Новости

Уроки французского для актера с пистолью

Известный театральный актер Евгений Редько, недавно сыгравший Гоголя в фильме Натальи Бондарчук, а в театре перепробовавший самые интересные разноплановые роли - от Воланда и Фигаро до Гани Иволгина и Виссариона Белинского, видимо, подустал от классического репертуара и решил испытать свои силы на более динамичном материале. В историческом детективе "Записки экспедитора Тайной канцелярии", съемки которого идут вот уже третий месяц, обладатель двух премий "Чайка" играет… тайного посланника масонов, прибывшего в Россию XVIII века с необычной миссией. Уж тут есть где разгуляться – роль предусматривает и драки на шпагах, и стрельбу из старинного оружия, и, конечно же, интриги, притворство, умение хитрить и изворачиваться.

На съемочной площадке актер испытывает настоящее воодушевление, но знали бы вы, как это непросто – играть французского авантюриста, ступившего на русскую землю! И если бы не очаровательная напарница шевалье Ля Шанье Мари, в миру Анна Носатова, Евгению и его герою пришлось бы туго. А так печали и радости делят строго пополам: вместе осваивают французский, учатся коверкать русский, держаться в седле, мокнут по ночам под дождем, стреляют по мишеням. По сюжету ведь приходится и от лесных разбойников отбиваться, и строить козни противникам, и надевать на себя десяток масок – и все это на языке Мольера и Руссо! 

Как вы уже поняли, герои Евгения и Анны весьма непросты. Они владеют тайной, которую свято оберегают от посторонних, и из-за этого притворяются совсем не теми, кто они есть на самом деле. 

Анна: Наших героев можно условно назвать тайными агентами, шпионами. Внешне кажется, что они исполняют одну функцию, а на самом деле в этой истории есть подводные течения, и еще какие. Мари и Ля Шанье играют одновременно 25 ролей, могут быть и такими и сякими в любой ситуации. И при милой улыбке пойти и убить человека за секунду!

Евгений: Завесу своей тайны они приоткрывают лишь чуть-чуть, перед самым искренним человеком в этой истории – а это главный герой Иван Самойлов – и то лишь для того, чтобы остаться в живых. От этой двойной-тройной игры, которая к тому же ведется на французском, мозги иногда кипят, честное слово! Причем мы ведь не просто зазубриваем текст накануне – нас еще до съемок стали учить языку. Мы общаемся с носителями, слушаем, как наши реплики должны звучать в разговорном жанре. И не забывайте, что это вам не современный французский, а язык XVIII века! Нет, мы учили французский в театральной школе, и я даже немножко переводил французскую поэзию, которую очень любил. Но это было когда-то, потом все забылось. А тут даже наши консультанты не всегда знают, как произнести текст – настолько там все закручено.

Анна: Мало того, мы еще в фильме говорим на русском с французским акцентом. А имитировать ломаный язык тоже уметь надо. И мы снова консультировались со специалистами, чтобы акцент был правильный. А то ведь знающие люди сразу поймут, где фальшь.

Евгений: Да мы и сами теперь уже чувствуем, где неверная нота. И подсказываем друг другу: "Слушай, вот этот вот звук пропал. А этот ты произнесла, как англичанка". Это интересно, но это, конечно, очень сложно. Особенно, если ты репетируешь сцену в одном темпе, а потом вдруг выясняется, что текст надо произнести мгновенно, раз в 10 быстрее! И ты покорно говоришь: окей, ви…(улыбается).

Анна: С такой скоростью, как мы, не каждый француз говорить умеет! (смеется).

Евгений: И ничего удивительного. Интрига наша – мгновенная, построена на молниеносном принятии решений. И речь соответствует скорости действий.

Анна: В общем, чтобы хоть как-то что-то понимать, я стала язык еще и для себя учить, дополнительно. Третий месяц занимаюсь.

Евгений: А еще она дерется на шпагах!

Анна: Да, я практически киллер профессиональный (смеется). Наши герои вообще очень подкованные и много чего умеют. Ну и нам пришлось учиться. Фехтование началось за месяц до съемок, занятия шли практически каждый день – все эти связки, драки сложные. Мы готовились физически. Но никто не знал, как это будет выглядеть на площадке. Одно дело, когда ты все это в зале репетируешь, другое дело - оказаться в походных условиях. Снимали-то ночью, в холод, под настоящим дождем, на реальных развалинах. Представляете себе картинку? Пришлось ориентироваться на месте, переделывать что-то по ходу дела.

Евгений: А еще мы даже не подозревали, как будет опасна стрельба из настоящего исторического пистолета. Оказалось, что это в буквальном смысле рискованно! И люди, которые передавали нам оружие из рук в руки, очень за нас волновались, говорили: "Так, спокойно, смотри внимательно, вот это никогда не нажимай, так никогда не держи, держи только так, туда не смотри – смотри сюда". Столько было деталей! Чуть что ты не так сделаешь – и получаешь отдачу, порох летит в лицо, в глаза. В хороших исторических фильмах существует такой нюанс: человек выбирает цель и потом сразу от нее отворачивается. Потому что порох, находящийся на полке оружия, вспыхивает в пятидесяти сантиметрах от лица и реально может ранить.

Анна: И каждый раз дождь, грязь, серость, ноги разъезжаются. И сколько дублей надо делать в полную силу. Но это все ерунда, главное - очень интересная эпоха, потрясающий материал. Я прям счастлива, что я в этом проекте работаю.

Евгений: Да, сейчас смотришь какой-то отснятый материал, эту драку замечательную - и она очень здорово смотрится, по-настоящему. И смонтировано так интересно. А это ведь вдобавок ночная съемка, режимная – надо было попасть в короткий период времени между заходом и восходом солнца. Успели, все ухватили. 

Анна: Дай бог, чтоб и дальше так было, чтобы все сложилось. Так хочется посмотреть уже готовую картину!

От себя добавим, что съемки будут продолжаться до конца ноября. А по окончании периода монтажа и озвучания ленту смогут увидеть и оценить зрители телеканала "Россия" - следите за анонсами!

Людмила Хлобыстова, RUTV.ru