие от меня самой – девушка серьезная. Для нее было непросто влюбиться в другого брата. И мы много думали, как сделать так, чтобы ее любовь не выглядела фальшиво. И однажды мы поняли, почему она влюбилась: поскольку ей не удалось спасти Бена, она переносит свою любовь на его брата, чтобы искупить свою вину.

- В этом фильме вы настоящая барышня викторианской эпохи. Вам больше нравятся костюмные драмы или современные фильмы?

 - Мне нравится все, в чем есть элемент новизны. В костюмных драмах приходится переодеваться, вживаться в роли, где ты обязан вести себя совсем иначе, чем привык. Иной раз даже мыслить по-другому. И это непростая задача. Но учитывая, что я – британская актриса, исторические роли для меня не столько вопрос желания, сколько необходимости, поскольку именно этих героинь мне предлагают играть в театре. Но я не скрываю, что мне нравится внезапно открывать для себя ту или иную историческую эпоху. Так что современность не всегда приятна, другие эпохи иной раз гораздо интересней.

- Но в связи с этим вам приходится постоянно что-то в себе перестраивать?

 - Все зависит от роли. Но в костюмных фильмах приходится помнить, что нужно быть доступной и понятной, чтобы не зарыться в исторических деталях периода. Во все времена эмоции оставались эмоциями, и люди всегда чувствовали одинаково. Конечно, при создании исторических персонажей актерам помогают декорации и костюмы, поскольку они задают определенное настроение, но и здесь важно не заиграться. Чтобы это аура не задавила тебя как актера.

- Как вы относитесь к идее пластических операций?

- Я надеюсь, что никогда не стану обращаться к пластическим хирургам. Я бы хотела выглядеть, как Джеральдин Чаплин, сыгравшая в нашем фильме цыганку Малееву. Вот у нее в весьма почтенном возрасте (Чаплин исполнилось 66 лет) нет ни одной операции или подтяжки.

- Как вы себя оцениваете: вы модница из "Дьявол носит Прада" или душа, способная на самопожертвование?

 - Я надеюсь, что я не похожа на мою героиню из "Дьявол носит Прада". Она же просто сумасшедшая! И хотя я никак не связываю себя с Андреа, люди с которыми я встречаюсь, почему-то думают, что я на нее похожа. Что я стерва. Так что я тем более стараюсь развивать в себе положительные качества. А вот насколько я готова жертвовать собой, чтобы спасти человека – это вопрос. Да и способны ли мы вообще спасти кого-то? Я знаю о том, что многие женщины остаются с мужчинами, даже если те являются насильниками – физическими или моральными. Но почему-то каждая женщина надеется, что если она "перетерпит", то этим спасет любимого. Вроде как надо подождать, и он изменится. А я иногда думаю - а не может ли так быть, что своей жертвенностью мы их портим?

- Способен ли актер на сильные чувства вне сцены, съемочной площадки? Можно ли любить актера?

- Я не могу отвечать за всех, но я помолвлена с актером. И мой жених настоящий, он не фальшивка.
Вообще же и мужчин, и женщин привлекает возможность трансформироваться через профессию, чтобы иметь возможность побыть кем-то еще. И мне это нравится. Как нравится и разнообразие образов. Есть такое расхожее клише, что мы, актеры, оставаясь наедине, перечитываем друг другу Шекспира, заучиваем роли, что мы – узенький замкнутый мирок. Но у меня самые разные друзья: бизнесмены, писатели, спортсмены. Правда, на площадке действительно зачастую возникает атмосфера сюрреализма, где царят особые тесные отношения. В результате это выливается в дисфункиональную семью, так что очень важно научиться отделять себя от этих своеобразных родственников.

- Ваш следующий проект – анимация "Ромео и Джулия", где вы поете с Джеймсом МакЭвоем. Можете рассказать о нем?

- Это мультик-мюзикл, к которому Элтон Джон написал музыку. Он, конечно, сильно отличается от текстов Шекспира, потому что превратился в историю о гномах, и только Бог знает, что получится. Но в ее основу положена история Ромео и Джульетты. Я пою, и это классно. Внезапно я поняла, что мне очень нравится петь. Правда, это так странно - отдавать свои эмоции и голос, а видеть нарисованную героиню.

- Ваш любимый фильм ужасов?

 - Конечно, "Челюсти". Я смотрела его много раз. Там такой потрясающий монолог у Роя Шайдера, когда он пьяный. И такие спецэффекты - они невероятны. Кстати, с тех пор из-за Спилберга я не люблю море и океан.

 Мария Свешникова, RUTV.ru