Новости

Анатолий Лобоцкий: "Не нахожу в себе куража"

На Патриарших прудах снова творится всякая чертовщина и чудеса происходят одно за другим. Дело в том, что на углу, у Патриарших, идут съемки фильма "Гадание при свечах". Возлюбленного главной героини, юной красавицы-"колдуньи", играет главный Дон Жуан театральной Москвы Анатолий Лобоцкий. Здесь, на Патриарших, состоялся наш разговор с актером.

- Анатолий, расскажите, как вам играется в этой истории с "чертовщинкой"?

- Хорошо играется. Материал довольно интересный. Хотя у меня были значительные сомнения, стоит ли мне участвовать в этом проекте, потому что героев такого плана я переиграл выше крыши. Но узнав, что режиссером будет Вадим Клавдиевич Дербенев ("Змеелов", "Тайна "Черных дроздов", "Женщина в белом" - прим. ред.), я согласился. О результате говорить рано, но, надеюсь, это будет не плохо, не скучно и не противно, как зачастую бывает в наших замечательных отечественных сериалах.

- "Гадание при свечах" – это фильм о паранормальных явлениях, об экстрасенсах. Вы верите, что чему-то подобному есть место в жизни?

- Я с этим сталкивался неоднократно и знаю достаточное количество людей с подобными способностями. Так что никаких отрицательных эмоций по поводу сюжета у меня нет. Это можно принимать или не принимать, но это, безусловно, существует.

- А за собой замечали что-нибудь этакое? Хотя бы на уровне особо развитой интуиции?

- Безусловно, замечал. Если мой внутренний голос говорит мне чего-то не делать, я этого не делаю - я привык ему доверять. Я человек рассудочный, но это не мешает мне прислушиваться к моим интуитивным проявлениям.

- А как вы к магии карт относитесь? Гадать-то вы наверняка не гадаете, а вот в преферанс, я слышала, перекинуться не прочь?

- Да, я игрок, и очень это дело люблю. И преферанс, и, если говорить об азартных играх, казино и рулетку. Правда, в казино я играю только за границей – а вот в московских никогда не доводилось, в них я только снимался. Меня привлекает игра как процесс: я испытываю настоящий азарт - но не зашкаливающий, не доводящий до умопомрачения и финансового кризиса.

- То есть в пух и прах проигрываться не приходилось?

- Бывало и такое - но на уровне моего личного пуха и праха. Имений у меня нет, проиграть их нереально, а вот спустить все наличные деньги, которые были при себе, случалось. Ничего в этом страшного не вижу.

- Сложно представить, как вы теряете голову за ломберным столом – вы производите впечатление на редкость спокойного человека. Это действительно так, или вы тот самый тихий омут, в котором…?

- Мне очень хочется верить, что я человек уже спокойный, уравновешенный и умеющий управлять своими эмоциями… Но это не так (улыбается).

- А что за черти "мутят воду"?

- Те же самые, что и у всех. Например, в юности я был страшно ревнив. Сейчас с этим поуспокоилось немножечко. Но остаточные явления все же есть.

- Кстати, о женщинах. Между вашим героем в сериале и его возлюбленной гигантская разница в возрасте. Вас это не смущает? Как вы вообще относитесь к таким союзам?

- (Пауза). Не хотелось бы чувствовать себя педофилом… Надо спросить у Тани Казючиц (исполнительница главной роли – прим. ред.), не смущает ли это ее (смеется). В сценарии такой разрыв замотивирован драматургически. Но вообще я с большим сомнением отношусь к таким вещам, поэтому в итоге все зависит от того, как это будет снято и как будет смотреться на экране. Знаете, мне очень нравится "Лолита" Набокова, но при этом я не поклонник Гумберта и, по большому счету, не приветствую таких браков, романов вполовину моложе. Не приветствую, нет. Но такое бывает.

- Сейчас съемки идут на Патриарших. У вас это место ассоциируется с "Мастером и Маргаритой" или с детективом "На углу, у Патриарших", в котором вы сыграли главную роль у того же Дербенева или с чем-то еще?

- Однозначно с Булгаковым. Но когда я первый день играл в "Гадании" на той же самой точке, где мы снимали шесть лет назад драку с бандитами, и не одну, конечно, для меня это был определенный знак. С этим местом вообще много связано: я и работаю недалеко, и масса есть юношеских воспоминаний по поводу лавочек, свиданий, которые здесь случались. И все же в первую очередь на ум приходит Михаил Афанасьевич. Кстати, хорошо, что здесь не поставили никаких памятников! Этот жуткий примус, который собирались ваять – это же что-то кошмарическое!

- К Патриаршим вы явно не равнодушны. А есть еще любимые места в Москве?

- Я люблю Замоскворечье, где я живу. Да просто Москву люблю, центр, исторические места, Покровку. Есть места, которые я хорошо знаю, их историю. И если у вас будут полтора-два часа свободного времени, я с удовольствием проведу вас по ним и расскажу об архитектуре, истории…

- Просто не верится, что вы родились не в столице. Прожив здесь столько лет, вы, наверное, уже чувствуете себя москвичом?

- Даже не знаю. Я не чувствую себя москвичом и, может, даже россиянином. Я космополит. Мне комфортно там, где я живу, где у меня есть дело, где есть люди, которые мне приятны, вот и все. На первом месте в этом ряду, конечно, работа. Мне хорошо там, где я занимаюсь делом. Это может быть Лондон, Париж, Мадрид, Тамбов, Мичуринск…

- Да, я слышала, что вы любите путешествовать. А куда ездили этим летом? Какая из последних поездок особенно запомнилась?

- Летом я навещал своих родителей, был на даче со своей дочкой. А из запомнившегося за последнее время – Средиземноморское побережье Италии, где я получил огромное удовольствие от того, что понырял и подоставал всякие штучки, осколки амфор старинных. Я умудрился эти осколки даже вывезти в багаже, совершенно спокойно.

- А осенью как вы себя чувствуете? У вас не портится настроение с наступлением холодов?

- У меня такое чувство, что с сокращением светового дня я впадаю в спячку. Мне не нравится просыпаться по будильнику, когда еще солнце не взошло, но приходится. Впрочем, знаете, я люблю ловить рыбу, что обычно происходит в раннее время суток – так что и это для меня не проблема. Что касается настроения, то, несмотря на обилие работы осенью, я нахожу время и для депрессий. Иногда прям хочется упасть в какой-то мощный депресняк, но я себе этого не позволяю. Взрослому мужчине это ни к чему. Это же все ерунда, с которой вполне можно справиться без медикаментозной помощи. А с другой стороны, может, это даже как-то помогает. Мой учитель Андрей Александрович Гончаров говорил: хороший артист – это полумертвый артист, голодный, уставший, невыспавшийся. Вот тогда ему не надо играть, тогда он действует по полной программе.

- Как поднимаете себе настроение в период душевных ненастий?

- Лучше всего помогает смена рода деятельности. Я могу зимой сорваться покататься на лыжах, а летом поехать на рыбалку, залезть на машине в болото по самое не хочу...

- Напоследок традиционный вопрос. Где вас можно увидеть в ближайшее время, кроме как в "Гадании при свечах"?

- Вот-вот должны выйти фильм Владимира Хотиненко "Поп" и сериал "Танго с ангелом".

- А в Маяковке состоится возрождение знаменитых "Забав Дон Жуана" с вашим участием?

- Скорей всего, нет. Во-первых, я думаю, это не нужно художественному руководителю моего театра. А во-вторых, я не уверен, что это нужно мне. Несмотря на то что это – один из моих самых любимых спектаклей. Там есть что поиграть, есть в чем реализоваться актеру. Но существует масса "но" для его восстановления. Сашки Ильина нет (актер, исполнявший роль Лепорелло, ушел из театра Маяковского в 2008-м – прим. ред.), нового человека вводить сложно. Да и я, честно говоря, постарел. У меня возрастной ценз по поводу Дон Жуана был последние лет пять, которые я его играл. Хотя в этой драматургии возраст большого значения не имеет. Но я считал, что после 45 это не совсем корректно. Впрочем, я могу ошибаться, меня многие уверяют, что все это ерунда. Может быть, этого героя и в 65 можно играть, не знаю. Были бы силы, был бы кураж для этого. А я, возможно, этого-то куража в себе и не нахожу…

Людмила Хлобыстова, RUTV.ru