Новости

Лера Кудрявцева: "Он не нюня!"

Лера Кудрявцева и Алексей Мазурин - одна из самых красивых пар проекта "Танцы со звездами. Сезон-2008". Причем так думают не только зрители, но и члены жюри, каждый раз дающие высокую оценку их выступлениям. А между тем живется ребятам не так уж и просто. Мало того, что Лера, в отличие от многих участниц, имеет весьма отдаленное отношение к хореографии, она еще и повредила спину во время одной из тренировок - теперь телеведущей и актрисе Кудрявцевой приходится ходить в бандаже. Репетировать пара может только по ночам, потому что у обоих танцоров напряженный рабочий график: Лера снимает передачи, а Алексей тренирует пары. Да и представления о межличностных отношениях у них явно разные: Алексей гордо заявляет, что построил патриархат, а Лера верит в равноправие. О том, как партнеры уживаются вместе, мы спросили сначала у сильной половины дуэта, а потом - у изящной. Вот что Алексей рассказал читателям сайта RUTV.
 
- Алексей, расскажите, пожалуйста, как вы придумывали этот танец?
(Речь идет о постановке и выборе костюмов к танцу фридэнс, которые телезрители могли увидеть на канале "Россия" 6 апреля в 18:10 - прим. ред.)
 
- Это был новый танец и для меня, и для Леры. Поэтому здесь была вдвойне сложная ситуация. Когда мы исполняем бальные танцы, я контролирую только ее фигуры, а в данный момент я контролировал еще и себя. Мы очень долго думали насчет костюмов, потому что мы хотели придумать что-то необычное, новое. Но получилось в итоге очень красиво.
 
- Кто у вас в паре главный "костюмер"?
 
- Лера всегда советуется со мной, так как я занимаюсь пошивом платья: ведь я дизайнер, я разрабатываю эскизы. Платье должно подходить не только под танец, но и под музыку, под слова, оно должно быть частью того мини-спектакля, который мы играем. Мы всегда вместе обсуждаем костюмы.
 
- А музыку вы тоже выбираете сами?
 
- Нет, нам дают музыку, и мы не знаем, какой она будет. Мы не знаем даже, каким будет следующий танец: в конце съемочного дня нам выдается диск с фонограммой и говорится, что мы будем исполнять в следующий раз.
 
- Вы всегда довольны музыкой?
 
- Ой, бывают моменты, когда мы недовольны, но потом, когда прослушаешь мелодию несколько раз, понимаешь, что другого варианта у нас все равно не будет. И приходится, как говорится, влюбиться в эту композицию. Вот когда мы готовили танго пиратов, нам музыка совсем не нравилась: мы не знали песню, это не подходило под танго. Но мы выкрутились, и получился, наоборот, наш самый удачный танец.
 
- Как вам с Лерой работается? Насколько она поддается обучению?
 
- Ой, обучению поддается хорошо-о-о! Все постановки, которые мы делаем, изначально ориентируются на нее, на то, что она может и какие движения у нее красиво получаются.
 
- А у Леры уже был какой-то танцевальный опыт до проекта?
 
- У нее не было никакого опыта. Когда она со мной познакомилась, она сказала: "Леша, тебе не повезло, я Буратино, я вообще ничего не умею, кроме как говорить. Это моя профессия, и я лучше с тобой буду разговаривать, а ты будешь танцевать" (смеется).
 
- Каким было ваше впечатление от первых тренировок?
 
- В принципе, нормальным. Была рабочая обстановка. В первые дни, когда мы только познакомились, у нас была большая задача: поставить сразу два танца, так как сместились съемочные дни, и за 10 дней у нас было две съемки. От таких сжатых сроков все участники, наверное, пребывали в большом шоке. Поэтому для каких-то там разборок времени уже не оставалось. У Леры, конечно, были квадратные глаза, она не понимала, "что-куда-идти". Сейчас у нас появились какие-то навыки, нам достаются те танцы, которые уже оттанцевали другие участники. Ей уже намного легче понять, что делать. Но все равно сложности бывают, хочется, чтобы композиция была необычной, не как у всех. Поэтому мы ищем какие-то идеи, элементы в поддержках. Я сторонник того, чтобы танец получился, как шоу. Еще мы стараемся угодить судьям, для этого нужно обязательно танцевать элементы по одному и, естественно, создавать какой-нибудь фейерверк (смеется).
 
- Вы не обижаетесь на судей?
 
- Бывают обидные вещи. Но мы как танцоры-профессионалы уже привыкли к, может быть, недостойной оценке судей. А вот девушкам это, конечно, обидно, потому что они за неделю делают действительно невозможное. Они выходят с новым танцем, не понимают, что это за танец, что им можно передать, что каждое движение должно означать что-то на словах. Это ведь как спектакль для всех: и для зрителей, и для судей.
 
- А кто у вас главный генератор идей?
 
- Я, потому что Лере нравятся мои идеи, ей нравятся поддержки, красивые элементы, трюки.
 
- То есть у вас патриархат?
 
- Да (гордо).
 
- Как вы сами оцениваете свои шансы на победу?
 
- Здесь очень непредсказуемая ситуация. Можно рассчитывать на одно, а потом получить другое. Например, если мы надеемся на какой-то танец и понимаем, что мы готовы и на все сто уверены в нем, он не всегда удачно получается. Это может быть из-за волнения: Лера всегда волнуется.
 
- Как часто вы тренируетесь?
 
- Каждый день - это обязательно, потому что времени и так мало. Сейчас видно, что от танца к танцу все участники делают большой прогресс. Если посмотреть первую передачу и, допустим, последнюю, видно, что танец у всех уже намного сильней. А поэтому и задачи выше, и нужно больше работать. Но мы обязательно должны потренироваться раз в день, пусть даже ночью.
 
- Вы спать-то успеваете?
 
- Спать? Ну это нельзя назвать полноценным сном - 4-5 часов! (смеется). Но и это хорошо уже.
 
- А вы тоже, как и Лера, заняты чем-то помимо проекта?
 
- Да, конечно, я работаю: тренирую профессиональные пары, которые участвуют в соревнованиях. Так что я тоже бегаю, стараюсь успеть и на работе, и здесь. Сейчас как раз начинаются все первенства, все чемпионаты, и я не могу бросить свои пары. Но ничего, мы стараемся справляться с этим.
 
- Вы с Лерой подружились?
 
- Да, я очень рад, что Лера со мной танцует. До этого я ее видел на экране, но лично не был знаком, и она мне импонировала. Мы очень хорошо понимаем друг друга, у нас общие идеи. Когда мы не успеваем, мы можем на всю ночь остаться, чтобы доделать до конца какие-то элементы. Она очень ответственно к этому подходит, и, если что-то не доделано, она сама говорит: "Так, - а мы завтра утром должны уже на съемке быть, - мы все равно идем ночью, до двух - до трех занимаемся".
 
***
 
Не менее занятой и в то же время увлеченной проектом выглядит и Лера. Мы говорили с ней по телефону, когда она ехала к врачу со съемки (найдите десять различий между словами Алексея и Леры!)
 
- Лера, как вы придумывали последний танец?
 
- Фридэнс у нас на проекте ставят хореографы, потому что партнеры, с которыми мы танцуем, - бальники. А фридэнс - это вольный стиль, джаз-модерн. Ни я, ни наши партнеры к джаз-модерну никакого отношения не имеют. Поэтому танец нам ставил хореограф Игорь, который, как я знаю, работает во МХАТе.
 
- Какие элементы дались вам сложнее всего?
 
- Мне было тяжело все. Во-первых, у меня большие проблемы со спиной, которую я сорвала на проекте. У меня воспаление межпозвоночного диска, поэтому гнусь я с трудом и хожу в бандаже, и танцевала я тоже в бандаже. А во-вторых, это такой танец, в котором на самом деле все сложно. Когда смотришь со стороны, кажется, что это легко. А на самом деле там все: пяточки-носочек-голова-рука, на руках пальцы - должны быть согнуты так, а не иначе. На таких мелочах танец и строится. Поскольку все делается мимоходом, это незаметно, но это обязательно нужно делать. Так что танец тяжелый, хоть и делается на медленную музыку и ритм раз-два-три-четыре.
 
- Лера, а кому в голову пришла идея костюмов?
 
- Мне. Все костюмы придумываю я.
 
- А Алексей мне сказал, что костюмы придумывает он…
 
- Да? Нет, на самом деле, если ему так это нравится, пусть это так звучит, но я, честно говоря, не припомню ни одного случая. Я по жизни не доверяю придумывать свои костюмы кому-то другому. Может быть, он имел в виду, что он себе придумывает?
 
То, что мне не понравится, я никогда не надену, так же, как он, если что-то не нравится, никогда это не надевает. Наверное, мы действительно вместе это все обсуждаем. У нас такое совместное творчество. Я рассказываю, что я бы хотела, он - что он бы хотел, и у нас в совместном диалоге рождается костюм.
 
- То есть лидера, который всем управляет, у вас нет?
 
- Нет, в нашей паре точно лидера нет, у нас равноправие. Он меня уже знает: если мне что-то не удается на репетициях, значит, на паркете это не получится точно. Поэтому я говорю ему: "Давай я буду лучше делать те вещи, которые я могу". У нас все как-то, тьфу-тьфу-тьфу, спокойно.
 
- Алексей на вас не ругается?
 
- Он очень мирный. И я честно скажу, мне очень нравится, что у меня такой партнер. Он не нюня, он настаивает на своем. Я могу очень долго говорить: "Леш, давай вот это не будем делать?" Он отвечает: "Нет, это надо, это обязательно". В итоге он все как-то очень удачно решает, и я со всем соглашаюсь. Вот как. Он очень правильно со мной разговаривает.
 
- Лера, какие у вас были впечатления от первых тренировок?
 
- Ужасные. Первым у нас был вальс, который вообще-то считается несложным танцем. А я умирала. Мы вальсировали два круга, и я уже не могла сосредоточиться и поймать точку. У меня кружилась голова, до обморочных состояний. Я ничего не понимала, когда начинала входить в процесс, в котором никогда не была. А потом уже, конечно, начала привыкать к нагрузкам.
 
- Алексей говорит, что вы по ночам репетируете. Откуда берутся силы?
 
- А у меня нет сил. Я сейчас еду со съемок, которые длились с восьми часов утра (разговор с Лерой состоялся около 15 часов - прим. ред.). Сегодня спала четыре часа, а другого времени для репетиций у меня нет, только ночь или вечер. Я уже даже обращаюсь к китайским врачам, и мне все твердят в один голос, что у меня очень сильная усталость. У нас ведь у каждого есть своя профессия. Мы целыми днями на основной работе, а потом по ночам репетируем. Для меня это очень тяжело.
 
- У вас появился любимый танец?
 
- Да, мои любимые танцы - румба и фридэнс. Самые сложные танцы оказались и самыми любимыми.
 
- Вы уже подружились с другими участниками?
 
- Я дружу со всеми девчонками. Наверное, самая моя ближняя - это Танька Лазарева, еще Анфиска Чехова - подружка моя. И Наташка Громушкина мне еще нравится, и Смехова Алика.
 
- Вы же настроены дойти до победы, да?
 
- Ой, нееет! Нет, ну хочется, конечно, но я не настроена, я все равно выше головы прыгнуть не смогу. Леша орет: "Что значит не настроена"? Лешка-то настроен, ему-то легче, а я нет.
 
С танцорами общалась Ирина Бурмистрова, RUTV.ru