Новости

Тодоровский: папа за сына не ответчик

- Я не верю, что какой-то отдельно взятый фильм может взять и перековать человека или изменить его сознание. Но я думаю, что есть возможность взять и показать что-то людям, рассказать и окунуть их в это, чтобы они увидели то, что происходит, со стороны. А амбиции переделывать мир у меня нет. У меня есть желание, видимо, для сегодняшнего кинематографа во многом печальное, все-таки тыкать людей носом во что-то.

- На этой неделе в прокат выйдет мой новый фильм "Тиски".

- Редкий случай: всегда муки с названием происходят, а здесь сразу это называлось "Тиски", и мне ни разу не пришло в голову что-то изменить. Мне понравилось название, потому что вся история построена по принципу сдавливания главного героя, взятия его в тиски - все жестче, жестче, жестче. Я думаю, что нам очень просто было бы жить в этом мире, если бы дьявол был бы всегда с рогами и хвостом, а ангел был бы с крылышками. Но мир давно перепутался. И одна из проблем нашей жизни в том, что дьявол бывает очарователен и обаятелен, не переставая быть дьяволом при этом. А некое добро может быть запущено, нелицеприятно, непривлекательно, но оставаться добром. Поэтому, если мы, например, говорим про образ наркобарона Вернера в исполнении Федора Бондарчука, то это человек очень яркий, харизматически талантливый, обаятельный от природы. Он не играет хорошенького, он такой. Сколько раз я в своей жизни сталкивался с неким злом - и почему-то это зло было жутко привлекательно… обворожительно. И я ловил себя на том, что так хочется быть поближе, так хочется общаться, разговаривать. Иногда даже излить душу. Потому что эти люди, это явление и держится во многом за счет своего обаяния, за счет способности обольщать и привлекать. И, наоборот, персонаж Алексея Серебрякова, человек, который на последней степени надрыва своих вен пытается все-таки дойти до конца и наказать зло - каким-то образом, он может быть человеком, с которым отнюдь не хочется быть рядом. Вот это сложный выбор. Я не делал фильма о простом выборе. Потому что можно делать выборы легкие и простые, но тогда нет повода рассказывать историю.

- Династии в кино естественны. Если ты бесталанен - никакой родственник тебе не поможет.

- Занятие кино - очень такое "занятие напоказ", знаете ли. То есть ты не можешь заниматься кино тихо, один в кабинете. Ты занимаешься в толпе людей, и твоя несостоятельность, если она есть, видна всем. Ты не сможешь быть режиссером, если ты ничего в этом не понимаешь и не наделен этими способностями. Потому что ты будешь постоянно находиться в состоянии тяжелейшей депрессии. Ты выйдешь на площадку, и будут на тебя 100 человек стоять, смотреть, а ты не знаешь, что им сказать… Я знаю очень много киношных детей, которые пошли в кино и не состоялись. Просто эти фамилии обычно не пишут и не называют. Здесь такая же система выживаемости, как и везде, и тут ты не укроешься, и никакой папа за тебя фильм не снимет, сценарий за тебя не напишет, роль не сыграет, свет не поставит. Он не придет на съемки сказать: так, смотри, я тебе сейчас покажу, делай вот так, так и так. А на следующий день кто будет помогать? А послезавтра кто? Поэтому кино - очень свободный вид деятельности.

По материалам программы "Синемания"