Новости

Эммануил Виторган: "Великую роль в кино я так и не сыграл"

Никитский ("Кортик"), Аркадий Заварзин ("И это все о нем"), Карл XII ("Дмитрий Кантемир"), Виктор Ковров ("Чародеи"), Яков Окулов ("Исцеление любовью"), Петр Морозов ("Волчица") – и это лишь поверхность айсберга из 70 десятков фильмов, в которых блистает один из самых великих актеров современности Эммануил Виторган. А еще в багаже народного артиста России 95 театральных - поистине звездных - ролей. Это вся классика, плюс удивительно тонкие, органичные и оригинальные антрепризные постановки. Такие, как созданный по стихам друга Виторгана Александра Володина спектакль "Стыдно быть несчастливым". Впрочем, и о стихах, и о друзьях, равно как и о работе в театре и в кино Эммануил Гедионович  - у которого в эти дни исполняется 50 лет творческой дейтельности - готов рассказывать сам.

- Эммануил Гедионович, вы приблизились к удивительной, но какой-то неожиданной дате – 50 лет вашего творчества. Вы собираетесь отмечать этот юбилей?

- Раньше ведь было принято считать как трудовой стаж и годы обучения в институте. Тем более что мы – студенты – постоянно выходили на сцену. И все же я никогда не задумывался о том, оказывается, я играю в театре уже целых 50 лет. Стали думать, как справить эту дату. И решили, что самым лучшим будет такой вариант: 25 сентября в Доме музыки я сыграю свой спектакль "Выход".

Спектакль антрепризный. О чем он? Жил-был человек. Родился. Учился. Работал. Женился. Развелся. Так бы и продолжалась его жизнь, похожая на многие. Но однажды прозвучал телефонный звонок и усталый мужской голос в трубке произносит: "Готовься. Твой выход". Странный звонок. Странное предложение. Странная история. Дальше я ее рассказывать не буду, чтобы зритель, который придет, мог сам узнать, о чем он.

Скажу только, что весь спектакль я сделал сам, никого не привлекал - ни режиссеров, ни даже оформителей. И играю один. Так что если будут ругать – то только меня одного.

 - Но слова благодарности тоже лишь вам достанутся?

- И слава пускай только мне достанется. Но знаете, последние годы популярность меня мало волнует: мне безразлично, хвалят меня или критикуют. У меня такая школа, и жизненная, и в профессиональном плане, что я не устаю повторять – мне очень повезло в жизни.

Я поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии, где был просто потрясающий преподавательский состав. Нам было так интересно учиться – мы дни и ночи в институте, забывали о личной жизни (потом-то я, конечно, свое наверстал). Так что я смог получить профессию, о которой мечтал. А какие мне достались партнеры, режиссеры - я могу бесконечно называть эти имена: Мария Иосифовна Кнебель, Леонид Викторович Варпаховский, Георгий Александрович Товстоногов, Леонид Викторович Парпаховский, Андрей Александрович Гончаров.

И вот 25 сентября я буду играть для тех, с кем прожил, с кем работал эти 50 лет – для родных, учителей, партнеров. И для моих зрителей.

- Насколько трудно играть моноспектакли? Не страшно выходить одному на сцену? Вы будете волноваться?

- Страшно? Нет, совсем не страшно. Было время, когда моноспектакли были очень популярны. Так что я решил возобновить эту традицию. Правда, на сцене я не один – со мной будут два моих друга. Знаете кто? Володя Высоцкий и Александр Володин, мы дружили больше тридцати лет. Вот они и будут со мной все время. Володя – в своих песнях...

- А Александр Моисеевич? Он-то не пел.

- А вы знаете о том, что Володин писал прекрасные стихи. Его пьесы известны всем, но мало кто знает, что Александр Моисеевич писал еще и стихи. Поэтому я читаю их, как только выпадает возможность. Например в этом спектакле. Он был удивительным человеком, его даже называли совестью Ленинграда.

Что касается волнения - я до сих пор волнуюсь перед спектаклем, перед каждым выходом на сцену. Переживаю – как получится, удастся ли найти общий язык со зрителем.  За каждый спектакль "Шаман С Бродвея", который, кстати, я тоже поставил сам, я сбрасывал по три килограмма. А на спектаклях Романа Виктюка "Мне от любви покоя не найти" по мотивам пьес и сонетов Шекспира я два раза терял сознание.

- Почему для юбилея вы выбрали именно Дом музыки?

- Сегодня масса антерпризных спектаклей, и все они играются в разных театрах Москвы, иногда даже в клубах, совершенно для этого не приспособленных. В Доме музыки прекрасная акустика и большой удобный зал, достаточный для того, чтобы вместить много зрителей. Я, конечно, играл "Выход" и в совсем небольших помещениях, как, например, в Доме-музее Высоцкого, где зал всего на 150 человек. Но на такое событие, как юбилей, хочется пригласить как можно зрителей, чтобы его отпраздновать с ними вместе.

- Последние годы на праздники подобного масштаба принято приглашать не только друзей и родственников, но и так называемых "селебритис". Вы позовете кого-то?

- Мы многих приглашали посмотреть этот спектакль. Получается, что большинство моих друзей-артистов уже видели "Выход". Я ведь не в первый раз его играю. Так что специально звать никого не буду. Но и прогонять, если придут, не стану.

- А детей, дочь Ксению или сына Максима, внуков - пригласите?

- Все будет зависеть от их графика работы. А вообще-то Максим видел некоторые части - я несколько раз просил его понаблюдать за ходом репетиций и что-то посоветовать. Но на представление никогда не приходил. Так что, возможно, позову Максима.

- Съемки, спектакли, участие в различных программах, театральное агентство, две химчистки – вы когда-нибудь отдыхаете? У вас остается время на сон?

- Я только соучредитель химчисток, я не работаю там. Я в этом ничего не понимаю, просто роспись свою поставил на документах вместе с моей женой Ирочкой и нашим другом, живущим в Берлине. Все организовала Ирочка. Она вообще работает без продыха. И это помимо театрально-концертного агентства "Ир-сервис", которое занимается организацией праздников, презентаций и творческих вечеров. Кстати, вы знаете, что благодаря Ирочке возродился "Виторган-клуб" - мы его еще с Аллочкой организовывали? И теперь он снова открылся.

Ирочка меня спасла после того, как Аллочки не стало. Они даже во многом похожи - Аллочка и Ирочка. Не внешне, а чертами характера: своей добротой, чуткостью, отзывчивостью.

- "Виторган-клуб" - это замечательно. Но ведь в вашей биографии случились лучшие ленинградские театры, московские. Не жалеете, что ушли из театра Маяковского?

- За 50 лет поработал всего в шести театрах: в двух в Ленинграде, недолго во Пскове и в трех московских . Одиннадцать лет я прожил в доме по имени Театр Станиславского, где повстречал потрясающих режиссеров и партнеров: Леонид Викторович Варпаковский, Мария Иосифовна Кнебель, Анатолий Васильев, Сергей Шакуров, Альберт Филозов, Лиза Никищихина, Аллочка Балтер. А потом был Театр Маяковского.

Я не очень люблю говорить об этом, не хочу обсуждать за спиной того человека, из-за которого я ушел. Я 23 года прослужил этому театру, мне повезло участвовать в постановках такого мастера, такого выдающегося режиссера, как Андрей Александрович Гончаров. Характер у него был непростой, но работать с ним было удивительно интересно. Театр был для нас всех домом. Но пришел другой человек - Сергей Николаевич Арцибашев, и обстановка изменилась. Театр умирал. Кроме того, у меня было все меньше ролей. Я просто приходил в театр, сидел там, а потом уходил домой. Но я не мог стерпеть, когда узнал, что спектакль "Женитьба" разыграли на свадьбе, а настоящие жених с невестой участвовали в этой "постановке". Оказывается, какой-то депутат так решил развлечься.

Для меня такие вещи неприемлемы. А потом стало еще хуже: на всех ярусах висели фотографии тех артистов, которые работали в нашем театре. И однажды я узнал, что все они были выброшены как никому ненужный хлам на свалку. Я собрал те фотографии, которые еще можно было сохранить, высказал им все, что я думаю, и ушел. Не сразу, правда, надо было доиграть сезон. Но это было уже совсем другое дело.

- Вы с такой нежностью говорите о театре, что становится понятно: люди делятся на тех, кто является поклонником театра или кино. Судя по всему, театр любите больше.

- Никогда не задумывался на эту тему. Но, наверное, вы правы - мне ближе театр. Тем более что я сыграл в кино около семидесяти ролей самых разнообразных жанров - от музыкальной комедии до психологической драмы. И все же меня почему-то приглашали в основном на роли злодеев.

Могу лишь сказать, что в кино я так и не сыграл свою ту самую, великую роль. Да и с великими кинорежиссерами так и не удалось поработать, а я бы с удовольствием попробовал себя у Михалкова, Сокурова или Германа. Зато с самыми лучшими театральными режиссерами я работал много и с удовльствием. Несмотря на то, что многие из них были очень непростыми людьми.

- Может быть, люди, обладающие талантом, работающие в искусстве только на сцене или на экране, кажутся мягкими, обаятельными. А на самым деле обладают железной волей и сильными характерами.

- Не знаю. У меня, например, характер гораздо мягче, чем у моих героев. Меня даже в детстве "нюней", плаксой звали. Вот и у Табакова характер мягкий, хотя он тоже не режиссер по образованию, а актер.

Но я точно знаю, что не бывает женщин с плохими характерами. Бывает, когда брак распадается, женщину начинают обвинять, что она во всем виновата, что она то не так делала, и другое у нее не получалось. А ты на себя посмотри в зеркало, и сразу все понятно станет, кто в чем виноват. Ты ей изменял? К другой бегал? Так что же ты на нее наговариваешь. Надо быть честным, чтобы потом было не стыдно в глаза смотреть. Тогда и роли придут.

Мария Свешникова, Страна.RU